Главная → Пресс-центр → Новости
19.04.2013 версия для печати

Доклад Павла Астахова на семинаре органов опеки и попечительства

Доклад Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка П.А. Астахова «Соблюдение права ребенка воспитываться в семье и не разлучаться с родителями как основополагающий принцип государственной семейной политики России» на Всероссийском семинаре «Роль органов опеки и попечительства в профилактике социального сиротства и обеспечении права ребенка на семейное воспитание».

18 апреля 2013 года, Уфа

1. Мы собрались для того, чтобы конструктивно, взвешенно и квалифицированно обсудить проблемы повышения эффективности работы органов опеки и попечительства по профилактике социального сиротства и обеспечению права ребенка на семейное воспитание.

Сохранение и поддержка социального института семьи, создание государством благоприятных условий для выполнения родителями важнейшей социальной функции воспитания детей, предупреждение попадания таких семей в трудную жизненную ситуацию и в социально опасное состояние провозглашены в качестве целей современной государственной политики в сфере защиты прав семей с несовершеннолетними детьми. В Послании Президента России Федеральному Собранию Российской Федерации от 12 декабря 2012 г. подтвержден курс государства на повышение рождаемости и предупреждение социального сиротства, поставлены задачи решения жилищных и материальных проблем молодых семей, реализации программы семейного капитала, предоставления льгот многодетным семьям, создания благоприятных условий для занятости и профессиональной переподготовки женщин с детьми, развития системы дошкольных учреждений.

Это – стратегическое направление государственной семейной политики, закрепленное в принятых в конце 2012 – начале 2013 годов Президентом РФ и Правительством РФ важнейших государственных решениях. Право жить и воспитываться в семье, право знать своих родителей и не разлучаться с ними относятся к основополагающим правам детей, признанным российским законодательством и общепризнанными принципами и нормами международного права.

Конвенция ООН о правах ребенка устанавливает, что семье, как основной ячейке общества и естественной среде для роста и благополучия детей, должны быть предоставлены необходимые защита и содействие, с тем, чтобы она могла полностью возложить на себя обязанности в рамках общества, а ребенку для полного и гармоничного развития его личности необходимо расти в семейном окружении.

Всеобщая декларация прав человека провозглашает, что именно семья является естественной и основной ячейкой общества, и ей должны предоставляться самые широкие охрана и помощь со стороны общества и государства.

Таким образом, подчеркивается, что благополучие ребенка неразрывно связано с правовой защищенностью его семьи и обеспечением прав родителей по его воспитанию и образованию, защите его прав и законных интересов.

В связи с этим уполномоченные по правам ребенка, органы опеки и попечительства, иные профильные государственные органы в своей работе должны быть ориентированы на выполнение следующих задач:

  1. укрепление социального института семьи и возрождение традиционных духовно-нравственных ценностей в сфере семейных отношений и воспитания детей;
  2. обеспечение права ребенка не разлучаться с родителями, жить и воспитываться в семье;
  3. расширение мер государственной и общественной поддержки семей с несовершеннолетними детьми с уделением особого внимания многодетным семьям, семьям, воспитывающим детей с ограниченными возможностями здоровья, а также родителям-инвалидам, воспитывающим несовершеннолетних детей;
  4. выравнивание уровня жизни семей с несовершеннолетними детьми, проживающих в разных регионах России, посредством обеспечения гарантированных на федеральном уровне минимальных стандартов предоставления бесплатных и доступных социальных, образовательных, медицинских и иных услуг детям и семьям с несовершеннолетними детьми;
  5. повышение эффективности профилактической, правозащитной и реабилитационной деятельности государства в сфере предупреждения семейного неблагополучия и защиты прав семей с несовершеннолетними детьми, с привлечением к участию в этой деятельности некоммерческих организаций.

На региональные органы исполнительной власти, органы местного самоуправления возложена важнейшая социальная миссия обеспечения всех необходимых условий, направленных на укрепление и поддержку института семьи, усиление ее воспитательного потенциала, нравственных устоев.

В этой связи на региональные органы исполнительной власти возложена ответственная социальная миссия по организации и проведению мероприятий, направленных на укрепление и поддержку института семьи, усиление ее воспитательного потенциала, нравственных устоев, сокращению масштабов семейного и детского неблагополучия, обеспечению семейного устройства детей, оставшихся без попечения родителей, совершенствованию работы системы органов профилактики, не допуская при этом необоснованного и произвольного вмешательства во внутренние дела семьи, а помогая ей и защищая ее, как основную ячейку общества.

2. Положительным итогом стало принятие региональных законов, целевых программ, региональных стандартов по вопросам охраны прав и интересов детей, что позволило добиться определенных результатов по соблюдению прав детей-сирот, содержащихся в попечительских учреждениях и переданных в приемные и иные замещающие семьи, сокращению сети детских сиротских учреждений.

Благодаря принимаемым государством мерам за последние шесть лет (с 2007 по 2012 гг.) ситуация начала постепенно улучшаться:

  • на 40,0 % сократилось число ежегодно выявляемых детей-сирот (со 124,4 тыс. до 74,7 тыс. детей – в 2012 году);
  • более чем на 24% –количество образовательных учреждений для детей-сирот (с 1770 до 1344 учреждений);
  • более чем на 35% – численность детей, находящихся в этих учреждениях (со 123 тыс. до 79,9 тыс. детей);
  • на 30,4 % – снизилось число детей, состоящих на учете в государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей и нуждающихся в устройстве на воспитание в семьи (со 173,6 тыс. до 120,8 тыс. детей);
  • почти на 64% – число детей, передаваемых на усыновление иностранным гражданам (с 4,5 тыс. до 2,6 тыс. детей).

Если в 2008-2011 гг. отечественное усыновление вдвое превышало иностранное, то в 2012 году – уже в 2,5 раза.

3. В 2012 г. продолжилась позитивная тенденция сокращения числа случаев применения к родителям, не справляющимся с воспитанием детей, такой меры воздействия, как лишение родительских прав. Численность детей, родители которых лишены родительских прав, хотя и остается высокой, однако сократилась с 2010 г. на 19,2 % (64584 в 2010 г., 58791 в 2011 г., 52206 в 2012 г.).

За 3 последние года на 22,0% снизилось число детей, у которых лишены родительских прав оба родителя или единственный родитель (с 43,4 тыс. до 33,8 тыс. чел.).

Такие же тенденции зафиксированы по показателям числа родителей, лишенных родительских прав (снижение на 33,2 % – с 66,0 тыс. чел. в 2007 г. до 44,1 тыс. в 2012 г.), а также родителей, ограниченных в родительских правах (прирост на 56,4 % - с 4,4 тыс. чел. в 2007 г. до 6,9 тыс. чел. в 2012 г.).

И это несмотря на увеличение за прошедшие три года на 6,9 % числа поступивших в органы опеки и попечительства сообщений о детях, находящихся в обста¬новке, угрожающей их жизни и здоровью.

4. В то же время расширяется практика применения более мягкой меры воздействия – ограничения родителей в родительских правах, на период применения которой с неблагополучной семьей необходимо вести серьезную реабилитационную работу по ее выводу из социально опасной ситуации:

  • на 12,3 % возросла численность детей, родители которых ограничены в родительских правах (с 7857 до 8827 чел.);
  • в том числе на 15,0 % – численность детей, у которых ограничены в родительских правах оба родителя или единственный родитель (с 6200 до 7132 чел.)

Приведенные данные свидетельствуют не столько о сокращении масштабов семейного неблагополучия, сколько о направленности государственной семейной политики, ориентирующей органы опеки и попечительства на сохранение биологической семьи ребенка, соблюдение преимущественного права родителей на воспитание своих детей, на оказание семьям, попавшим в трудную жиз¬ненную ситуацию всесторонней помощи и поддержки.

5. Об определенной корректировке подходов органов опеки и попечительства к сохранению кровной семьи ребенка свидетельствует также существенное возрастание:

  • на 45,4 % с 2007 г. – численности родителей, восстановленных в родительских правах (с 1552 в 2007 г. до 2256 – в 2012 г.).
  • на 50,6 % – численности родителей, в отношении кото¬рых отменено ограничение родительских прав (с 718 в 2007 г. до 1081 чел. в 2012 г.).

Указанный вывод подтверждается данными о сокращении за последнее пятилетие более чем на 30% численности детей, отобранных у родителей при непосредственной угрозе жизни или здоровью детей. В 2012 году, по сравнению с 2011 годом, на 9,1 % в целом по России сократилось число выявленных детей – сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в том числе социальных сирот – на 9,9%.

6. Несмотря на достигнутые положительные результаты, численность детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в России остается недопустимо высокой:

– на начало 2013 года на учете состояло 643 757 чел. детей – сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, из них:

  • 516 592 ребенка устроены на семейные формы воспитания;
  • более 104 тыс. детей содержатся в учреждениях интернатного типа;
  • за один только 2012 год выявлено около 74,7 тыс. детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (и это тревожная картина), из них:
  • около 12,7 тыс. чел. – дети-сироты, лишившиеся родителей,
  • более 62 тыс. чел. (83,0 %.) – так называемые социальные сироты, фактически имеющие родителей, но воспитывающиеся в организациях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Отмечается негативная тенденция последовательного, из года в год, возрастания удельного веса численности детей, переданных на полное государственное обеспечение (из расчета от общего числа выявленных и учтенных на конец года детей, оставшихся без попечения родителей): в 2007 году – 23,7%, в 2008 году – 25,0%, в 2009 году – 26,6%, в 2010 году – 28,2%, в 2011 году – 28,4%, в 2012 году – 28,5 %.

За тот же период на 47,9% сократилось абсолютное число детей, переданных на устройство в семью: со 129,6 тыс. чел. в 2007 году до 61,4 чел. в 2012 году. В том числе – на 34,6 % снизилась численность усыновленных детей: с 14,1 тыс. чел. в 2007 году до 9,2 тыс. чел. в 2012 году.

Существенно, на 41,3 %, снизилось число устроенных на воспитание в замещающие семьи детей-инвалидов, оставшихся без попечения родителей: с 1,9 тыс. чел. в 2007 году – 1946, до 1,1 тыс. чел. в 2012 году. К концу 2012 года неустроенными (ни на какие формы воспитания) остались 4 561 детей-сирот, то есть 5,7 % от общего числа выявленных и учтенных детей).

Недопустимо высокой остается численность детей, содержащихся в учреждениях интернатного типа. Согласно данным Минобрнауки России на начало 2013 года из числа состоявших на учете почти 643,8 тыс. сирот 16,2 % (более 104 тыс. чел.) находились под надзором в организациях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Приведенные данные свидетельствуют о снижении активности работы органов опеки и попечительства по устройству детей-сирот на наиболее благоприятные для развития ребенка семейные формы воспитания. При этом на учете в органах опеки и попечительства на конец 2012 года состояли около 13,0 тыс. граждан, желающих принять ребенка-сироту на воспитание в семью, в том числе более 6,3 тыс. человек, готовых усыновить ребенка, из которых всего 2 человека – граждане иностранных государств.

7. Прошу обратить особое внимание присутствующих на съезде специалистов на существенное за последние 5 лет – на 26,0 % снижение количества возвратов в семьи изъятых из них детей (в 2012 г. – 7380, 2011 г. – 8632 чел., в 2010 году - 9471 чел. (для сравнения, в 2009 г. - 9538, в 2008 г. – 9973 детей).

Только за один прошлый год (в сопоставлении с 2011 г.) число таких случаев воссоединения ребенка со своей семьей сократилось на 14,5 %.

О чем это говорит? О неэффективной работе органов опеки и попечительства с неблагополучными семьями, об отсутствии комплексного подхода к такой работе, порой формализме, нереализации индивидуального подхода к выведению таких семей из социально опасной ситуации со стороны государственных органов, органов местного самоуправления.

Сказывается также неразвитость институтов гражданского общества, волонтерского движения, атрофия традиций взаимопомощи в отношениях с соседями, снижение социальной ответственности в обществе в целом.

В некоторых регионах, например, в Р. Татарстан и Ханты-Мансийском автономном округе, такие подходы успешно реализуются, до 80% детей (от общего числа находящихся в социально опасном положении) возвращаются в кровные семьи, до 60% семей выводится из социально опасного положения.

8. В целях укрепления гарантий реализации права ребенка не разлучаться со своими родителями и воспитываться в кровнородственной семье, сокращения практики лишения родительских прав, создания условий для возвращения ребенка в кровнородственную семью и восстановления детско-родительских отношений предлагаю закрепить на законодательном уровне четкие и определенные правовые основания для вмешательства государства в семью с детьми, находящуюся в социально опасной ситуации, включая:

  • конкретизацию и обеспечение эффективными механизмами защиты прав родителей, вытекающих из их конституционных прав и обязанности воспитывать своих детей (ч. 2 ст. 38 Конституции РФ): право общаться со своими детьми, определять их место жительства в предусмотренном законом порядке, осуществлять их воспитание любыми не запрещенными законом способами, руководить их обучением, принимать информированные решения в отношении охраны их здоровья, получать социальное обеспечение для воспитания детей, получать информацию о своих детях, имеющуюся у других лиц, контролировать сбор, хранение, использование и распространение такой информации, строить уклад жизни своей семьи и своих детей в соответствии со своей культурой и мировоззрением;
  • четкую и определенную законодательную регламентацию пределов вмешательства государства в семейные отношения между родителями и детьми и повышение гарантий:
  • права ребенка не разлучаться со своими родителями вопреки их желанию, за исключением определенных законом случаев, когда такое разлучение необходимо в наилучших интересах ребенка,
  • права ребенка не подвергаться произвольному вмешательству кого-либо в его семейную жизнь, его права на защиту от такого вмешательства (ст. 9.1 и 16 Конвенции ООН о правах ребенка);
  • установление в Семейном кодексе РФ четкого перечня родительских обязанностей по уходу, содержанию и воспитанию детей, обеспечивающих их социализацию и исключающих жестокое обращение с ребенком;
  • установление перечня четких критериев отнесения семьи с несовершеннолетним ребенком (детьми) к категории семей, находящихся в социально опасном состоянии; отнесения ребенка к категории несовершеннолетних, находящихся в социально опасном состоянии; определения непосредственной угрозы жизни и здоровью ребенка как основания его изъятия из семьи;
  • более четкое законодательное определение правовых оснований и порядка отмены решений о передаче ребенка в семью;
  • утверждение порядка (регламента) проверки органами опеки и попечительства семей с несовершеннолетними детьми, находящихся в социально опасном состоянии;
  • введение порядка предварительного, до принятия решения о лишении родительских прав, ограничения в судебном порядке в родительских правах родителей, не исполняющих обязанности по воспитанию несовершеннолетних детей, и проведения с ними социально-реабилитационной работы; • уточнение и конкретизацию перечня оснований лишения родительских прав и ограничения в родительских правах, перечисленных в статьях 69 и 73 Семейного кодекса РФ («злоупотребление родительскими правами», «жестокое обращение с детьми»);
  • четкую регламентацию полномочий и ответственности должностных лиц за незаконное или необоснованное изъятие ребенка из семьи.

9. Не могу в связи с этим не высказать свою позицию в отношении принятого 25.09.2012 в первом чтении проекта федерального закона № 42197-ФЗ, направленного на восстановление на федеральном уровне института социального патроната. Его принятие в имеющейся на сегодняшний день редакции может лишь усугубить и так нелегкую ситуацию с российскими семьями, испытывающими проблемы материального, социального и просто человеческого плана и нуждающимися не в деструктивном вмешательстве, а в конструктивной помощи и действенной поддержке государства.

По замыслу авторов законопроекта, институт социального патроната, должен стать правовой основой для своевременного выявления семей с детьми, находящихся в социально опасном положении, и последующего проведения с ними индивидуальной профилактической работы органом опеки и попечительства, при необходимости с участием образовательными, медицинскими организациями, организациями, оказывающими социальные услуги, организациями, для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Хорошо зарекомендовавшие себя в некоторых регионах РФ меры социальной поддержки и реабилитации так называемой «неблагополучной семьи» (в Белгородской, Тюменской области, Краснодарском крае, где действуют программы помощи семье, попавшей в ситуацию социального неблагополучия) должны быть использованы и распространены на всю Россию.

Однако реализация этой вполне здравой и положительно зарекомендовавшей себя идеи воплощена в законопроекте в крайне непродуманных формулировках, предоставляющих возможность государственного вмешательства в семью на основании субъективных оценок органов опеки и попечительства, по первому обращению, в том числе от самих детей в возрасте старше 10 лет.

В законопроекте используются неопределенные, допускающие неоднозначное толкование термины: «семья, находящаяся в социально опасном состоянии», «несовершеннолетний, находящийся в социально опасном положении», «нормальное воспитание и развитие», «отрицательное влияние на поведение» несовершеннолетнего, «достаточные» основания для ограничения или лишения родителей (одного из них) родительских прав.

Отсутствие четких определений этих ключевых терминов, неразработанность объективных критериев их оценки могут повлечь необратимые для семьи последствия, привести к ее окончательному разрушению, обречь детей на сиротство. Правовая неопределенность создает предпосылки для служебных и профессиональных злоупотреблений, носит коррупциогенный характер. Сырые законодательные формулировки способны вновь сделать многие семьи заложниками субъективного мнения конкретного чиновника из муниципальных органов опеки и попечительства. Подобная практика уже доказала свою несостоятельность, а «усмотрение» опеки часто становится главной проблемой в разрешении ситуации с проблемной семьей.

В законе необходимо предусмотреть максимально детализированный механизм (буквально алгоритм) всех действий чиновника, осуществляющего вмешательство в семью, дабы избежать необоснованного или чрезмерного вмешательства в частную жизнь семьи, которая защищена Конституцией России. А при наличии объективных оснований для такого вмешательства – закрепить в законодательстве обязательный порядок осуществления видео-фотосъемки при обследовании семьи и строго регламентированную процедуру проведения такого обследования.

В Законе должны быть четко прописаны и установлены надежные правовые гарантии защиты семьи от произвола и злоупотреблений со стороны чиновников. В связи с этим в законодательном порядке необходимо уточнить критерии отобрания ребенка у родителей во внесудебном порядке при непосредственной угрозе его жизни или здоровью, основания для лишения родительских прав или ограничения в родительских правах.

Такие критерии определил Европейский Суд по правам человека, заключивший, что «государство не может обоснованно подрывать основополагающие человеческие отношения между родителями и ребенком, и установивший, что вмешательство государства в семью обоснованно, если:

a) оно происходит объективно в интересах ребенка;
b) найден баланс между правами родителей (или других близких родственников) и интересами ребенка;
c) оно явно направлено на восстановление отношений между родителями и ребенком;
d) решение судами по семейным делам вынесено быстро (Постановление ЕСПЧ от 13.07.2000 "Дело "Скоццари (Scozzari) и Джунта (Giunta) против Италии").

Соблюдение этих критериев позволит предупредить случаи необоснованного лишения родительских прав, отобрания детей у родителей в отсутствие реальной угрозы жизни и здоровью ребенка, либо когда существующая угроза могла быть устранена иными способами.

Государство должно не только реализовывать надзорные и карательные функции в отношении граждан, не исполняющих свои конституционные обязанности, но и становится помощником, другом и партнером семьи в важнейшем деле – возвращения неблагополучных или попавших в трудную жизненную ситуацию семей с детьми к нормальной жизни, восстановлению в них здорового нравственно-психологического климата, исправлению кризисного материального положения.

Предлагаю изучить и использовать зарекомендовавший себя в некоторых регионах РФ опыт принятия мер социальной поддержки и реабилитации так называемых «неблагополучных семей», в том числе регионального опыта введения социального патроната (например, в Белгородской, Тюменской области, Краснодарском крае, где успешно реализуются Программы помощи семье, попавшей в ситуацию социального неблагополучия).

Пользу могло бы принести, как показывает опыт отдельных регионов, привлечение общественных объединений, иных институтов гражданского общества к работе по оказанию помощи и поддержке семей с детьми, находящихся в социально опасном положении или трудной жизненной ситуации.

Предлагаю в связи с этим обратиться к профильным органам государственной власти и профессиональному научному сообществу с предложением о проработке вопроса о создании института общественного поручительства со стороны общественной, некоммерческой или иной организации (в том числе земляческих объединений, товариществ собственников жилья и др.) в отношении семей, находящихся в социально опасной ситуации.

При этом следует избегать ситуаций, когда благая в своей основе идея установления социального патроната (сопровождения, поддержки, опеки, заботы) над неблагополучной семьей может превратиться в абсолютный антипод, создавая правовые возможности для произвольного вмешательства государственных органов в семью на основе субъективных оценок и нарушения установленного преимущественного права родителей на воспитание своих детей перед всеми другими лицами, установленного ч. 1 ст. 63 СК РФ. Вместе с тем не может не вызвать тревогу то, что благая в своей основе идея установления социального сопровождения, поддержки, опеки, заботы над неблагополучной семьей может создать правовые возможности для произвольного вмешательства государственных органов в семью на основе субъективных оценок и нарушения преимущественного права родителей на воспитание своих детей перед всеми другими лицами.

Мы будем последовательно добиваться соблюдения права ребенка на семью и проживание со своими родителями, что важно для его полноценного развития. Государственная семейная политика должна исходить из принципа приоритетности сохранения семьи, за исключением случаев, когда защиту жизни и здоровья ребенка невозможно обеспечить без его разлучения с родителями.

10. Несмотря на позитивную динамику, численность передаваемых на межгосударственное усыновление российских детей остается значительной. Особую обеспокоенность вызывает значительная численность детей – граждан РФ, передаваемых на межгосударственное усыновление.

На начало 2012 г. в семьях иностранных усыновителей за рубежом воспитывались около 38,9 тыс. российских детей (до 18 лет). По данным Минобрнауки России, в 2012 г. иностранные граждане усыновили более 2,6 тыс. российских детей (для сравнения, российские граждане – 6 565 детей), в том числе: граждане США – 646, Италии – 762, Испании – 502, Франции – 245, Германии – 129 детей.

При этом официальные статданные убедительно опровергают распространенные мифы. По данным Минобрнауки России доля усыновленных иностранными гражданами детей в возрасте старше 7 лет в процентном отношении к общему количеству усыновленных детей сократилась: в 2008 году – 9,8%, в 2009 году – 10,5%, в 2010 году – 11%, в 2011 году – 8,7%, а в 2012 году увеличилась и составила 10,4 % (271 и 2604 детей).

Доля детей-инвалидов в общем количестве усыновленных иностранными гражданами российских детей незначительна и составила: в 2010 году – 4,4%, в 2011 году – 5,2%, в 2012 году – 6,6 %. Например, гражданами США в 2012 году из 646 усыновленных российских детей были усыновлены только 71 ребенок-инвалид.

11. Развитие семейных форм воспитания детей, оставшихся без попечения родителей, в ходе реализации поставленных целей по деинституциализации интернатных учреждений во многих регионах приводит к сокращению числа детей-сирот, находящихся в интернатных учреждениях, и росту числа детей, переданных на устройство в семьи.

Однако, содействуя проведению государственной политики деинституциализации учреждений для детей-сирот Уполномоченным по правам ребенка необходимо обращать внимание на обоснованность принятия на местах решений о ликвидации и перепрофилировании детских интернатных учреждений, остро реагировать на факты конъюнктурного сокращения численности таких учреждений без учета реальных и прогнозируемых потребностей в них.

Следует пресекать с использованием предоставленных полномочий встречающуюся в регионах негативную практику:

  • формального и халатного отношения органов опеки и попечительства, администрации детских учреждений, к передаче детей на различные формы семейного устройства без тщательной проверки лиц, которым дети передаются на воспитание,
  • а также закрытия маломестных детских домов семейного типа, наиболее приближенных к домашним условиям воспитания детей, посредством перевода их воспитанников в многоместные детские дома, имеющие недобор воспитанников.

При принятии на местах решения о ликвидации или перепрофилирования детских учреждений интернатного типа следует учитывать:

  • текущую и прогнозируемую демографическую и социально-экономическую ситуацию на соответствующей территории;
  • сохраняющаяся пока объективная социальная потребность в указанных учреждениях и свободных местах в них;
  • повсеместное распространение случаев освобождения опекунов (попечителей) от исполнения обязанностей по основаниям п.2 и п.3 ст. 39 ГК РФ (в т.ч. по таким основаниям, как ухудшение состояния здоровья опекуна, отсутствие взаимопонимания с ребенком, ненадлежащее исполнение опекунских обязанностей, злоупотребление ими).

Динамика роста отмены решений о передаче детей на воспитание в замещающие семьи в целом неблагоприятна: за последние шесть лет общее количество отмененных решений возросло на 53,1 %, то есть почти вдвое (в 2006 году — 3964, в 2012 году - 6069), из них:

  • на 13,2 % уменьшилось в связи с ненадлежащим выполнением обязанностей по воспитанию детей (в 2006 году – 1011, в 2012 году – 878 решений);
  • на 41,7 % увеличилось по причине жестокого обращения с детьми (в 2006 году — 24, в 2012 году – 34 решения).

В связи с ненадлежащим выполнением замещающими родителями обязанностей по воспитанию детей отменено решений:

  • по договору о приемной семье – 181 (рост на 34% - в 2011 г – 135);
  • в отношении усыновленных детей – 16 (в 2011 г. – 29).

При этом на 9,3% снизилось число решений о передаче детей на воспитание в семью (с 4692 в 2011 г. до 4294 в 2012 г.) отмененных по инициативе самих усыновителей, опекунов, попечителей, приемных или патронатных родителей.

12. Распространены и факты отмены усыновления: в 2012 году отменено 75 решений судов об установлении усыновления, из них 3 в отношении иностранных граждан (в 2011 г. 114 решений судов, 6 – в отношении иностранных граждан):

  • 16 из них – в связи с ненадлежащим выполнением обязанностей по воспитанию детей;
  • одно – по причине жестокого обращения с ребенком.

13. В отношении детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в российских замещающих семьях в период с 2007 по 2012 годы:

  • официально зафиксировано более 18,1тыс. случаев жестокого обращения (при высоком уровне латентности семейного насилия);
  • к уголовной ответственности привлечено 498 усыновителей, опекунов, попечителей, приемных и патронатных родителей за совершение преступлений в отношении принятых на воспитание детей, то есть 2 % от общей численности замещающих родителей (13 тыс. чел.);
  • 398 детей признаны потерпевшими от преступлений, совершенных их замещающими родителями; • по вине 187, привлеченных к уголовной ответственности, лиц дети погибли или их здоровью был причинен вред.

В регионах имеется положительный опыт преодоления семейного неблагополучия, профилактики жестокого обращения с детьми. Так, в Тюменской области успешно реализовывалась Программа по профилактике жесто¬кого обращения с детьми и оказанию им своевременной помощи «Воспитание заботой» на 2010 – 2012 годы, в соответствии с ней открыто 10 служб психо¬лого-педагогической помощи. Предлагаю его сегодня обсудить.

14.
Обобщив региональный опыт работы по профилактике семейного и детского неблагополучия и социального сиротства, мы разработали и внесли на рассмотрение Президента России и Правительства РФ комплекс мер по совершенствованию организации работы органов опеки и попечительства на всех этапах защиты прав ребенка, начиная с оказания профилактической помощи семьям, находящимся в социально опасном положении, в которых родители препятствуют нормальному воспитанию и развитию детей, отрицательно влияют на их поведение, включая:

  • расширение функций органов опеки и попечительства, включение в их полномочия функции оказания помощи семье, находящейся в социально опасном состоянии, и сотрудничество с общественными объединениями в вопросах оказания помощи семьям, оказавшимся в социально опасном положении или трудной жизненной ситуации, и защиты прав детей;
  • совершенствование форм и методов работы органов опеки и попечительств с семьями, находящимися в социально опасном состоянии с ориентацией на решение следующих задач:
  • совершенствование организационно-правовых механизмов выявления и учета семей с несовершеннолетними детьми, находящихся в социально опасном положении, оказания им необходимой помощи.
  • организацию системной коррекционной работы с семьями, находящимися в социально опасном положении, в целях предупреждения случаев утраты детьми родительского попечения и изъятия детей из семьи;
  • совершенствование имеющихся и развитие новых форм индивидуальной профилактической работы с ребенком, проживающим в семье, находящейся в социально опасном положении, и его родителями (законными представителями);
  • законодательной регламентации института семейного патроната в соответствии с социальной потребностью в развитии этого института и с учетом регионального опыта его функционирования.

Соответствующие предложения отражены в разработанной нами Концепции ФЦП «Россия без сирот на 2013-2020 годы», размещенной на сайте федерального Уполномоченного по правам ребенка для публичного обсуждения. Этот документ прошел скрупулезное обсуждение также в целой серии рамках организованных нами с помощью РИА-НОВОСТИ вебинаров с участием широкого круга специалистов в области охраны прав ребенка и семей с несовершеннолетними детьми, уполномоченных по правам ребенка из разных субъектов РФ, представителей общественных объединений, профессионального экспертного сообщества. Системные проблемы в работе органов опеки и попечительства, а также координации деятельности ведомств, отвечающих за соблюдение прав и законных интересов детей после их усыновления, выявили трагические истории пострадавших детей, переданных на иностранное усыновление (в том числе погибших от рук американских усыновителей).

Предлагаю обсудить в рамках настоящего семинара названные и иные проблемы и направления совершенствования государственной семейной политики России.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Статистика

Ненудные советы

Перейти в раздел

Родителям о детях

В этом разделе мы будем делиться с вами опытом родителей в непростом деле воспитания своих детей

Перейти в раздел

Конкурс