Developed by JoomVision.com

Новое в рубриках

Перейти в раздел

Лекционный зал

Перейти в раздел

Перейти в раздел
Перейти в раздел
17.03.2014 версия для печати

Ударные части в русской армии

К 100-летию Первой Мировой войны

«Революционные батальоны волонтеров тыла» были лишь одним из видов новообразований в русской армии, возникших с целью вернуть войскам боеспособность и желание воевать. Другим видом были ударные части, часто также называемые "батальонами смерти".

Правда в первое время не было четкого разграничения между "революционными" и "ударными" батальонами, и современные документы отражают определенную путаницу не только в терминологии, но и фактическом положении вещей. В послефевральской России по инициативе людей с самыми разными целями и убеждениями возникали различные проекты и начинания, без всякой связи и координации, и армия не избежала общей ситуации. Личная инициатива стала в ней проявляться от самого низкого до самого высокого уровня, принимая порой весьма причудливые формы. К разряду последних можно, например, причислить проект верховного комиссара Временного правительства при Ставке В.Б. Станкевича, который предлагал, по свидетельству ген. Деникина, "создание новой стратегии и новой армии путем радикального сокращения ее "до 15-20 корпусов, избранного состава, наполовину состоящих из офицеров, прекрасно снабженных и вооруженных"".

Генерал Василий Иосифович Гурко

Ударные части формировались, главным образом, из так называемых "третьих дивизий", созданных генерал В.И. Гурко в то время, когда он замещал заболевшего ген. М.В. Алексеева на должности начальника штаба Верховного главнокомандующего (окт. 1916 - февр. 1917). Эти части, недавно сформированные и состоящие из большого количества недостаточно обученных солдат и офицеров, стали разлагаться раньше других. Служащие в них патриотически настроенные офицеры и низшие чины, потерявшие какое-либо влияние на разбушевавшуюся солдатню, рады были возникшей возможности создавать особые, ударные части, в составе которых они надеялись продолжать борьбу с врагом.

Инициатором ударных фронтовых частей, как официально одобренных и организованных воинских единиц, стал главнокомандующий Юго-Западным фронтом генерал А.А. Брусилов, поддержанный в своем начинании такими деятелями как подполковник В.К. Мананин и капитан М.А. Муравьев. Поддерживал Брусилова и Комитет Юго-Западного фронта.

 

 

Солдаты из ударных частей

"При многих полках, - пишет ген. Деникин, - организовались свои ударные команды, роты, батальоны. Туда уходили все, в ком сохранилась еще совесть, или те, кому просто опостылела безрадостная, опошленная до крайности, полная лени, сквернословия и озорства полковая жизнь. Я видел много раз ударников и всегда - сосредоточенными, угрюмыми. В полках к ним относились сдержанно и даже злобно. А когда пришло время наступления, они пошли на колючую проволоку, под убийственный огонь, такие же угрюмые, одинокие, пошли под градом вражьих пуль и зачастую... злых насмешек своих "товарищей", потерявших и стыд, и совесть. Потом их стали посылать бессменно изо дня в день и на разведку, и в охранение, и на усмирения - за весь полк, так как все остальные вышли из повиновения" (Деникин. Очерки.... Т.1. Вьш.2. С.138).

Ударные батальоны были успешно использованы командованием для усмирения нескольких крупных военных мятежей: например, на Румынском фронте они обезвредили бунтующие войска 163-й пехотной дивизии, создавшие, под руководством прапорщика Филиппова, независимую "социалистическую республику" со столицей в г. Калуге. На Юго-Западном фронте они разгромили мятеж VII Сибирского корпуса.

Получив некоторое развитие, ударное движение все же сильно тормозилось рядом неблагоприятных обстоятельств. При условиях углубляющейся разрухи на фронте становилось почти невозможно в законном порядке обеспечить новосозданному "батальону смерти" материальную часть. Приходилось прибегать к мерам, граничащим с партизанщиной. К тому же выделение из армии самых здоровых ее элементов и сосредотачивание их в особые, отгородившиеся от прочих части, само по себе ускоряло процессы общего развала.

Крейсер "Адмирал Макаров"

Официальные документы позволяют оценить распространение ударных частей в армии. В приложении к приказу Верховного главнокомандующего № 634 от 15 июня 1917 (ниже: док. № 7), перечислены "части смерти", объявившие о себе к этому числу. Среди них 4 корпуса целиком (2 гвардейских и 2 кавалерийских), 5 дивизий, 32 полка, артиллерийские бригады и дивизионы (артиллерийских частей - большинство), 53 батальона, батареи, роты, эскадроны и один военный корабль (крейсер "Адмирал Макаров"). По данным приказа № 759 от 5 августа 1917г. количество корпусов и дивизий, ставших "ударными", не изменилось, но полков, артиллерийских бригад и дивизионов стало уже 73, батальонов, батарей, рот, эскадронов и пр. – 168, а к крейсеру "Адмирал Макаров" присоединилась канонерская лодка "Храбрый". Хотя рост количества ударных частей продолжался и позже, они до захвата власти большевиками так и не составили значительного процента многомиллионной российской армии.

Канонерская лодка "Храбрый"

Наиболее известной и долговечной ударной частью оказался Корниловский ударный полк, после Октябрьского переворота перешедший в белый стан, в котором он провоевал всю гражданскую войну, вплоть до эвакуации из Крыма в ноябре 1920 г. (летом 1919 г. полк развернулся в дивизию).

В мае 1917 г. генерал Л.Г. Корнилов был назначен командующим 8-й армией на Юго-Западном фронте. Он вполне сочувственно отнесся к мысли помощника старшего адъютанта Разведывательного отделения штаба 8-й армии капитана генерального штаба М.О. Неженцева о создании ударного отряда, который при ожидающемся наступлении мог бы показать пример армии и увлечь ее за собой. Приказом от 19 мая 1917г. по 8-й армии ген. Корнилов разрешил формирование "1-го Ударного отряда при 8-и армии". Капитан Неженцев смог вызвать с фронта шесть опытных офицеров-добровольцев, но основной офицерский костяк отряда составили только что окончившие обучение прапорщики. Первой была сформирована пулеметная команда, и когда она обросла полновесными ротами, генерал Корнилов согласился дать отряду свое шефство. К середине июня формирование было закончено: отряд состоял из двух батальонов по тысяче штыков в каждом, трех пулеметных команд (600 человек), команды пеших разведчиков (сформированной из пленных добровольцев - чехов) и сотни донских казаков для конных разведок.

Генерал Лавр Георгиевич Корнилов

Боевое крещение Корниловский ударный отряд получил 25 июня у деревни Павелечье, во время наступления 8-й армии. В бою отряд показал себя превосходно и взял у неприятеля много трофеев. Его стали посылать на особо угрожаемые участки фронта. Но началось отступление русских частей, быстро перешедшее в паническое бегство. Общая обстановка повлияла и на отряд: одна из его рот отказалась выступить в поддержку 47-й дивизии, главным образом по причине того, что корниловцам, как уже бывало, вероятно пришлось бы не только выручать русские части, но и крутыми мерами заставлять их возвращаться в бой.

22 июля Корниловский отряд стал на отдых в г. Проскурове и приступил к развертыванию в полк. К этому времени он усилился двумя более мелкими частями: Пермским батальоном чести поручика Канышевского и Легионом смерти поручика Кондратьева. Назначенный Верховным главнокомандующим 19 июля, генерал Корнилов подписал 11 августа приказ о переформировании отряда в четырехбатальонный полк (см. ниже док. № 9). Таким образом родился последний полк Российской армии и первый – армии Добровольческой.

За несколько дней до отрешения Временным правительством генерала Корнилова, предпринявшего попытку военной силой водворить в России сильную власть, Корниловский полк получил приказание спешно переброситься на Северный фронт. По пути его эшелоны прибыли в Могилев, где находилась Ставка, и 25 августа генерал Корнилов провел смотр полку. На другой день разразился конфликт между генералом и правительством, и полк вынужденно остался в Могилеве. Но при Ставке тогда находился будущий президент Чехословацкой республики Томаш Масарик, занятый формированием Гуситского корпуса, который должен был состоять из пленных чехов и словаков. Благодаря его посредничеству, опальный полк приказом начальника штаба Верховного главнокомандующего от 10 сентября 1917 г. был переименован в 1-й Российский ударный полк и прикомандирован к 1-й Чехословацкой стрелковой дивизии, находящейся на Юго-Западном фронте. Приказом от 30 сентября он был переименован в Славянский ударный полк, с сохранением всех своих отличий и эмблем, включая надпись "Корниловцы"...

Первоисточник: Новый часовой. 1994, №2. С. 130-140, www.firstwar.info

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Внимание!

Статистика

Ненудные советы

Перейти в раздел

Родителям о детях

В этом разделе мы будем делиться с вами опытом родителей в непростом деле воспитания своих детей

Перейти в раздел

Developed by JoomVision.com