02.05.2012 версия для печати

Священная дружина

125 лет назад в России создана антитеррористическая общественная организация Убийство Александра II вызвало панику и полнейшую растерянность российских властей. Несмотря на отсутствие каких-либо антиправительственных волнений, молодой Император Александр III и правительство пребывали в большом смятении.

Смятение это, помимо теракта 1 марта 1881 года, было вызвано и тем, что арестованный накануне покушения один из лидеров организации "Народная воля" Андрей Желябов уже 2 марта во время допроса заявил, что "ежели с восшествием на престол Императора Александра Александровича ожидания партии не исполнят и она встретит такое же противодействие, то не остановится и в будущем прибегать к таким покушениям и против него". Заявление Желябова приобрело ещё большее значение после обнаружения конспиративной квартиры на Тележной улице. Это было 3 марта. А на другой день нашли подкоп под Малой Садовой.

В правительственных кругах более всего опасались: не будут ли взрывы на Екатерининском канале лишь увертюрой к более страшному и опасному взрыву революции? А наиболее близкие к Императору люди К.П. Победоносцев, Д.А. Милютин, граф П.А. Валуев опасались возможности покушения на молодого царя. У них возникла идея о назначении регента на случай убийства Александра III и вступления на престол его 13-тилетнего наследника Николая Александровича. Первые лица государства искренне полагали, что "Народная воля" мощная организация и полиция перед ней бессильна.

В поисках решения этой проблемы пришли к выводу о необходимости противопоставить революционной организации другую, проправительственную, но основанную на принципах конспирации. То есть, создать тайное общество, богатое, могучее, влиятельное, с задачами добровольной охраны Государя от возможных покушений на его жизнь, проникновения во что бы то ни стало в тайны Исполнительного комитета "Народной воли" с целью полного уничтожения его.

Трудно сказать, кому конкретно пришла в голову эта идея, но уже 12 марта 1881 года в Петербурге с благословления Александра III и при его финансовой поддержке была создана организация, получившая название "Священная Дружина". Великие князья Владимир и Алексей, судя по всему, участвовали в создании этой организации, равно как и обер-прокурор Святейшего Синода Победоносцев, министр внутренних дел граф Игнатьев. Руководство организацией взяли на себя графы Воронцов-Дашков, Шувалов, Демидов, Сан Донато, Левашов.

В самой идее "Священной Дружины" многие из них видели нечто рыцарски-монархическое. Это была первая известная антитеррористическая организация, созданная на общественных началах и при поддержке на самом высоком государственном уровне.

Сам факт создания такой организации свидетельствовал о недоверии высших лиц государства официальным правоохранительным, как бы сейчас сказали, органам. "Священной Дружиной" фактически хотели даже не подстраховать, а подменить работу полиции.

Философ Лев Тихомиров, бывший, кстати, в то время членом Исполкома "Народной воли", но потом перешедший на сторону властей, оправдывая действия правительства в мартовские дни 1881 года, писал: "... полиция, ещё до графа Лорис-Меликова (министр внутренних дел при Александре II - авт.) заявившая себя крайне неудовлетворительно, была при нём окончательно скомпрометирована в общественном мнении. Патриотическое чувство, глубоко поражённое злодейством 1 марта, возбудило мысль общественной охраны Государя. Государь, в виду общего разочарования в полиции, не счёл нужным пресекать это выражение заботливости преданных ему верноподданных, хотя понятно, что в принципе всякие частные общества с такими целями составляют формальное нарушение правильного течения государственной жизни. Но в марте 1881 года нельзя было быть слишком требовательным в отношении формального порядка".

Суть дела, конечно, заключалась не только в нарушении "формального порядка". Правительство искало выход из кризиса власти. Ему нужны были новые и более надёжные средства в борьбе с террором народовольцев. И "Священная Дружина" была призвана стать таким средством.

Структура Дружины


Никто из идеологов и создателей "Священной Дружины" не имел понятия об оперативной работе такого рода, которую они собирались проводить. Организацию законспирировали, как могли, обставив возможно большей таинственностью и мрачностью. Подражали в этом всем известным в то время "тайным обществам": от западных масонов и карбонариев до русских революционных организаций. Внутренняя конструкция "Священной Дружины" была необычайно громоздкой и запутанной. А внешняя форма поражала многими чудачествами и бессмысленностью. Впрочем, возможно, именно это и позволяло создать подлинную конспиративность. По крайней мере, для первых лиц, о которых по сей день ничего точно не известно. Мы не знаем ни имён их, ни фамилий. Только номера.

Был в организации и свой обряд посвящения в дружинники. Он напоминал упрощённый обряд масонов, о котором современный читатель знает по роману Льва Толстого "Война и мир". После совершения обряда "посвящённый" давал расписку, которая отправлялась в верховный орган "Священной Дружины" - Совет первых старшин, состоящий из пяти человек. Каждый член общества при зачислении в его ряды получал свой определённый номер, которым и обозначался во время всех своих действий, связанных с организацией.

Руководители общества, - члены Совета, - были первыми 5-ю номерами и составляли первую степень "братьев". (Обращение "брат", принятое в организации, тоже, очевидно, пришло от масонов). Остальные члены дружины по своей деятельности разделились на два отдела. Первый отдел, имевший "специальное назначение" и состоявший под непосредственным ведением Совета, занимался организацией работы, руководил, разрабатывал план деятельности, выносил решения. Сообразно этому из членов первого отдела составлялись административные и руководящие органы Дружины - Центральный комитет (ЦК), Исполнительный комитет (ИК) и Организационный комитет (ОК). Этот отдел находился в Петербурге и насчитывал около 100 членов, носивших номера от 6-го до 105-го (2-я степень "братьев"). Чем выше и значительнее была инстанция, тем более она была законспирирована. Несомненно лишь то, что Исполнительный комитет ведал агентурой, Организационный - устройством "Священной Дружины". Во главе этих организаций был ЦК - высшее учреждение, состав которого должен был оставаться неизвестным даже для членов Исполнительного и Организационного комитетов.

Взаимоотношение ЦК и Совета первых старшин были совершенно необъяснимым. Совет до сих пор является неким неуловимым органом. Среди наиболее известных и деятельных дружинников нет ни одного, кто имел бы номер члена Совета; граф И.И. Воронцов-Дашков, центральная известная фигура общества, имел № 6, граф Левашов - № 7, граф Шувалов - № 8. Невольно напрашивается вывод, что в состав Совета входили лица, не принимавшие активного участия в делах "Священной Дружины", занимавшие лишь особенно почётные места и по своему положению имевшие право верховного руководства.

Всем "братьям" разрешалось иметь агентов для собирания сведений о революционерах, но агенты не должны были знать о существовании общества.

На содержание "Священной Дружины" и её агентуры было выделено 3 млн рублей из личных средств Александра III. При этом принимались пожертвования от членов Дружины, а также отпускались деньги из бюджета министерства императорского двора и уделов. Каждый член общества получал жалованье и командировочные на разъезды. Деятельность дружинников не должна была сливаться с деятельностью государственной полиции, усилия которой признавались недостаточно эффективными.

В июне 1881 года общество настолько окрепло, что организовало охрану царя и его семьи во время поездок по России. К тому времени в числе дружинников были уже и профессионалы из чинов полиции. В Москве, Нижнем Новгороде, Ярославле и Рыбинске они отработали столь тщательные меры по охране первых лиц государства, что и позднее никто не мог придумать лучшего. В царствование Николая II такие же меры были приняты ещё в 22 городах. В охранных подразделениях ЧК - НКВД - КГБ пользовались опытом Дружины практически один к одному.

Агентура при обществе была организована в конце июля. И тогда же созданы четыре агентурные организации, получившие название попечительств: Петербургская, Московская, Заграничная (центр в Париже) и Железнодорожная, подчинявшиеся непосредственно Исполнительному комитету. Во главе этой наёмной агентуры стоял один из "братьев", который все данные передавал высшей инстанции, так называемому попечителю местности - "брату", заведующему всеми делами сыска, наблюдения и расследования в своей местности. Попечитель же сносился уже с ИК и получал через него директивы от верховного органа.

Из "Отчётной записки", найденной в архиве, выясняется точное количество членов "Священной Дружины": 729 человек. И число добровольцев - 14672 человека. По тем временам это была гигантская организация, превосходящая численностью все полицейские силы Империи. Достаточно сказать, что численность знаменитого Охранного отделения составляла лишь 300 человек.

В Москве, Нижнем Новгороде, Ярославле и Рыбинске они отработали столь тщательные меры по охране первых лиц государства, что и позднее никто не мог придумать лучшего.

У нас имеется лишь одно косвенное свидетельство о тех, кто, возможно, стоял во главе "Священной Дружины". В "Дневнике" графа П.А. Валуева есть запись от 8 ноября 1881 года: "Был у Великого Князя по случаю его именин. Из разговора с ним мог заметить, что trio, по его выражению, Игнатьева, Островского и Победоносцева не пользуется его расположением, что он не поклонник "Священной Дружины"...". Из этой записи можно предположить, что обозначенное trio (министр внутренних дел Н.П. Игнатьев, министр государственных имуществ М.Н. Островский, обер-прокурор синода К.П. Победоносцев), управлявшее в то время всеми делами в России, возглавляло одновременно и "Священную Дружину". Видным главой "Священной Дружины" был генерал-адъютант граф И.И. Воронцов-Дашков (1837-1916). Непосредственно после события 1 марта 1881 года он возглавлял комиссию по охране Царя и в начале апреля был назначен начальником императорской охраны.

Лица военного звания составляли почти половину всех членов "Священной Дружины", среди них около 70% офицеров, имевших высшие воинские чины. В самарском отделении Общества начинал свою карьеру и Пётр Аркадьевич Столыпин.

Характерно, что в составе общества было мало представителей интеллигенции. Среди них мы видим лишь деятелей столичной печати. Зато в списке членов "Священной Дружины" представлены практически все знаменитые русские аристократические роды.

Никаких попыток бороться с революционерами их средствами, т.е. террором, не было, по крайней мере, никаких упоминаний об этом в литературе нет, кроме одного - намерения о покушении на П. Кропоткина. Объяснение тому простое: обществом руководили люди слишком высокого звания и положения - продолжатели древних родов, в которых столетиями формировались особые понятия чести, совести и законности. Ударить в спину, исподтишка... Такое было не в их правилах.

Однако "Священная Дружина" впервые в российской практике начала то, что сегодня называют информационной войной. Издавались три органа печати: два подпольных, в Женеве, - "Вольное Слово" и "Правда", - и легальная газета "Московский телеграф". Как всякая война, она диктовала свои правила. В том числе, прикрытие своих манёвров, введение противника в заблуждение и т.д.

Так создавали газеты или ряд газет, которые выглядели как революционные издания, а между тем исподволь, очень тонко, дискредитировали революционное движение.

1 января 1883 года "Священная Дружина" была официально ликвидирована.

Но всё, что ею было создано, включая опыт охраны Царя и его семьи, - инвентарь сыска, газеты и "Добровольная охрана", которая продолжала существовать ещё несколько лет, - не было уничтожено. А это значит, что дело Общества не пропало. Зародившись как общественная инициатива, оно стало делом государственным, со всеми плюсами и минусами такого преобразования.

История "Священной Дружины" - это любопытнейший эпизод в жизни Российской Империи. Это своеобразное выступление на арену политической борьбы определённых общественных кругов для подавления террористической угрозы.

Один из видных дружинников - К.К. Шмидт, подводя итоги деятельности "Священной Дружины", писал: "История не будет иметь малейших поводов к посрамлению деяний общества...".

Александр Черёмин, доктор исторических наук, "Русский Дом"
Источник: http://www.otechestvo.org.ua/main/20064/1406.htm

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Внимание!

Статистика

Ненудные советы

Перейти в раздел

Родителям о детях

В этом разделе мы будем делиться с вами опытом родителей в непростом деле воспитания своих детей

Перейти в раздел

Developed by JoomVision.com