Developed by JoomVision.com

Новое в рубриках

Перейти в раздел

Лекционный зал

Перейти в раздел

Перейти в раздел
Перейти в раздел
07.12.2016 версия для печати

Стенограммы выступлений руководителей федеральных органов на Всероссийском совещании Уполномоченных по правам ребёнка

28-29 ноября 2016 года в Москве по инициативе Уполномоченного при Президенте России по правам ребёнка А.Ю. Кузнецовой состоялось Всероссийское совещание Уполномоченных по правам ребёнка в субъектах Российской Федерации на тему: «Совершенствование деятельности института уполномоченных по правам ребенка в России: проблемы, задачи и перспективы», на котором выступили приглашённые руководители и представители федеральных министерств социального блока.
Предлагаем вниманию заинтересованных лиц стенограммы этих выступлений.

Стенограмма
выступления Министра образования и науки РФ О.Ю. Васильевой

Уважаемая Анна Юрьевна, уважаемые коллеги, которые присутствуют на этом очень важном для нас совещании! Вы знаете, что, прежде всего, главная цель государственной политики в сфере образования, наша конституционная цель – это доступность и его качество. Вы знаете, что основные направления нашей политики в области образования определили майские указы Президента Российской Федерации.

У нас много концепций, которые работают на развитие отрасли. Я назову только самые главные. Концепция общенациональной системы выявления и развития молодых талантов. Это особенно актуально в последние годы. Концепция развития дополнительного образования детей. Стратегия развития воспитания в Российской Федерации на период до 2025 года. У нас две большие самые мощные федеральные программы. Одна – федеральная программа развития образования. Это самая большая программа, которую имеет Министерство образования. Вторая еще одна очень важная федеральная программа, которая так и называется, – «Русский язык».

Хочу сказать, что последние годы мы все с вами отмечаем активность, причем активность, которая растет год от года, всех уровней властей на обеспечение права ребенка жить и воспитываться в семье, защиту прав и интересов детей. Этому тоже способствовал очень важный документ, который вы прекрасно все знаете. Национальная стратегия действий в интересах детей, а также указ Президента №1688 «О развитии семейного устройства детей-сирот», концепция нашей государственной семейной политики.

Несколько слов о дошкольном образовании. Дело в том, что за последние годы благодаря работе федерального центра и наших регионов (это совместная большая работа) сделано действительно очень много. На сегодняшний день мы можем говорить о том, что мы достигли доступности школьного образования в возрасте от трех до семи лет (я подчеркиваю, от трех до семи лет) почти 100%, а точнее 99,2%. Только представьте. С 13-го года по 15-й год включительно из федерального бюджета на модернизацию региональных систем дошкольного образования было выделено 130 миллиардов рублей. Софинансирование регионов составило более 80 миллиардов рублей. В стране было построено 686 детских садов.

Отремонтировано и возвращено в систему 3150. Вообще за время проектов введен один миллион мест в детских садах. Если быть точнее, 1138246 мест. На сегодняшний день, как я уже сказала, доступность 99,2%. Эта доступность обеспечена 100% в 62 субъектах федерации, менее 95% на конец октября в пяти регионах страны (Дагестан, Ингушетия, Тыва, Крым, Севастополь). Здесь обеспечение происходит ниже 95%.

Сегодня ситуация с бюджетом не позволяет продолжать эту программу с большой федеральной поддержкой. Я это подчеркиваю. В 16-м году будут продолжены мероприятия. Еще раз повторюсь, на сегодняшний день мы практически решили все вопросы от трех до семи, кроме пяти регионов, где ситуация ниже 95%. Большая часть продолжения этой работы ляжет на регионы.

Мы прекрасно понимаем, что дети, особенно раннего возраста, любые дети нуждаются в родительском внимании. Ранний возраст – это особый возраст. Министерство поддержало и всячески способствует развитию консультационных пунктов при образовательных организациях. Это пункты, которые обеспечивают сопровождение молодых семей с маленькими детьми. На сегодняшний день в нашей стране действует 7 тысяч таких консультационных пунктов. Статистика достаточно внушительная, потому что у нас есть специальный статистический Департамент, который фактически отслеживает каждое действие этих пунктов. Вообще на сегодняшний день миллион наших граждан в той или иной степени получили квалифицированную помощь.

Теперь очень важно, чтобы вы поняли. Дошкольное образование в нашей стране определяется стандартом дошкольного образования. Это образовательные программы. Наши детские сады постепенно (не могу сказать, что это происходит каким-то наскоком) переходят на эти образовательные программы дошкольного образования, стандарты которого есть.

Что касается проблем. Проблемы, безусловно, есть. У нас на сегодняшний день сохраняется дефицит мест в пяти регионах, о чем я уже говорила, а также рост родительской платы. В среднем по стране, я называю среднюю цифру, не региональную, потому что она может разниться. Вы это знаете лучше меня. Я называю среднюю цифру по стране, которая выросла на 10%, с 1445 рублей до 1591 рубля. Мы пошли по достаточно жесткому пути. У нас руководители регионов лично контролируют решение, вообще все вопросы оплаты в детских садах. Это личный контроль губернаторов о том, что происходит, чтобы знали, у кого спросить, если спрашивать. Губернатор лично отвечает, как руководитель региона, за все процессы, которые происходят с платой за детский сад.

Что мы еще делаем? Мы прекрасно понимаем, вы это прекрасно понимаете, что при той ситуации, когда детские места еще должны в пяти регионах, мы очень надеемся на негосударственное дошкольное образование, на семейные детские сады. Особенно надеемся, что эта негосударственная система и детские семейные сады возьмут на себя заботу о детишках от нуля до трех.

Что касается общего образования, то, конечно, наша главная забота, кроме стандартов и программ, самое главное, воспитания наших школьников, это вопрос, где и как будут учиться наши дети. Начиная с 12-го года, был взят очень четкий курс, во-первых, на повышение доступности образования, прежде всего, места, где наши детки будут учиться. С 12-го года произведен капитальный ремонт, организован подвоз детей во все базовые школы. У нас была решена очень большая проблема. Я говорю об этом с гордостью. Вы мне подскажете, если в каких-то регионах этого недостаточно. Это школьные автобусы. Проблема решалась очень методично, решается и по сегодняшний день. Плюс наши замечательные школы. Вы сами знаете, что наши школы оборудованы, хорошо оснащены. Хорошие лаборатории. Современные стандарты предполагают спортивные залы, бассейны. Самое главное, что мы приняли государственные стандарты общего образования. Уже сейчас я могу сказать об этом с гордостью. С 1 сентября 17-го года не только начальная школа, но и пятые-шестые классы пойдут учиться по новым стандартам.

Что там иного по сравнению с тем, что было до этого момента? Дело в том, что предыдущие стандарты предполагали, прежде всего, компетенции, то есть что ребенок умеет, чему он должен научиться, без содержания того, чему и как мы должны его учить. Вот главная разница. Эти стандарты содержательные. Сначала содержание, потом умение и навыки или модное слово «компетенции», которые из этого исходят. Здесь мы много делаем. Я хочу сказать, что делаем, на мой взгляд, неплохо. Последнее время мы много уделяем внимания личностным результатам, а именно воспитанию в человеке патриотизма, гражданских идентичностей, вообще воспитанию как главному составляющему направлению самого образования.

Известно, что образование – это воспитание и обучение, прежде всего. Надо сказать, что нам очень помог указ Президента о создании нашего российского движения школьников, о котором вы, конечно, осведомлены. Создание этого движения, 300 пилотных школ, которые есть в нашей стране, показывают, что мы двигаемся в правильном направлении, работая с нашими детьми.

Что еще? Мы существенно усовершенствовали (и будем это продолжать) федеральный перечень учебников. Я об этом много раз говорила. На сегодняшний день в списке федеральных учебников 1376. Это очень много. Что касается линейки начальной школы, 450 учебников. Понятно, что это линейки. Это не один учебник для одного класса, это линейка учебников по разным предметам, но это огромное количество учебников, огромное количество возможностей вариативности программ. Я много раз говорила в своих выступлениях, что я не против творчества, более того, поддерживаю его всеми силами, но при одном очень важном условии. Базовое образование равное, одинаковое для всех, потому что это конституционное право, это качество и доступность. Если у вас есть база, а база требует программ, стандартов, единых линеек учебников, по которым учится вся страна.

У нас есть очень хороший пример, когда по поручению Президента был разработан историко-культурный стандарт, на основании этого стандарта были созданы три линейки учебников. До стандарта у нас было 54 вариации учебников по отечественной истории. В чем разница? Подходы абсолютно одинаковые, просто один учебник базовый, другой учебник углубленный, но у нас есть историко-культурный стандарт, опираясь на который написаны учебники истории. 20 вопросов, которые являются сложными, мы вынесли отдельно. По каждому из этих 20 вопросов, там не только новейшая и новая история нашей страны, там медиевистика (средневековье). По каждому из вопросов коллеги пишут дополнительные пособия. У нас есть хороший пример, как потихонечку унифицировать то самое количество учебников. Чего не должно быть? У нас самая главная задача – это единое образовательное пространство. Маленький человек, который уехал с родителями из Калининграда и приехал во Владивосток, должен пойти в школу и продолжать учебу по любому предмету с того места, от которого он покинул. Понятно, да? Разброс программ, разрыв единого образовательного пространства не дает это делать. Министерство уделяет этому большое внимание.

Естественно, у нас есть сейчас электронные учебники. Это обязательно. У нас есть обязательные пособия для учителей. Это все входит в понятие единой линейки. На сегодняшний день мы готовимся запустить еще один большой проект, который имеет название «Российская электронная школа». Что это такое? Это практически контент, наполнение по всем предметам, которые есть в российской школе. По замыслам электронная школа предполагает формирование и планирование уроков в помощь учителям. Электронная школа предполагает очень большой раздел для повышения квалификации самого учителя. Надо сказать, что это очень важно, особенно для отдаленных мест, для сельских школ. Вообще это возможность доступа к тем материалам, которые на сегодняшний день являются очень нужными и своевременными.

Что еще? Дистанционное обучение нам необходимо и для детишек с ОВЗ. Мы хотим, чтобы впоследствии, конечно, это не сиюминутная история, даже не годовая история, чтобы через ресурсы электронной школы мы подошли к пробным экзаменам в 9-м и 11-м классах, которые тоже могут проходить дистанционно для детишек, которые не могут приехать по причине либо здоровья, либо отдаленности местности и пройти сдачу этих экзаменов через «Российскую электронную школу». Хочу еще раз отметить, подтвердить свои слова, повторить, что это не сегодня, не в этом году. Проект в стадии разработки. Как конечный результат мы планируем, что это будет возможно.

Что еще? У нас в последние два года изменились (я об этом много говорила) процедуры оценки качества образования. Девятый класс – это ОГЭ. То самое ЕГЭ, о котором мы столько с вами говорим. Самое главное, что мы исключили тестовые части с выбором ответов. У нас практически не осталось. В следующем учебном году мы исключаем тестовые части по литературе. Там только творческие задания. Что касается девятого класса, то в перечень обязательных программ и обязательных экзаменов добавляются экзамены по выбору, то есть два обязательных и два экзамена по выбору.

Надо сказать, что с этого года (я уже тоже об этом говорила, мы начали это делать) в 30 тысячах наших школ прошли входящие проверочные работы по математике для второго класса, а в этом году в один день для всей страны мы проведем всероссийские контрольные проверочные работы по тем предметам, по которым не сдаются ЕГЭ, для 11-го класса. Это делается для того, чтобы понять уровень подготовки наших школьников по предметам, которые не входят в сдачу ЕГЭ. Пока это будет добровольно в этом году. Это будет не менее 30 тысяч школ. Со следующего года это будет обязательно. Вы прекрасно знаете, что возможность натаскивания на ЕГЭ, учитель испытывает такое давление, идет натаскивание. Последние два года мы можем наблюдать в отдельных школах, что ученик практически забывает про другие предметы, готовясь только к сдаче ЕГЭ. Такого быть не должно, потому что любая подготовка к ЕГЭ – это фактически подготовка с первого класса. Учеба с первого класса, как учились поколения до нас, как будут учиться поколения после нас. Здесь вопрос проверочных работ встает очень остро. Я думаю, что в этом году мы сможем достойно все это вынести. Главное, потом проанализировать и обнародовать результаты.

На сегодняшний день у нас есть еще одна программа, которая наверняка известна вам в ваших регионах. Это программа строительства новых школ до 2025 года включительно. Это очень правильная программа. Это программа, когда регионы получают субсидии на софинансирование. Она определяет очень жесткие условия. В течение года школа должна быть построена. Это школа по типовому проекту, школа очень хорошая. Это позволяет нам решить две главные задачи. Это вторые смены. Они еще остаются в ряде регионов. У нас на сегодняшний день около 21 тысячи детишек ходят во вторую смену. Самое главное – потихонечку выводить старый фонд, ветхий фонд из школьных зданий.

Хочу также рассказать, что в этом году в соответствии с принятыми на Президиуме Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию приоритетными проектами Правительство должно собирать портфель приоритетных проектов по всем отраслям экономики. Я с гордостью говорю о том, что Президиум одобрил наш проект «Современная образовательная среда для школьников» как стратегический проект. В ходе реализации государственной программы мы потихонечку переходим к дополнительному образованию. У нас решается очень важная задача. К 20-му году стоит задача увеличить количество детей от 5 до 18 лет, которые обучаются по дополнительным образовательным программам, до 70-75% охвата, то есть увеличить охват дополнительного образования до 75% к 20-му году.

На сегодняшний день данные тоже хорошие. На конец 2015-го года 67% детишек были охвачены дополнительными программами. Большая часть из них по данным опросов и мониторингов проходит в школе, на базе школы. Я просто приведу цифры. В среднем на базе школы мы имеем на бюджетной основе 65,1 возможных образовательных программ, а в среднем по стране 74,6, что превышает цифры 14-го года. Выступая на совещании перед работниками дополнительного образования (это удивительные люди, потому что они преданы тому делу, которое они делают), я дважды делала такое предложение, зная о том, что большая часть дополнительного образования проходит на базе школы. Наверное, вы со мной согласитесь, что должен быть обязательный минимум нашей кружковой работы. Бесплатное допобразование наши детишки должны обязательно посещать.

Во-первых, это то, что развивает, прежде всего, интеллект. Это шахматы, которые ничего не стоят, но очень многое дают. Это обязательно возможность технического творчества. Это обязательно спортивные секции и спортивные занятия. Это музыкальные занятия. Самые простые – это хоровое пение или ансамбль, какой-то маленький оркестр. Школа в состоянии его содержать. Пятое, последнее, что обязательно должно быть, потому что мы постоянно должны помнить об этом, это литературные, театральные кружки, школьные театры, которые, прежде всего, развивают детей (эстетическое развитие), во-вторых, приобщают к тем литературным традициям, которые имеет наша страна, которые мы обязаны хранить и восполнять.

Нам очень важны в этом вопросе сельские школы, потому что сельские школы на сегодняшний день – это социокультурные центры. Это реально так. Очень важно, что почти две третьих всех дополнительных программ сельские школы осуществляют на своей базе. Вообще, конечно, выступая перед сельскими учителями, просто перед учителями, я всегда говорю, что большое спасибо сельскому учителю. На его плечах лежит такая важная миссия не только воспитания, но фактически поддержания социокультурного уровня всей округи, а зачастую всего села, потому что сельская школа – это действительно социокультурный центр.

Хочу сказать, что Министерство образования делало, делает и будет делать очень много для развития массового школьного спорта, прежде всего, в школе. Могу сказать, что у нас есть программа развития инфраструктуры до 20-го года. За последние два года в регионы направлено 3,4 миллиарда рублей средств федерального бюджета на улучшение условий в сельских школах и создание возможности отремонтировать спортивные залы, создать современные площадки, обновить инвентарь. Это тоже очень важно для нас, потому что для вас, наверное, будет не совсем ожидаемо, что из всех наших школ России большинство составляют сельские школы (26 тысяч сельских школ).

Неоценим ресурс дополнительного образования в профориентации ребенка. По итогам мониторингового анализа реализации этой работы в регионах разрабатываются различные методические пособия и рекомендации. В большинстве регионов (это очень отрадно) есть целостные программы профориентации, по которым работают наши школы, получают очень неплохие результаты. В рамках федеральной целевой программы развития образования на ближайшие пять лет разработаны различные дополнительные меры. Мы поддерживаем региональные проекты. Все региональные проекты очень важны для нас. Это доступное дополнительное образование для российских детей.

Теперь от доступности и качества образования я перейду к деткам, которые имеют ограниченные возможности здоровья (ОВЗ). Без образования ни социализация, ни воспитание этих детишек невозможны. Несколько слов об этих детишках. Сразу хочу сказать, это очень важно, в федеральном законодательстве урегулированы все вопросы, связанные с обучением таких детей. Еще раз повторяю: вся правовая база, для того чтобы эти детишки учились, есть. В прошлом году были утверждены государственные стандарты начального образования для детишек с ОВЗ. С 1 сентября 16-го года они вступили в силу. Во ФГОС среднего образования, основного и среднего общего образования у нас есть рекомендации и требования по созданию специальных условий для детишек с ОВЗ. В пятой части (это 20% всех наших школ) созданы условия (я это подчеркиваю, хочу, чтобы вы меня услышали) для инклюзивного обучения. Мы работаем, причем я считаю, что работаем очень неплохо, согласно межведомственному комплексному плану по вопросам организации инклюзивного обучения. Конечно, наша задача – больший охват школ, но на сегодняшний день мы имеем 20%.

При этом я хочу, чтобы вы услышали меня еще по одному вопросу. Мы сохраняем, поддерживаем и развиваем сеть специализированных образовательных учреждений. Сейчас вопрос о закрытии коррекционных школ и классов не стоит. Он закрыт. Наряду с инклюзией, которая есть в 20% наших школ, остаются специализированные классы и школы. Мы будем их поддерживать. Еще одна категория, о которой вы знаете больше, чем я, это необходимая и очень важная забота нашего государства – дети-сироты. Вы знаете, что в последние годы власть на всех уровнях действительно активизировалась по обеспечению права ребенка жить и воспитываться в семье. В результате в государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей, число сократилось втрое. Позвольте назвать цифры. В государственном банке было 186 тысяч, сейчас 61 тысяча человек.

Тенденции снижения продолжаются и в этом году. На 15% банк данных стал меньше. Я хочу поблагодарить наши регионы, потому что мы с регионами, с нашей поддержкой, нашей и вашей помощью, в 15-м году, в начале 16-го года смогли устроить на воспитание в семьи на 30,6% больше, чем в прошлом году. Почему это стало возможным? Теперь, пожалуйста, послушайте, потому что вы очень тесно работаете с органами опеки. На региональном уровне при нашем участии создан комплекс мер. Я назову только самые основные, чтобы вы поняли, что вы можете, какие механизмы работы с опекой у вас есть. Половина наших субъектов из 85 имеет программное обеспечение государственного банка данных практически во всех территориальных органах опеки и попечительства. Эта работа продолжается. На территории есть государственный банк данных.

Второе. Введен персонифицированный порядок учета деток. Третье. Ведется реестр граждан, выразивших желание принять детей на воспитание в свои семьи, на трех уровнях: федеральном, региональном, территориальном. Причем опека и попечительство знают о них. Это позволяет делать поиск замещающих родителей для этого ребенка по всем регионам страны, то есть у опеки на местах есть банк данных, включая федеральный. Не только свой территориальный, региональный, но и федеральный банк.

Следующий момент. В конце 15-го года у нас была 861 организация, которая осуществляла помощь органам опеки и попечительства по подготовке граждан, которые выразили желание принять детишек в свою семью. Еще была 2791 организация, которые предоставляли этим гражданам медицинскую, психологическую, педагогическую, юридическую, социальную помощь, не относящуюся к социальным услугам. Это практически в два раза больше, чем в предыдущем году. Но у нас есть проблема, о которой вы наверняка знаете, о которой мы будем говорить. Почему происходит так, что при наличии реальной работы происходят отмены решений о приеме детишек? В ряде регионов эта тенденция отрицательная, то есть ребенок переживает кризис второй раз. В целом только в 15-м году по стране произошло 5713 отмен решений. То есть как бы готовым родителям органы опеки принимают, наверное, во многом правильное и обоснованное решение не давать ребенка в эту семью. При этом наблюдается отрицательная тенденция. 30% этих самых замещающих родителей, в отношении которых было принято решение о невозможности передачи ребенка в семью, прошли обязательную подготовку, а некоторая часть из них воспользовалась всеми услугами по сопровождению таких семей.

Что мы сейчас имеем? На сегодняшний день у нас изменилась структура детишек в государственном банке данных. Вы поймете почему. У нас более 70% детишек подросткового возраста, 30% детишек с ОВЗ, 50% детишек, которые имеют братьев и сестер. Это структура государственного банка данных. Для семейного устройства этих категорий в разных регионах (тут я хочу сказать «Большое спасибо» регионам) введены разные механизмы, включая материальное стимулирование граждан, которые берут в семьи этих детишек. Анализ материального стимулирования семейного устройства детей показал, что в принципе в среднем по стране замещающей семье в 15-м году в месяц выплачивались 8582 рубля. Это на 12% больше, чем в 14-м году. В 14-м году было 7543. Минимальный размер вознаграждения приемного родителя в среднем увеличился до 7629 рублей.

Что касается 16-го года, то с 1 февраля 16-го года единовременное пособие при передаче ребенка на воспитание в семью – 15512 рублей при всех формах семейного устройства, 118529 рублей при усыновлении детей-инвалидов, детей старше семи лет, братьев или сестер. Что касается детишек-инвалидов, то в некоторых регионах, в частности на Сахалине, вознаграждение, материальное поощрение достигает одного миллиона рублей. Конечно, ключевой фигурой в защите прав ребенка являются, кроме вас, еще органы опеки и попечительства. Я хочу сказать «Большое спасибо», потому что у нас их в стране 11307 человек. Большинство из них работает честно, честно выполняет свой долг, делают то, что нужно. Вместе с тем, конечно, мы наблюдаем за их профессиональным ростом. Это в нашем поле зрения. Начиная с 14-го года, мы провели курсы повышения квалификации для 4 тысяч человек и продолжаем проводить эти курсы.

Что касается детей-сирот, вы знаете, что согласно статье 123 Семейного кодекса дети-сироты передаются в семью временно, в организацию временно до перехода их устройства в семью. На 31 декабря начала 16-го года в Российской Федерации функционировали 1646 организаций для детей-сирот различных ведомств. Это образовательные, медицинские, оказывающие социальные услуги. Дальше очень важно, чтобы вы знали, что деятельность всех этих организаций до одной, для нас это очень важно, потому что это один из наших главных документов, с какими мы работаем. Это Постановление Правительства Российской Федерации от 24 мая 14-го года под номером 481. Наверное, вы с ним сталкивались. Оно звучит так: «О деятельности организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и об устройстве в них детей, оставшихся без попечения родителей». Согласно требованиям 481-го Постановления в каждом регионе создаются экспертные группы для контроля работы и оценки этих организаций, где обязательно представлены представители Общественных палат, Уполномоченные по правам человека и правам ребенка, органы исполнительной власти. В настоящее время в некоторых регионах работа этих групп завершена, так как она достаточно успешна. Еще раз повторяю, что фактически мы работаем согласно Постановлению 481. Можно смело сказать, что наши учреждения согласно с этим Постановлением проходят совершенно новую жизнь. Если вспомнить модное слово «перезагрузка», то фактически заново перезагружаются именно содержательно.

Что еще мы делаем в этом вопросе? Ежегодно Минобр проводит общественно значимое мероприятие, которое проводится для всей России. В 16-м году мы проводили Съезд руководителей организаций для детей-сирот. Наверное, многие на нем были. Мы проводили большие форумы по приемным семьям. Это в Сочи. Анна Юрьевна, вы, наверное, там были. Эти форумы не только обмениваются опытом, самыми главными и хорошими практиками, но еще обязательно говорят о нашем базовом 481-м Постановлении, как проходит его реализация в каждом регионе.

Регионы сами считают его, мы с ними согласны, что на сегодняшний день приоритетными задачами при устройстве детей-сирот в семью остаются следующие. Во-первых, учет детишек, которые остались без попечения. Это первое и самое главное. Второе – подбор замещающих родителей и своевременное распространение актуальной информации о них. Дальше повышение качества в подготовке кандидатов и их сопровождение. Прежде всего, при наличии детей с ОВЗ, старшего возраста и имеющих братьев и сестер. Третье. Регионы с нами согласны и стараются делать все, что могут. Это стимулирование и поддержка замещающих семей. Очень важно предпоследнее. Это усиление защиты прав и законных интересов, которые находятся на воспитании в семьях. Конечно, тут главная опора и надежда – это вы. Последнее, о чем регионы думают, о чем они говорят с нами, считают своей важной задачей, это повышение уровня квалификации специалистов, которые работают с замещающими семьями, включая, прежде всего, органы опеки и попечительства.

Еще один момент, о котором я тоже хотела сказать, а именно о том, как мы работаем с детишками в области профилактики асоциального поведения. Это тоже направление Департамента, причем большое направление. У нас сейчас совместно с регионами есть концепция, которая так и называется «Концепция развития системы профилактики правонарушений несовершеннолетними на период до 20-го года». Самое главное – план ее исполнения. На сегодняшний день реализация концепции позволяет обеспечить нам взаимосвязи и системные действия практически всех субъектов профилактики. Каким образом построен документ? Для нас и регионов важна адресная помощь ребенку на этапе взросления, который попал в трудную ситуацию. Это комплекс профилактических мероприятий по употреблению психоактивных веществ, профилактике ВИЧ и СПИД. Вы знаете, что 1 декабря у нас всероссийский урок. Это День всемирной борьбы с ВИЧ и СПИД. В 13 часов по московскому времени все детишки школьного возраста и студенты посмотрят очень хорошо сделанный и подготовленный фильм, который рассказывает об этой беде XX и XXI веков. Также суициды, о которых вы говорили, киберугрозы, прежде всего, развитие служб примирения, которые существуют в школах. Об этом, наверное, вы тоже будете говорить.

Что еще мне хотелось бы сказать? На сегодняшний день Министерство образования имеет в своем ведении, по стране функционируют 68 специальных учреждений с общей численностью учащихся 5132 человека. Они находятся в 48 регионах страны. Из 68 22 учреждения подведомственны Министерству образования. Официальных учреждений для детишек с девиантным поведением 68 в 48 регионах. Их численность превышает пять тысяч человек, точнее 5132. Из них 22 учреждения – наши учреждения. Мы работаем с ними постоянно. Прежде всего, работаем с руководителями. Департамент очень мобильный, потому что любая ситуация, которая происходит, Департамент вылетает непосредственно на место. Часто требуется даже методическая помощь, решение для какого-то вопроса. Вы знаете, допустим, ситуация, которая была в Екатеринбурге. Она решалась совместно и была решена.

Совсем недавно 18 ноября мы провели всероссийское совещание, где было 700 человек, на котором как раз обсуждалась деятельность специальных учреждений по реабилитации и социализации наших учащихся. Мы знаем, что принимали участие все уполномоченные по правам ребенка в субъектах Российской Федерации. Были приняты очень важные для нас решения, как и куда нам двигаться дальше, потому что эта работа очень важная, нужная. Детишек у нас 5132 человека. Нам нужно всячески о них заботиться.

В завершение своего выступления, конечно, я хотела высказать огромную благодарность за совместную работу и отметить, что те результаты, которых мы смогли достичь, не могли бы быть без совместных усилий, ваших и наших. Мы всегда работаем в регионах вместе с вами. Вообще без взаимодействия с уполномоченными по правам ребенка работа Министерства, на мой взгляд, невозможна, потому что именно вы реагируете очень оперативно, именно ваша реакция позволяет нам вносить необходимые изменения в нормативные акты, направлять соответствующие разъяснения благодаря вашей активной позиции, вашим звонкам, вашей работе. Это, конечно, улучшает работу органов власти на местах. Я очень благодарю вас за совместную работу. С Анной Юрьевной нам удалось наладить постоянный режим работы. Я очень благодарю вас за мероприятия, в которых вы принимаете участие, которые проводит Министерство образования и науки. Уверена, что деятельность Уполномоченных на местах в субъектах Российской Федерации станет одной из главных движущих сил на благо наших детей. Спасибо.

Стенограмма
выступления Министра труда и социальной защиты РФ М.А. Топилина

Добрый день, уважаемые коллеги, уважаемая Анна Юрьевна. Я не думаю, что я буду вам зачитывать доклады. Я просто тезисно с учетом того, что у меня всего полчаса времени, попытаюсь вам рассказать о том, что мы сейчас делаем. По тем вопроса, прежде всего, которыми занимаетесь вы, как уполномоченные по правам ребенка в регионах.

Наверное, давайте просто оставим время, с тем чтобы вы смогли задать какие-то вопросы, которые у вас, наверняка, есть ко мне. По крайней мере, если эти вопросы нами еще каким-то образом не решаются или решаются по-иному, как вы себе это представляете, мы себе их отфиксируем, с тем чтобы можно было дальше уже с Анной Юрьевной, с вами в регионах на эти темы широко и в перспективе, с учетом возможностей финансово-экономических, возможностей бюджетов разных уровней, рассмотреть.

Прежде, я хотел бы сказать о том, что министерство постоянно занимается таким ключевым для нас вопросом, как демографическая политика. Конечно же, с точки зрения демографии, я могу сказать, что мы достигли, как страна, достаточно серьезных, неожиданных, во многом, результатов. Прежде всего, в сфере рождаемости.

Я все время привожу цифру, сколько же населения теряла Россия, допустим, в 2005-2006 году. Когда мы формулировали новые тезисы по демографической политике, по поддержке семьи, то 2005-2006 год ежегодно естественная убыль составляла 600 тысяч человек. То есть мы теряли 600 тысяч человек каждый год.

Раньше даже больше. Президент Владимир Владимирович Путин приводил цифру – около миллиона человек чуть раньше. Тогда, когда мы начинали демографическую программу, новую, цифра составляла порядка 600 тысяч человек. За счет сдвижек, которые происходили в половозрастном составе, цифры менялись.

На протяжении уже десяти лет, с точки зрения поддержки семей, именно на это была направлена демографическая программа. Это и материнский семейный капитал, это и совершенно другая конструкция по выплатам пособий на детей. Помните, в эти годы были введены не только материнский семейный капитал, а тогда он составлял 250 тысяч рублей, когда программа только начиналась. Сейчас это уже более 450 тысяч рублей – почти в два раза больше.

Были введены также еще меры по совершенствованию выплат пособий по уходу за ребенком. Были переведены пособия в зависимости от заработной платы, установлены дифференцированные от количества детей. Также были введены пособия по уходу за ребенком, незастрахованным. До этого таких пособий не было. То есть незастрахованные, те, за кого работодатель не уплачивает страховые взносы, стали из федерального бюджета получать пособия по уходу за ребенком до полутора лет. Это тоже была программа, которая достаточно серьезным образом улучшила демографическую ситуацию.

В последующем, как вы знаете, все, что делалось на федеральном уровне, не ограничивалось только различными мерами поддержки. Я считаю, что очень серьезное влияние на последнем отрезке времени, около пяти лет, на семейную политику, на демографическую политику, на положение семей с детишками оказывала программа ликвидации очередности при устройстве детишек в детские сады.

Эта программа была тоже реализована. Достаточно серьезные финансовые ресурсы на эту программу были выделены за последние годы. Регионы выделяли деньги. Федерация постоянно субсидировала эту программу.

В конце прошлого года, за исключением нескольких регионов, насколько мне известно, там есть небольшая очередь до трех лет, после трех лет в регионах Северо-Кавказского федерального округа и, по-моему, в Забайкалье. Поэтому здесь те, кто представляют эти регионы, должны этим тоже позаниматься. Потому что перед этими регионами задача поставлена все-таки реализовать эту программу.

Сейчас мы со всеми регионами также и думаем, регионы этим занимаются тоже. Не только реализовывать школьную программу. Вы знаете, по 25 млрд в этом году и в следующем году предусмотрено субсидий из федерального бюджета на эти цели. Но это только начало программы. Закрытие третьей смены, прежде всего. Может быть, уход в последующем от вторых смен.

Мы считаем, что это, с точки зрения качества жизни семей с детьми, является ключевым направлением. Потому что это возможность мамам и папам работать. Это возможность планировать нормально свой рабочий график и другие графики. Это возможность детишкам получать по дополнительным программам образование в школе и в других секциях и кружках. Это совершенно другая картинка, с точки зрения семейного графика.

Безусловно, мы видим перед собой задачу, чтобы программа, связанная с программой по детским садам, все-таки не останавливалась, а перемещалась в зону от 1,5 до трех лет. Потому что здесь пока решений, с точки зрения федерального финансирования, не принято. Я думаю, что здесь, прежде всего, должен быть приоритет регионов, с точки зрения финансирования.

С точки зрения возможностей совмещения работы и воспитания детей, программа уходи в обеспеченность детскими садиками, уже яслями до полутора лет, мне кажется, является ключевой.

Поэтому на сегодня мы имеем достаточно неплохие показатели демографические. Уже три года подряд у нас естественный прирост. Он небольшой. В прошлом году это – чуть более 30 тысяч человек. В этом году мы по итогам девяти месяцев имеем естественный прирост 18 тысяч. В прошлом году он был меньше за девять месяцев.

Рождаемость чуть-чуть не дотягивает до прошлого года, совсем чуть-чуть. Будет ли она на уровне прошлого года по итогам 2016 года, сейчас сказать сложно. Мы очень надеемся на это.

У нас есть, скорее всего, полная уверенность в демографических прогнозах надо быть очень аккуратными. Потому что все может поменяться в течение одного месяца. Мы можем где-то добрать, где-то не добрать. Все зависит не только от рождаемости, но и от показателей смертности. Пока у нас есть ощущение, что по итогам этого года будем иметь естественный прирост населения, если никаких всплесков не произойдет по показателю смертности.

При этом, мы должны с вами прекрасно понимать, отдавать себе отчет. Резервов в росте рождаемости уже практически нет. Или там одни риски. Скорее там одни риски, потому что количество женщин в репродуктивном возрасте продолжает и продолжает снижаться.

Мы, когда ситуацию оценивали, если бы с вами сейчас говорили в 2011 году или в 2012 году, никто бы не сказал, что три года подряд будет естественный прирост. Никто бы не сказал, что уровень рождаемости еще в 2016 году будет находиться на уровне 1 млн 900 тысяч, может быть, чуть поменьше. Никто бы таких прогнозов не дал. Все бы сказали 1 млн 800 тысяч – в лучшем случае. Все. Никто бы не взял на себя ответственность сказать, что будет так.

Поэтому то, что произошло, с точки зрения мер по демографии, стимулирования поддержки семьи, демографическим пакетам, на мой взгляд, совершенно неожиданные позитивные результаты дало, совершенно неожиданные. Мы очень надеялись на это, но никто не ожидал такого результата. В этом я убежден.

Означает ли это, что надо остановиться и смотреть, как будет происходить снижение количества рождений? Нам кажется, что нет. Вы, наверное, слышали о тех инициативах, которые министерство прорабатывает. Они еще не приняты. Они еще в проработке. Потому что есть масса разных мнений по этому поводу, в том числе финансовые ограничения, как вы понимаете. Но мы исходим из того, что нужно усиливать меры.

Почему нужно усиливать меры? Потому что вся идеология и все, что связано с историей демографии, и участии государства в стимулировании рождения, прежде всего, показывает, что через пять-шесть лет население привыкает к тем или иным мерам поддержки. Они уже не так сильно влияют на поведение.

Есть много теорий. Кто-то говорит, что материнский капитал вообще никак не сыграл. Не было бы его, было бы то же самое. Уверен, что это не так. Когда начинают говорить, посчитайте, проанализируйте, сколько из того прироста рождения дал материнский капитал. Я считаю, что это – глупые вопросы. Это невозможно сделать. Когда вы спросите у мам, что материнский капитал их подвиг на то, чтобы родить детей, конечно, нет. Это хорошая мера поддержки, которая позволяет семье быть гораздо более уверенным, чем в том случае, если бы ее не было.

Государство говорит: мы будем помогать. Те меры, которые мы предлагаем и обсуждаем с коллегами, еще раз повторяю, очень много серьезных финансовых ограничений, вы знаете про это. Это, прежде всего, то, что связано со стимулированием ранних рождений.

Потому что у нас, как ни странно это звучит, надо аккуратно произносить это. Никто не говорит о том, что надо всем поголовно в 18 лет рожать. Нет, безусловно. Но то, что у нас количество вторых рождений и возраст рождения растет. В последние два года количество первых рождений снижается, доля. Доля и количество. Это серьезные риски.

Поэтому мы говорим о том, что надо очень аккуратно посмотреть, каким образом, не нарушая жизненных траекторий, жизненного выбора. Во всем мире же увеличивается возраст рождения. Потому что люди получают образование, люди смотрят на то, как развивается рынок жилья, берут ипотеку, работают. Это везде. Везде возраст рождения сдвигается.

Означает ли это, что мы не должны на это как-то реагировать, и помогать семьям, которые рожают чуть раньше, помогать им чуть больше. Поэтому здесь надо думать. Мы готовы и ваши предложения по этому поводу выслушивать.

Следующий момент, который я хотел бы затронуть – это то, что связано с нашими программами, которыми мы занимаемся, применительно к такой категории, как инвалиды. Достаточно большое количество мероприятий реализуется сейчас в рамках госпрограммы «Доступная среда».

Эта программа начала работать в 2011 году. Сейчас она продлена с 2016 до 2020 года. Что будет дальше, сейчас трудно сказать. По крайней мере, в рамках этой программы мы максимально решаем те задачи, которые связаны с обеспечением инвалидов, в том числе детей-инвалидов.

Почему я говорю про эту категорию? Потому что среди 12 с лишним миллионов инвалидов детишек-инвалидов больше 600 тысяч. Немножко этот показатель тоже растет. Хотя в соотношении, просто растет количество детей. Если говорить об относительном показателе, то относительный показатель сохраняется на прежнем уровне.

Говорить о том, что растет детская инвалидность, не приходится. Этого не происходит практически, несмотря на то, что мы сейчас очень плотно с Министерством здравоохранения работаем над теми программами по выхаживанию маловесных детей. Как вы понимаете, там риски инвалидизации выше. Показывают ли цифры, что инвалидизация выше в этой когорте? Слава богу, нет. Но она там другая. Как минимум, она там другая.

Мы буквально на днях рассматривали этот вопрос у Валентины Ивановны Матвиенко на круглом столе на рабочей группе, которую Совет Федерации, который занимается. Надо сказать, что там есть, над чем подумать и врачам, и реабилитологам. Потому что там другие причины инвалидности среди этой когорты детишек есть. Поэтому там надо, с точки зрения родовспоможения, с точки зрения раннего выхаживания очень серьезно подумать и подкорректировать те действия, которые, как я уже сказал, должны осуществлять врачи и реабилитологи.

Сейчас Министерство здравоохранения этим очень серьезно занимается. Потому что пока это становится видно на первом этапе, нужно это купировать максимально быстро. Коллеги здесь, как я уже сказал, сейчас предпринимают соответствующие меры.

В этой связи я еще один момент хотел бы затронуть. Я считаю, что мы сделали очень правильный шаг в правильном направлении. Буквально несколько месяцев назад, три месяца назад, была утверждена Правительством впервые Концепция ранней помощи. Никогда еще Правительство таких документов не утверждало. Ровно также, как и программа «Доступная среда», не занимались мы до 2010 года фактически доступностью.

Сейчас можно сколько угодно говорить, что пандус где-то кривой, где-то угол наклона еще не тот, где-то сделали что-то не так. Вместе с тем, 10 лет назад, даже семь лет назад этим вообще никто не занимался. Просто никто этим не занимался. Так вопрос не стоял.

Дали три копейки, дали техническое средство реабилитации. Посмотрите, семь лет назад государство тратило на обеспечение инвалидов, детишек-инвалидов техническими средствами реабилитации порядка пяти миллиардов людей. Сейчас это 30 млрд в год. Это колоссальный рост.

Посмотрите, что происходит сейчас с поведением коммерческих компаний, железнодорожный транспорт, общественный транспорт, банковский сектор. Посмотрите, там услуги для инвалидов – это уже норма. Конечно, не везде. Есть старые вагоны, есть старые локомотивы, есть старые поезда, есть старые здания, есть очень плохие подъезды, есть разная местность. Но это происходит на глазах.

Я начал говорить про раннюю помощь, потому что мы прекрасно понимаем, одно дело – когда все всё делают, казалось бы. Но, когда нет раннего выявления, когда нет технологий сопровождения, когда нет технологии передачи от одной структуры к другой, тем самым купирование тех рисков, которые в семьях в связи с тем, что детишки имеют отклонения по своему здоровью, этого не происходит.

Нет единых технологий. Это не прописано в регламентах. Это не прописано в должностных инструкциях. Вроде бы, все нормально, все должны все это делать. Но это нигде не закреплено. Поэтому Концепция ранней помощи, и здесь нам очень сильно помогали, это была их инициатива, общественные организации, родительские организации, прежде всего.

Сейчас мы завершаем работу над планом мероприятий по ее реализации. Но в результате, на отработке различных проектов в регионах мы к 2020 или к 2019 году должны выйти на поправки в законодательство, которые очень четко пропишут, что, зачем, кто, как должен делать. Поэтому мы исходим из того, что эта технология очень серьезным образом сможет повлиять на работу всех структур здравоохранения, социального обслуживания и образования.

Коллеги, я могу вам еще рассказать про очень многое, что мы делаем. Мы с Анной Юрьевной говорили о том, что очень важно было бы сказать о том, что общественный контроль. Вы же осуществляете общественный контроль. Несколько слов.
Это не наша тема. Вообще не наша тема. Но, что мы видим на практике, с чем я попросил бы вас нам помочь. Мы видим на практике, что сейчас общественный контроль, действительно, приобретает уже зримые нормальные очертания, уже работают соответствующие технологии.

Мне кажется, все-таки мы должны подумать, каким образом общественный контроль должен быть немножко регламентирован. Почему? Мы очень часто сталкиваемся, когда регионы к нам обращаются, или вы обращаетесь к регионам, или что-то еще происходит. Есть какое-то учреждение. У нему кто-то приходит, говорит: мы – общественный контроль. Откуда директор учреждения знает, что это – общественный контроль, это не что-либо другое, это не опасно и так далее.

Начинаются звонки. Это от «Маши» или от «Даши», или от Анны Юрьевны? Да, это от Анны Юрьевны. От Анны Юрьевны – давайте, пропускайте. Если от Маши или Даши, нет, не пропустим. Это – глупость, на самом деле.

Результаты, как их закрепить? Должны ли федеральные органы на это нормально реагировать или реагировать как-то? Обязательно? Не обязательно?

Вроде бы, это написано, но технологически этого нигде нет. Поэтому, мне кажется, нужно, чтобы это заработало более правильно с понятным результатом, с понятной обязательной реакцией чиновников, нужно здесь подумать вместе, каким образом не зарегулировать эту конструкцию, а, наоборот, попытаться дать ей правильное направление. С тем чтобы все понимали, о чем идет речь, кто есть, кто, что, кто должен делать по результатам общественного контроля.
Спасибо. Я на этом закончу. Я тогда с вашего разрешения присяду. Готов еще десять минут на ваши вопросы отвечать.

Стенограмма
выступления заместителя директора департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения Министерства здравоохранения РФ О.В. Чумаковой

Уважаемые коллеги! Я хочу сказать, что мы действительно очень тесно взаимодействуем вообще с общественными организациями. Я вижу в зале знакомые лица, коллег, с которыми мы уже виделись и встречались на различных площадках.

Вопросы оказания медицинской помощи детям – это приоритет Министерства здравоохранения Российской Федерации. Вы прекрасно это знаете. Вы знаете, что основной показатель деятельности и губернаторов, и вообще всей службы здравоохранения – это младенческая смертность. Хочу сказать, что мы сейчас даже немного волнуемся, потому что мы значительными темпами снижаем показатели, потому что те мероприятия, которые сейчас реализуются, позволили нам снизить младенческую смертность. По данным Росстата, по десяти месяцам она составляет 5,9 на 1000 родившихся живыми. Это просто исторический минимум. Такого вообще никогда не было в Российской Федерации.

Конечно, это и огромная работа коллег-медиков, и родителей, естественно. Это и ваша работа, коллеги. Как я всегда говорю, понятно, что вам со стороны немного виднее, потому что мы смотрим сверху, у нас нормативно-правовое регулирование, а вы непосредственно на местах трогаете руками эту жизнь, которая есть. Конечно, ваши подсказки, ваша помощь нам очень важны.

Сейчас Министерство действительно реализует целый ряд мероприятий. Вы прекрасно об этом знаете. У нас продолжается неонатальный и аудиологический скрининг. У нас продолжается пренатальная диагностика в регионах. Охват хороший. Все мероприятия выполняются. У нас строятся перинатальные центры. Они потихоньку вводятся.

Конечно, это повышает доступность качественной высокотехнологичной медицинской помощи. У нас увеличивается число объемов высокотехнологичной медицинской помощи детям (увеличивается ежегодно). Скажем так, что в 2015 году стало практически в два с половиной раза больше по сравнению с 2011 годом. Это, конечно, значительная цифра. Мы продолжаем наращивать эти объемы, потому что это очень важно.

Вы все знаете, вы с этим непосредственно сталкиваетесь. У нас регулярно обновляется нормативно-правовая база. Недавно внесены изменения в закон «Об образовании» и в наш 323-ий федеральный закон в части проведения профилактических осмотров. У нас сложилась ситуация, когда были профилактические осмотры, которые мы проводим детям, и параллельно дети проходили предварительные периодические осмотры. Они носили примерно один и тот же смысл и отличались только количеством специалистов. В итоге получалась большая финансовая нагрузка, одна и та же дублирующая функция, нагрузка на специалистов. Мы от вас же слышали такие замечания, что вы бы хотели видеть более высокое качество профилактических осмотров.

Сейчас мы все это урегулируем и переходим на качественно новый уровень проведения профилактических осмотров. Очень важной является (и она у нас продолжается) диспансеризация детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, которые находятся как в учреждениях для сирот, так и тех, которые переданы на различные формы семейного устройства. Это очень важный аспект, это очень важная работа, это очень важная задача. Я считаю, что здесь у нас более отлаженная система, потому что мы начали это с 2007 года. Наши специалисты в регионах уже хорошо работают в этом вопросе.

Что касается еще совсем нового из того, что мы начали? В этом году мы инициировали проведение пилотного проекта в пяти регионах. Для себя мы его называем «Школьная медицина». Вопрос очень важный, очень болезненный, его часто задают. Два аспекта. Вы должны прекрасно понимать, что у нас примерно 89-90 тысяч образовательных организаций. Не совсем правильно посадить в каждую из них врача, тем более что чисто врачебный функционал в настоящее время не так велик. Однако мы должны обеспечить подход, когда у нас в каждой образовательной организации есть медицинский работник с хорошим уровнем подготовки. Это первое.

Второе. О чем мы с вами должны поговорить? Я считаю, что в этом вопросе нам будет очень нужна ваша помощь. Коллеги, формирование принципов здорового образа жизни у наших детей должно начинаться максимально рано. Это работа, которую можно сделать только общими усилиями. Это образование, это семья, это медики, это всякие информационные системы и так далее. То, что у нас сейчас происходит, никуда не годится. Дети мало двигаются, неправильно едят. Есть некоторая информация о чрезмерной образовательной нагрузке. Это тоже имеет место быть. У нас сохраняется достаточно большое число детей с девиантными формами поведения, хотя после принятия всех этих законодательных актов по профилактике табакокурения значительно упало количество подростков, которые курят. Понятно, что все не может быстро сработать. Конечно, для этого нужно внимание.

Мы хотим в рамках этого пилотного проекта школьной медицины объединить в первую очередь все наши структуры здравоохранения, которые работают в рамках профилактики. Поскольку вы уполномоченные по правам ребенка, вы все об этом знаете. У нас есть кабинеты здорового ребенка. У нас есть центры здоровья. У нас есть центры охраны репродуктивного здоровья. Но получается ситуация, когда каждый находится в свободном плавании, сам по себе. Нет единого начала, нет единой программы, которая должна бы действовать.

Мы хотим создать именно такую систему, когда все будут заключены в первую очередь на образовательную организацию, когда будут приходить, будут учить, будут готовить. Мы хотим организовать систему волонтерского движения в образовательной организации и привлечь для этого студентов 5-6 курсов медицинских вузов. Все вы прекрасно знаете, что дети и подростки слышат друг друга лучше и лучше воспринимают, когда им говорит кто-то близкий по возрасту, чем когда приходят взрослые коллеги. Мы попытаемся все это объединить.

С этого года у нас пять регионов. Это Республика Саха (Якутия), Тамбовская область, Смоленская область, Ямало-Ненецкий автономный округ и Ростовская область. Если здесь есть коллеги, то мы бы хотели, чтобы вы тоже присоединились к нам в решении этого проекта.

Это если совсем коротко о том, что мы сейчас делаем по нашим направлениям. Я готова отвечать на вопросы, коллеги.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Внимание!

Статистика

Ненудные советы

Перейти в раздел

Родителям о детях

В этом разделе мы будем делиться с вами опытом родителей в непростом деле воспитания своих детей

Перейти в раздел

Конкурс городов

Перейти в раздел

Developed by JoomVision.com