Developed by JoomVision.com

Новое в рубриках

Перейти в раздел

Лекционный зал

Перейти в раздел

Перейти в раздел
Перейти в раздел
07.11.2017 версия для печати

Петр I – спаситель или антихрист? Кем был основатель Петербурга для России?

345 лет тому назад, в семье Алексея Михайловича Романова родился мальчик, круто повернувший историю всей Европы. Мы его знаем как Петра Великого. Насколько его образ и деяния искажены стереотипами, на Радио «Комсомольская правда» рассказала доктор исторических наук, профессор, завкафедрой истории МПГУ Галина Талина.

Бойкий мальчик

- Одни историки говорят, что Петр был образован, а другие, что он едва смог постичь грамоту...

- В образовательной системе второй половины XVII века господствует курс словесного учения. С пяти лет ребенка два года учат только чтению. В семь лет приступают к письму. Из Западной Европы приходит система семи свободных искусств. Их разделяли на тривиум и на квадривиум. Искусство слова и мышления — тривиум (грамматика, риторика, диалектика). Искусство числа — квадривиум (арифметика, геометрия, астрономия и музыка).

Алексей Михайлович стремился дать наследникам престола лучшее образование. Преподавателем наследников становится мыслитель Симеон Полоцкий. Он – воспитатель царя Федора Алексеевича – старшего брата Петра, хотя у них разные матери. Федор – Милославский, Петр – Нарышкин. Федор получает образование, близкое к семи свободным искусствам. Он интересуется политикой и свободно владеет иностранными языками. Федора готовили в наследники царского престола, а Петр – шестой сын своего отца.

- Петруша?

- Он самый. О каком престоле могла идти речь? Когда отец умер, брат Петра – Федор посоветовался с Полоцким, и выбрали дьяка Никиту Зотова. И стал наш Зотов преподавать Петру: как читать, как писать.

- Дьяк?


- Дьяки были образованными людьми. Чаще всего царских особ учили, когда еще Алексей Михайлович воспитывался, дьяки Посольского приказа. Каждый приказ отличался своим начерком (способ начертания – прим. ред.). Например, буква «А» имела в середине XVII века 19 начерков.

Но – вернемся к Петру. Парнишка был бойкий. Ему быстро надоедало это дело. И чтение для маленького мальчика было скучным – «Часослов», Псалтырь, Евангелие.

А потом – переворот 1682 года, стрелецкий бунт, двоецарствие Петра и Ивана, регентство Софьи, – Петр отстранен от московской жизни. Где он сидит? В Преображенском. Кто за его воспитанием будет там наблюдать? У него свободного времени полно. А рядом Кукуй – немецкая слобода. И там совершенно другие люди. Это все привлекает. Но сама бойкость его ума заставляла его учиться на протяжении всей жизни. И уже в других ситуациях, когда он сделает первые шаги в освоении военной науки, это образование Петр будет дополучать. И тогда появится круг дисциплин более серьезный, нежели чтение, письмо или запись цифр при помощи славянских букв. Кстати, до реформы Петра, до начала XVIII века, цифры у нас записываются буквами.

Потешные – не игрушечные

- Сначала мальчик учился по потешным книгам, потом завел себе потешные полки?

- Потешные – само слово определяется местом дислокации. Они стояли в потешных селах - Преображенское, Воробьево.

Эти села – пригородные резиденции царские, в которые государь уезжает, часто с семьей. Нередко государя сопровождают и члены Боярской думы. Путь в любую из этих резиденций – целая церемония. Едут несколько дней, разбивают шатры. Для того, чтобы иностранцы и свои подданные сказали, что такого чину, как в русском государстве, ни в каком другом нет.

Отец Петра, Алексей Михайлович, видя, что мальчика очень интересует военная форма, организует для него «ролевую игру» – создает Петровский полк. Ребенок должен ежедневно докладывать государю о своих успехах. Он понимает, что есть монарх, и понимает, что он – часть этой монархии. У него есть свои обязанности. Когда же наступает время царствования уже Федора Алексеевича, период после Федора, то потешные полки из забавы превращаются в гвардию.

- А затем появилась современная по тем временам европейская армия. В которую Петр приглашал иностранцев - офицеров, генералов.

- Приглашать начали его предшественники. В начале XVII века Европа уже обладает идеальными образцами новой реформированной армии с тактикой линейного боя. Идет пороховая революция или военная революция.

Еще в Смуту из всех Шуйских был один умный в полном смысле слова. Михаил Васильевич. Он попробовал собрать 18-тысячное русское войско. Тогда это эпизодическое явление. Следующий этап – подготовка к Смоленской войне. Реформа Лесли – Филарета. Лесли – шотландец, которого мы получим из Швеции по рекомендации шведского короля. А Филарет – Федор Никитич Романов – это русский Патриарх и отец первого царя из династии Романовых – Михаила Федоровича. И вот тогда мы пытаемся набрать иностранцев для того, чтобы сформировать из них эти полки нового строя. Ставили планку набрать 5 тысяч - вышло 4 тысячи. Против поляков в Смоленской войне – несерьезно.

А потом Густав Адольф – шведский король – запрещает наем в своих войсках для русской армии. А наши просили, чтобы каждый наемник предоставлял рекомендации прежнего командира, которые бы удостоверяли, что человек не был дезертиром, что характеризуется положительно. Но все равно укомплектовать армию наемниками нереально.

Две войны с Польшей, между ними война со шведами. У нас уже 55 солдатских полков. Это 50-60 тысяч солдат. Конечно, это русские. Да, мы брали иностранных учителей. Да, мы прибегали к иностранным наемникам. Но они не составляют основу русской армии. На новый строй армию перевела военно-окружная реформа царя Федора Алексеевича в 1680 году.

А дальше Петру осталось только решить – все формирования нового строя нужны или из них какие-то отобрать? И решить вопрос о том, из кого будем комплектовать?

Сначала повоюем, потом поторгуем


- То есть армию начали делать до Петра? Почему она получилась преимущественно пехотной?

- В России же служила и по «отечеству» дворянская конница, «по прибору» – разные социальные категории, которые хотели бы пойти в службу. И даточные, рекруты – разнарядка с определенного количества дворов взять определенное количество людей. Это люди, которых взяли как угодно. Крестьяне по большей части. Они верхом на лошадях не ездили. Верховая езда – это дело дворянских семей.

Никаких солдат до XVII века нет. А при Петре пехота представлена только солдатскими формированиями. В России XVII века параллельно с солдатскими формированиями оставались и стрелецкие формирования. А если мы говорим о коннице, то иноземный строй – это рейтары, драгуны, гусары. Гусары у нас были развиты не очень сильно. Их мало. А вот что касается солдат, рейтаров, драгунов – их много. Петр откажется от рейтарской кавалерии – очень дорого. И тяжело доукомплектовывать после потерь в битвах. Хотя рейтары очень профессиональные и гораздо боеспособнее, чем драгунские соединения XVII века. Петру обучать некогда, поэтому рейтары ему не нужны. Петр будет прибегать к драгунам, к посаженной на коней пехоте, которые воюют как в пешем, так и в конном строю. Из всех его формирований кавалерия наиболее слабое звено. Можно было бы по-другому? Наверное. Но мы в это время слишком много воюем, слишком долго, слишком тяжело.

- Россия не торговала с Европой до Петра?

- Торговля России с Европой была устоявшейся, с таможенными уставами. До Петра были приняты Торговый устав в 1653 году, Новоторговый – в 1667 году, с протекционистской политикой по отношению к своим купцам, с проведением в России меркантилистского курса. То есть мы продаем товар как можно дороже за границу, покупаем от них как можно дешевле.

- А зачем же рубить «окно в Европу», если была раскрыта «дверь»?

- Морская торговля выгоднее. А тут нам приходилось морским державам предоставлять еще в начале XVII века большое количество скидок. Пошлины, которыми они облагались, были половинными (от стоимости – прим. ред.). Нам нужен был их торговый флот – свои товары не на чем возить. Да еще сама специфика Архангельска. Сколько он подо льдом и сколько он открыт для судоходства? Да и далеко от европейских центров. Нужен был дубль, еще какой-то город. И выход в Балтийское море не первый раз же приобрели. Поначалу потеряли в Ливонскую войну. А затем отвоевывали.

Коррупция как средство пополнения бюджета

- Петр Первый был суров, самолично рубил бороды, головы. Но принято считать, что именно при нем расцвела коррупция в России?

- В русском языке допетровском различались разные термины, которыми обозначались взятки. А делились они – все эти посулы, поминки, бесконечные подарки – на те, которые давать нужно, и на те, которые законом запрещены. На Руси действовало последовательно несколько законодательных сводов – это и Судебник Ивана III, и Судебник Ивана IV, это Соборное уложение. С коррупцией боролись. При Петре коррупция начинает рассматриваться как дело, противоречащее интересам государства. Чтобы бороться с коррупцией, создаются спецучреждения. Вот фискалитет – несчастная структура. Это контрольная власть. Россия ни XVII, ни XVIII веков не знает принципа разделения властей. Обязанность фискалов - проведать обо всем, что вредно государственному интересу, в первую очередь - о взяточничестве и казнокрадстве, осуществлять надзор за исполнением царских указов. Фискал получает не жалование, а часть штрафа, который взыскивается с виновного. Если говорить о тех людях, которые стояли во главе фискалитета, это в первую очередь Алексей Яковлевич Нестеров. Дело его рук - серия разоблачений против Якова и Григория Долгоруких, против солепромышленника Строганова, против князей Волконских... Активность Нестерова настраивала царское окружение против него. И привело к тому, что руководитель фискалов был колесован.

- А Александр Меншиков?

- В 1723 году на должность генерал-фискала был утвержден полковник Алексей Антонович Мякинин. Приступает он к своим обязанностям в 1724 году, это последний год царствования Петра. И он начислил штраф на Александра Даниловича, который утаил на протяжении Северной войны от уплаты налогов около трех тысяч душ мужского пола. Меншиков добился закрытия следствия, а военный суд приговорил Мякинина за неправое следование к расстрелу. Но расстрел не состоялся — была ссылка в Сибирь. Потом Мякинин был освобожден, а затем стал воронежским губернатором.

Говорят, что грабеж Меншикова был выгоден самому Петру, потому что, если денег не хватало, сразу знали, кого можно тряхануть.

Третий Рим и культ Бахуса

- На Руси многие Петра считали чуть ли не антихристом, слухи ходили, что его подменили во время поездки за границу.

- Для начала определимся, верующий он или нет. Все-таки верующий. Накануне крупных баталий он отстаивает службу, и серьезно к этому относится. Но Петр тащит в Россию не византийский чин, который господствовал в XVII веке, а римский. Мы говорим, что Москва – Третий Рим. Византия – Второй Рим. Первый – Римская империя. Так вот, Петр обращается к богам Первого Рима. И возрождает культ Бахуса. Петр с приближенными наряжаются в одеяния церковнослужителей и устраивают пьяные церемонии, которые пугают народ.

Может быть, он пытается спародировать те недостатки, которые творятся в церкви. Может, Петр хочет обратить внимание на их пороки. А с другой стороны, где-то чрезмерно увлекается, как всякий молодой человек. Пьяные шествия начинают раздражать людей исконно православных.

У Петра странное отношение к православию как таковому. Когда он будет создавать Синод, он будет его замышлять как коллегию, которая ответственна за все религии. Кто главный враг для России в XVII веке? Католик. Нельзя принимать католика на службу. Кто может претендовать на твой трон – Речь Посполитая, ее государи претендуют на трон русской империи. К кому надо обращаться, чтобы наемников на службу заполучить? – К протестантам. Они дальше, мы их не боимся, легко прибегаем к их услугам. Когда Петр отправится с Великим посольством, его заинтересуют эти государства. И ведь какой хороший концепт дает эта религия для человека, который мыслит сильную власть! Когда глава государства фактически является главой и церкви. Когда разрушается традиционная идея о симфонии властей: богу – богово, кесарю – кесарево.

Перед вами другой властитель, который не менее, может быть, популярен в народе, чем вы сами. Перед вами реальный конкурент. Но Петру как главе абсолютистской монархии конкурент не нужен. А значит, и трансформация отношения к церкви будет связана с попытками что-то перенять от протестантизма, а для человека истинно православного заимствование того, что принадлежит другой религии, пусть и христианской - это ересь.

- Чего в реформах Петра больше: хорошего для страны или плохого?

- В реформах Петра есть масса объективно необходимого. Петр достраивает абсолютизм, который на тот момент оптимален для европейского государства. Это и неограниченная власть монарха, и иерархическая система центральных и местных органов, регулярная армия, зарождение полиции, унификация системы налогообложения – знаменитая подушная подать. Не бесконечные налоги. В начале своего царствования он попробует налог с бороды, налог с дубового гроба. А попробуйте посчитать приход в бюджет? Получается, сначала собрали, а потом – вот у нас столько денег. Нет, страна начинает делать шаг к тому, что сначала считает, сколько денег ей нужно, а потом рассчитывают способ, как их получить.

Если говорить о плохом… В первую очередь нельзя было отказываться от института патриаршества. Нельзя было подчинять церковь государству. К Павлу у нас церковнослужители станут получать государственные ордена. Еще один провал Петра – он создает систему управления, которая базируется исключительно на бюрократическом элементе. Это не русский концепт. Мы не хотим стоять на одной ноге, нам нужно две лапы поставить крепко.

Петр на все XVIII столетие уведет Россию от системы разделения властей и представительного начала.

Автор: Александр Гишин
Источник

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Внимание!

Статистика

Ненудные советы

Перейти в раздел

Родителям о детях

В этом разделе мы будем делиться с вами опытом родителей в непростом деле воспитания своих детей

Перейти в раздел

Конкурс городов

Перейти в раздел

Developed by JoomVision.com