Developed by JoomVision.com

Новое в рубриках

Перейти в раздел

Лекционный зал

Перейти в раздел

Перейти в раздел
Перейти в раздел
12.09.2018 версия для печати

Дуэль в Русской императорской армии

Есть разные версии появления дуэли (поединка) как радикального способа решения межличностных проблем в ходе рыцарских поединков и турниров. Особенно преуспела в этом Западная Европа, где было немало странствующих рыцарей со своими доморощенными правилами поединков в защиту своей чести, жизни и личного достоинства. Со временем стали браться за оружие не только для защиты поруганной чести или доброго имени. Нередко в основе смертельных схваток уже искали личную материальную выгоду, или защищали свои права в судебном поединке. Однако в том или ином виде всегда присутствовала личная обида, оскорбленное достоинство либо голословное обвинение. В любом случае такое оскорбление, как считалось, нельзя было измерить в денежном эквиваленте, и оставался лишь один путь – смыть нанесенное оскорбление кровью обидчика. Наибольшее распространение такие поединки получили во Франции, которую многие считают родиной дуэли. В те годы даже монархи использовали свое право на поединок, если была затронута их честь и достоинство. Ярким примером может служить история личного конфликта между императором Священной Римской империи Карлом V и французским королем Франциском I.

В 1526 году император назвал короля бесчестным человеком. В ответ Франциск I вызвал обидчика на дуэль. Поединок не состоялся, но авторитет французских дуэлянтов значительно вырос. Как считают, именно в те годы берет свое начало история дуэли как поединка в защиту чести и личного достоинства. Число дуэлей росло год от года. Во второй половине XVI века во Франции происходило в год до тысячи дуэлей со смертельным исходом. А общее число дуэлей в отдельные годы доходило до 20 тысяч. Поединки стали обыденным явлением во французском обществе, а затем и в других европейских странах.

Как появилась дуэль в России

Само слово дуэль иностранного происхождения – от латинского duellum и французского duel, что в переводе на русский язык означало "поединок" или "борьба двоих". В Россию поединок в форме западноевропейской дуэли пришел во второй половине XVII века, когда в Москве образовалась знаменитая Немецкая слобода. Здесь жили выходцы из многих стран Европы, сохраняя верность традициям и привычкам своей родины. В известном смысле, через Немецкую слободу открылся путь проникновения иностранных обычаев, традиций и нравов в патриархальную русскую жизнь. Оказались среди них и дуэльные традиции в защиту чести и достоинства в привилегированной среде высшего сословия. В 1666 году в этой московской слободе состоялся, как принято считать, первый на Руси поединок по европейским правилам. Поводом для него стала хмельная ссора во время застолья в честь именин царя Алексея Михайловича. А затеяли весь этот переполох два иноземца. Ссора случилась между командиром Бутырского полка полковником шотландцем Гордоном и английским майором Монтгомери. Дуэль обошлась без тяжелых последствий. Однако отвечавшие за порядок и спокойствие в Немецкой слободе десятские получили наказ не допускать впредь поединков, смертоубийств и драк. Кстати, эти строгости и ограничения на вспыльчивого Гордона не подействовали. Следом он вызвал на дуэль генерал-майора Трауернихта, который осмелился поучать полковника как ему командовать полком. После вмешательства царя поединок не состоялся. На карьере будущего соратника Петра I дуэльные истории не сказались. Гордон спустя время получил чины генерала и контр-адмирала.

Однако за пределами Немецкой слободы дуэли были крайне редким событием. Обычно за причиненные обиды с челобитной шли к воеводам или даже к самому царю. Но чтобы на корню пресечь даже сами помыслы о дуэлях, царевна Софья в своем указе от 25 октября 1682 года особо отметила запрет поединков, одновременно разрешив всем служилым людям Московского государства ношение личного оружия.

Однако, есть и несколько иная версия появления дуэлей на Руси. По мнению А. Богданова, иностранцы, приезжавшие в нашу страну в начале XVII века, сами удивлялись большому количеству поединков среди обитателей Немецкой слободы. Правда, в ту пору там собирались самые разные иноземцы-авантюристы из многих европейских стран. Публика была та еще. Всех их привлекали выгодные условия русской службы и почтительное отношение к выходцам из других стран. Русских же не смущало, что среди них было немало иноверцев и носителей другой культуры, порой, чуждой по своим традициям, обычаям и правилам поведения. Например, это касалось и использования самого распространенного способа вызова на поединок - удар по лицу обидчика с последующим выхватыванием клинков. Случалось, что и русские бились на дуэлях между собой и значительно реже - с иноземцами. Кстати, каждый случай такого поединка подлежал расследованию в Иноземном приказе, ведавшем иностранными наемниками, принятыми на русскую службу.

Строгость наказания дуэлянтов не останавливала

Стремясь перенять в Европе все лучшее и передовое, царь Петр I старался пресечь проникновение в русскую жизнь существовавших там негативных порядков и правил. Такие ограничения в полной мере относились и к дуэлям. В принятом в 1706 году «Кратком Артикуле» под страхом смертной казни запрещались любые поединки. Артикулом было определено, что сами дуэлянты, их секунданты и даже случайные свидетели, если они не сообщили вовремя о поединке, приговаривались к смертной казни. В 1715 году был издан «Устав Воинский», куда вошли «Патент о поединках и начинании ссор» и «Артикул Воинский». Эти документы предусматривали, что приготовление к дуэли и само участие в ней карались смертной казнью через повешение. Наказанию подвергался даже погибший в поединке – его подвешивали за ноги. Царь-реформатор пресекал дуэли еще тогда, когда они не укоренились в обычаях русского общества. Среди «поединщиков» еще не встречались русские фамилии, а уже принимались законы, запрещающие дуэль под страхом смертной казни. Впрочем, как часто случалось на Руси, тяжесть наказания часто компенсировалась неисполнением закона. Как подтверждает история, ни при Петре Великом, ни после него никто не был осужден к смертной казни за убийство противника в поединке и уж тем более за какое-либо участие в дуэли. Хотя вся правовая база для этого уже существовала.

Так, листая «Патент о поединках и начинании ссор», узнаем, что даже просто за вызов на дуэль полагалось лишение всех чинов и частичная конфискация имущества. Еще строже был спрос за выход на поединок и обнажение оружия. За это полагалась смертная казнь с полной конфискацией имущества. Секунданты тоже подлежали такому же строгому наказанию.

«Артикул воинский» 1715 года еще более ужесточил ответственность за дуэли. Этому было посвящено две статьи (артикулы 139 и 140). Отметим, что петровские запретные нормы против поединков действовали до 1787 года и ни разу (!) за эти годы не применялись. Не потребовалось. Да и само русское патриархальное общество отвергало и осуждало эту смертельную заморскую забаву. Лишь во времена Екатерины II среди дворянской молодежи стал формироваться интерес к иноземной форме защиты чести и достоинства в поединках с оружием в руках.

Дворянская молодежь, сохраняя верность престолу и присяге, разбирательство нанесенных обид и защиту чести и личного достоинства все больше предпочитала проводить без судебного и административного вмешательства государства. Офицеры, всегда являвшиеся опорой трона, жили и служили по веками формировавшимися порядкам, писанным и неписанным правилам. Позднее генерал Л. Корнилов все это красиво сформулировал в своем жизненном кредо: «Душа - Богу, сердце - женщине, долг - Отечеству, честь - никому».

Постепенно дуэли стали причинять все больше беспокойства для власти. В 1787 году Екатерина II вынуждена была обнародовать «Манифест о поединках». Дуэли прямо были названы «чужестранным насаждением» и причислены к военно-уголовным преступлениям. В случае ранения или гибели дуэлянтов они подвергались наказанию за умышленное убийство или причинение ран и увечья. Если же поединок завершался бескровно, обидчику полагалась ссылка «на вечное поселение» в Сибирь. Позже ссылку заменили разжалованием в рядовые и заключением в крепость. На всех участников, включая секундантов, налагался крупный денежный штраф.

Однако строгость наказания не способствовало снижению числа поединков и принимавших в них участие. Но фактически их стало еще больше после заграничных походов русской армии в 1813 - 1814 годах. Дуэль в качестве сословного и эффективного средства защиты чести и достоинства оказалась востребованной в офицерском сообществе. Поэтому при Николае I запрет на дуэли был подтвержден в 1832 году в «Своде законов уголовных», а также в 1839 году в «Уставе военно-уголовном».

Суды обществ офицеров как регулятор взаимоотношений

Одни лишь запрещающие и карающие меры не смогли искоренить поединки в армейской среде. Было решено для разбирательства конфликтов между военными чинами создать особые суды при существовавших обществах офицеров. В 1863 году в полках и отдельных батальонах были созданы суды обществ офицеров. При них стали функционировать советы из числа офицеров-посредников. На эти советы из 3-5 выборных штаб-офицеров возлагались обязанности по выяснению причин и обстоятельств ссор, причиненных обид и нанесенных оскорблений. Если были затронуты честь и личное достоинство офицера и попытки примирения сторон не дали результата, то разрешалось проведение поединка. При этом за нанесенное оскорбление или заведомую клевету обидчик призывался к ответу на поединке с оружием в руках. Такая дуэль считалась законной, поскольку строго регламентировалась определенными правилами, позже представленными в виде дуэльных кодексов. Такие кодексы в Российской империи существовали в разных версиях с определенными различиями в порядке и условиях проведения поединка. Общепринятого Дуэльного кодекса в империи не существовало.

В качестве наиболее полного и соответствовавшего реалиям было принято определение дуэли, сформулированное русским военным писателем П. Швейковским. "Поединок, - писал он, - есть условленный бой между двумя лицами смертоносным оружием для удовлетворения поруганной чести с соблюдением известных установленных обычаем условий относительно места, времени, оружия и вообще обстановки выполнения боя".

По мнению В. Хандорина, из этого определения можно выделить основные признаки классического поединка (дуэли):

1) цель дуэли – ответное действие на нанесенное оскорбление, причиненную обиду или задетую честь офицера;

2) количество участников дуэли - только двое (оскорбленный и его обидчик);

3) средство дуэли - смертоносное холодное или огнестрельное оружие;

4) наличие установленных обычаем правил (условий) дуэли, обязательных к строгому соблюдению каждым участником поединка, включая секундантов.

При этом все понимали, что дуэль с точки зрения справедливости и правоты ничего не доказывала. Это отражалось в той или иной мере во всех дуэльных кодексах. "Основной принцип и назначение дуэли, - разъяснял кодекс, - решать недоразумения между отдельными членами общей дворянской семьи между собой, не прибегая к посторонней помощи". Не имела дуэль и судебного смысла, поскольку она далеко не всегда служила наказанием виновнику ссоры или конфликта. "Дуэль служит, - указывалось в дуэльном кодексе, - способом отмщения за нанесенное оскорбление и не может быть заменена, но вместе с тем и не может заменить органы судебного правосудия, служащие для восстановления или защиты нарушенного права".

В Российской империи существовали разные взгляды и оценки дуэлей, как общественных явлений, характерных в большей мере офицерской среде. При этом было немало сторонников точки зрения, что дуэль есть не что иное, как «самосудная расправа». Такое толкование имело под собой и некоторые юридические основания. Во-первых, поединки (дуэли) были официально запрещены законодательством империи. Во-вторых, они носили противоправный характер, поскольку проводились, как правило, тайно и сам факт поединка скрывался от официального правосудия. В-третьих, все дуэльные кодексы, применявшиеся регламенты, порядки и правила имели неофициальный статут. Лишь в период правления императора Александра III были утверждены "Правила разбирательства ссор, случившихся в офицерской среде" (введены приказом по Военному ведомству N18 от 20 мая 1894 года). И только с той поры в Российской империи впервые были легализованы поединки среди офицеров.

Даже цари избегали задевать честь офицера

Право и возможность поединка, как дела чести, укрепляли воинский дух и способствовали очищению офицерского корпуса от холопского сознания и прислуживания тем, кто относился к офицерам по принципу "Я вас в бараний рог согну!". За эти оскорбляющие слова, произнесенные на смотре полка, капитан Норов – боевой офицер, кавалер многих наград за храбрость – потребовал сатисфакции у великого князя Николая Павловича, наследника престола. Дуэль не состоялась. Однако все офицеры лейб-гвардии Егерского полка подали в отставку в знак протеста. В другой раз опять же великий князь Николай Павлович, будущий император Николай I, схватил за мундир офицера, не понравившегося ему своей строевой выправкой. «Ваше высочество, в руках у меня шпага», — спокойно сказал офицер, и рука великого князя сама отпустила воротник. При этом сам Николай I, осознавая себя первым дворянином в Российской империи, относился к дуэлянтам весьма либерально, хотя, по свидетельству А.О. Смирновой, и говорил: «Я ненавижу дуэли; это — варварство; на мой взгляд, в них нет ничего рыцарского».

Известен курьезный случай вызова на дуэль самого Николая I, о котором написал Н. Эйдельман. В один из новогодних дней царю доложили о полученном письме. Подписал его некто Александр Сыщиков. В письме он опорочил самодержавие и в конце написал: «Я оскорбил вас и все ваше. Вы, конечно, потребуете удовлетворения известным вам способом. Но стоит ли? Многих — на одного: нехорошо для рыцаря и дворянина... Посему предлагаю добрый древний обычай — поединок. В дуэли много мерзости, но есть одно, может быть, перевешивающее все другое, — право свободного человека решать свои дела самому, без всяких посредников. … К барьеру, Государь!»

Стараниями III-го отделения выяснилось, что Александр Сыщиков — это настоящее имя тамбовского дворянина. Он получил образование за границей и вернулся на Родину, по словам Николая I, «с духом критики». Сыщикова доставили к императору. Сам Николай I описал этот разговор в письме И.Ф. Паскевичу-Эриванскому. Дуэль, понятное дело, не состоялась. Царь простил мятежного дворянина и отпустил его. Однако спустя время Сыщиков был при сомнительных обстоятельствах убит на дуэли неким Василием Ивановым.

Или другой показательный случай. Будущий император Александр III в свою бытность наследником престола оскорбил некоего офицера. Наследник грубо говорил с ним во время аудиенции, а, придя в гнев от ответов офицера, и вовсе не литературно его обругал. Офицер не мог вызвать на дуэль высокородного обидчика. Он написал ему письмо, где пригрозил покончить с собой, если цесаревич не извинится за нанесенное оскорбление. Но наследник над этим только посмеялся. Офицер застрелился. Узнав об этом происшествии, император Александр II посчитал поведение сына недостойным и приказал ему сопровождать гроб с телом офицера в последний путь.

Все члены царской фамилии по мужской линии по традиции находились на военной службе и хорошо знали значение и цену чести и благородного достоинства офицера русской армии.

Заложники чужих решений

Суды чести, по замыслу их создателей, должны были рассматривать все обстоятельства ссор и оскорблений в офицерской среде, снижая накал страстей и, по возможности, разрешая конфликт миром. Иными словами, главная цель перед судами чести ставилась снизить число дуэлей среди офицеров, происходивших, порой, по недоразумению, из-за неверно истолкованных слов или по незначительным поводам. Это была важная государственная задача по сохранению жизней дворян, состоявших на военной службе. Военно-профессиональная и общая подготовка офицера требовала немало времени и достаточно затратно обходилась казне, чтобы нести небоевые потери на поединках в мирное время. Но как всегда случалось на Руси, к такому решению наши предки шли гораздо дольше, чем, скажем, те же европейцы.

Первые суды офицерской чести, как принято считать, появились в армии Пруссии еще в 1808 году. В Российской империи суды общества офицеров, позже преобразованные в суды чести, были учреждены в полках и отдельных батальонах лишь спустя 55 лет - в 1863 году. В "Положении о судах чести офицеров" говорилось: "Для охранения достоинства военной службы, офицеры, замеченные в неодобрительном поведении или поступках, хотя не подлежащих действию уголовных законов, но не совместных с понятиями о воинской чести и доблести офицерского звания, или изобличающих в офицере отсутствие правил нравственности и благородства, подвергаются суду офицерского общества. Суду этому представляются также разбор случающихся между офицерами ссор". Кстати, полковой суд чести мог разбирать лишь дела обер-офицеров. И первоначально суд чести выносил лишь два решения: либо полное оправдание офицера с признанием его «свободным от всякого укора в нарушении обязанностей и достоинства своего звания», либо признать его «подлежащим удалению из полка и увольнению от службы». В последнем случае офицер должен был с разрешения командира полка в трехдневный срок подать в отставку.

За первые годы существования судов чести и советов наставников выявилось, что в ряде случаев они принимают противоречивые и не совпадающие с существом дела решения. В таком случае совет наставников слагал свои полномочия. Несогласия и различия в принимавшихся решениях выборных органов офицерских обществ порождали ненужное брожение умов и разные толкования среди офицеров. Офицерские собрания проводились не часто, поскольку было сложно даже на время нарушить размеренный порядок службы в полку. Поэтому каждый случай досрочных перевыборов суда или совета растягивался, порой, на длительный срок.

Поединок по решению суда чести офицеров

По свидетельству ротмистра В.М. Кульчицкого, в числе поступков офицеров, разбирающихся в полковом суде чести, могли быть: «драка между офицерами, заем денег в долг у нижних чинов, игра с нижними чинами в карты, на бильярде, привод в офицерское собрание лиц сомнительного поведения, писание анонимных писем, нечестная игра в карты, отказ от уплаты карточного долга, двусмысленное ухаживание за женой товарища по полку, появление в общественном месте в нетрезвом или неприличном виде и т.п.».

Со временем суды все больше стали превращаться в органы коллективного осуждения тех или иных поступков, поведения или нелицеприятных слов офицеров, превращая их в заложников чужих мнений и решений. Если раньше случайный конфликт или недоразумение, возникшие между офицерами, можно было разрешить без урона для их чести и избежав кровопролития, то теперь суд чести мог вынести вердикт, обязывающий к участию в дуэли.

Большинством голосов полковой суд чести мог принять в отношении призванного к ответу обер-офицера следующие решения:

1) об оправдании привлеченного к ответственности и «восстановлении чести офицера»;

2) об удалении офицера, нарушившего «правила нравственности, чести и благородства» из полка;

3) об объявлении офицеру общественного порицания, когда «честь лишь подвергается опасности оскорбления»;

4) о проведении дуэли для восстановления честного имени и отмщения за нанесенное оскорбление. При этом суд чести в своем решении обычно отмечал, что «поединок является единственным приличным средством удовлетворения оскорбленной чести офицера». Однако здесь существовали некоторые законодательные ограничения. Во-первых, решение об обязательности дуэли для защиты оскорбленной чести и достоинства принимались лишь в отношении офицеров, состоящих на действительной службе. Во-вторых, осудить к поединку могли лишь обер-офицера и только своего полка. Отказавшегося от поединка по решению суда чести офицера по ходатайству командира полка увольняли со службы без прошения.

При этом суду чести в 2-х случаях подлежали и офицеры запаса: 1) при прикомандировании к войскам; 2) при призыве или мобилизации в армию. Однако эта категория военных чинов не могла быть принуждена судом чести к дуэли в защиту чести и достоинства. Есть несколько параграфов, относящихся к суду чести и в известном Дуэльном кодексе В. Дурасова. Кстати, там упоминается, что решения мог выносить и единоличный судья.

В наши дни дуэли в защиту оскорбленной чести нередко ошибочно смешивают с издавна практиковавшимися на Руси судебными поединками. Однако это абсолютно разные по сути и содержанию поединки. И конечная цель их разная. К тому же судебные поединки исчезли из правовой практики еще в XVI веке. Как отмечает П. Швейковский, до петровских времен бой в защиту чести и как «расправа за оскорбление» не были известны в русском обществе. Тем не менее, в XIX веке дуэли уже стали важным фактором защиты чести и оскорбленного достоинства в Русской императорской армии. Отличительной чертой дуэлей того времени стала готовность офицера скорее сложить голову в смертельном поединке, чем потерять честь и уронить свое благородное достоинство.

Решение суда общества, подписанное председательствующим и всеми членами, объявлялось немедленно привлекаемому к ответственности офицеру и затем представлялось полковому командиру. Жалобы на решение суда общества офицеров не допускались. Однако обвиняемому офицеру предоставлялась возможность в течение 30 суток со времени объявления ему решения суда чести подать командиру полка жалобу в случае нарушения процессуальных правил. Например, если суд собрался без разрешения командира полка или же обвиняемый офицер не был вызван для объяснений и т.п. Командир полка имел право отклонить решение суда чести, если признает жалобу справедливой либо сам обратит внимание на допущенные нарушения. Тогда суд общества офицеров вновь рассматривал это дело.

При увольнении со службы по приговору суда чести офицеров жалобы тоже не принимались, как и просьбы о предании суду чести для доказательства своей невиновности. Если суд признавал необходимость удаления офицера из полка и вообще с военной службы, то полковой командир представлял донесение об этом корпусному начальству с приложением приговора суда чести. При этом в документах об отставке офицера, как правило, не объяснялись причины его увольнения и не упоминалось, что офицер уволен по приговору суда общества офицеров. Исключение составляли те случаи, когда «само общество офицеров по свойству проступка признавало необходимым означить в приказе, что офицер уволен по приговору суда» с указанием причины увольнения. Офицер, уволенный с военной службы по приговору суда общества офицеров, не мог быть вновь принят на службу иначе, как с особого высочайшего разрешения.

Дуэльные трагедии по недоразумению

Пожалуй, наиболее полное изложение действовавшего в конце XIX века законодательства о судах общества офицеров и дуэлях в армии с толковыми комментариями написал военный следователь Петербургского военного округа полковник П. Швейковский. Эта книга, по мнению современников, вполне могла служить руководством в службе и повседневной жизни для каждого офицера. При этом автор с сожалением отмечал, что с введением в армии закона о поединках, появились «прискорбные случаи дуэлей по ничтожным поводам». И основания для такого вывода давала сама жизнь.

Например, хроникер издания «Сын Отечества» рассказал об одной из первых дуэлей, назначенных судом общества офицеров в соответствии с новыми «Правилами». Суть дела заключалась в нелепом недоразумении. Во время полкового праздника в Бобруйске два офицера Кутаисского полка, Уницкий и Павловский, поссорились из-за провозглашенного Уницким тоста. Через несколько дней они помирились и возобновили приятельские отношения. Но подобный исход ссоры не понравился некоторым их сослуживцам. Дело дошло до суда общества офицеров, который решил – быть дуэли. Офицеры вынуждены были выйти к барьеру. В результате офицер Павловский получил смертельную рану в правый бок.

О другом нелепом случае сообщил корреспондент «Степного Края» летом 1895 года. Речь шла также о ссоре двух офицеров-приятелей, возвращавшихся из увеселительного заведения. Все бы обошлось, но кто-то не вовремя вспомнил о циркуляре военного министерства о дуэлях. Приятелей, кстати, даже живших в одной квартире, заставили стреляться, и один из них был убит наповал.

«Честь имею» мог сказать не каждый

Понятия об офицерской чести и достоинстве у мальчиков дворянского происхождения закладывались с малых лет. Затем они формировались в военно-учебных заведениях России. Эти цели считались одними из наиболее важных в деле воспитания будущих офицеров. Такой подход одобрительно воспринимался дворянством, которое в той или иной мере участвовало в этом общем деле. Так, А.С. Пушкин считал необходимым с раннего возраста воспитывать в будущем офицере честь и честолюбие. В записке "О народном воспитании" он писал: "Кадетские корпуса, рассадник офицеров русской армии, требуют … большого присмотра за нравами ... Надлежит заранее внушить воспитанникам правила чести и честолюбия". При этом попытки решать "вопросы чести" в судебном порядке обычно среди офицеров расценивались как проявление трусости. Дуэль служила защитой чести и достоинства, а не каких-либо прав. Кстати, сам Пушкин славился острым на слово языком и задиристым характером. Поэтому его дуэльный список включал около 30 поединков.

Великий князь Константин Константинович, являясь генерал-инспектором военно-учебных заведений, поручил разработать кодекс чести кадета и юнкера. В военно-учебных заведениях большое внимание уделялось воспитанию будущих офицеров на примерах защиты чести и достоинства, не считаясь с угрозой для жизни. Так, законное чувство гордости вызывал рассказ о поединке гусарского поручика Телавского с десятком французских кавалеристов. Дело было в Париже в 1814 году. Оскорбительные реплики французов в адрес русской армии и ее офицеров не остались без ответа. Поручик вызвал обидчика на дуэль на саблях. Французы проявили солидарность, и соперников у гусара сразу стало 10 человек. Они ожидали схватки и победы, но получилось так, что 9 его противников сложили головы под ударами русского клинка. Даже лишившись в поединке двух пальцев, гусар только переложил саблю в другую руку и продолжил драться. И лишь обессилев от многочисленных ран, он геройски погиб, защищая честь и достоинство русского офицера. Такие истории кадеты и юнкера слушали, затаив дыхание.

Легализацией дуэлей в Русской императорской армии непосредственно занимался военный министр генерал от инфантерии П.С. Ванновский. Его приказ об офицерских поединках был задуман с целью повышения престижа офицерского звания в обществе и должен был укрепить чувства собственного достоинства и уважения офицера. Изначально законом разрешались лишь поединки между офицерами. Затем были разрешены дуэли офицеров с гражданскими лицами дворянского сословия. Современники отмечали, что военный министр очень высоко оценивал значение своего приказа от 1894 года о дуэлях. При этом Петр Семенович всегда подчеркивал, что именно ему «русская армия обязана восстановлением чести её мундира».

Русский Дуэльный кодекс и негласные правила поединка

Поскольку поединки среди офицеров были официально разрешены, то возникла необходимость упорядочить условия и правила их проведения. С этой целью разными авторами были написаны сразу несколько отечественных дуэльных кодексов: графа Василия Дурасова (1908), Алексея Суворина (1913), генерал-майора Иосифа Микулина (1912) и другие. Но все они между собой расходились в деталях и с существовавшей дуэльной практикой. Наиболее полным и подробно прописанным считался Дуэльный кодекс графа Дурасова. При этом следует напомнить, что официально единый дуэльный кодекс в Российской империи так и не был разработан. Приходилось пользоваться теми, что были под рукой. И драться на поединках в разных условиях и по различным правилам.

Русские дуэлянты обычно выбирали для решения вопросов чести один из трех видов оружия: шпаги, сабли или пистолеты. Дуэли на саблях были редкостью. Надо отметить, что европейские оружейники, начиная с XVIII века, стали изготавливать специальные наборы парного оружия для дуэлей. В определенном смысле, это уравнивало возможности и шансы дуэлянтов, поскольку в руках каждого из них было одинаковое оружие. Дуэльный набор, как правило, использовался лишь один раз и для других поединков он не предназначался.

Следует иметь ввиду, что дуэли с использованием холодного оружия в Российской империи не пользовались популярностью. Но если они и случались, то «поединщики» обычно не придерживались западноевропейских правил о завершении дуэли при нанесении первой раны. Русские офицеры в таких случаях дрались до смертельного исхода или тяжелого ранения, когда продолжение поединка станет невозможным. Особенностями дуэлей на шпагах или саблях была схватка либо не сходя с места, либо перемещаясь только по выбранной для поединка площадке. Дуэлянты выходили на бой с обнаженным торсом или в одной рубашке.

Однако в Российской армии офицеры предпочитали стреляться на дуэлях. Считалось, что пистолет снижает разницу противников в мастерстве владения оружием. Ведь, например, при поединке на шпагах надо было иметь хорошие навыки фехтования. К тому же, обмен выстрелами давал больше шансов на смертельный исход поединка. В таком случае опаснее означало почетнее для победителя.

Правила дуэли на пистолетах использовались различные и часто зависели от того, какой Дуэльный кодекс используется. Дуэлянты могли стрелять по очереди (жребию) либо одновременно по команде, стоя у барьера или идя навстречу друг к другу. При этом барьерами могли служить указатели, указывающие минимальное расстояние, на которое дуэлянты могли приблизиться друг к другу. Обычно это было от 8 до 20 шагов. Но случалось, что стрелялись и на 6 шагах. В этом случае смертельный исход поединка был наиболее вероятным. Существовало много других ограничений и тонкостей в организации и проведении поединка согласно выбранному Дуэльному кодексу.

Хорошие стрелки и умелые фехтовальщики получили неоспоримое преимущество в поединках. Справедливость в деле защиты чести и достоинства офицера теперь все больше зависела от мастерства владения оружием и опыта хладнокровных и безнаказанных убийств, чем от нравственных поступков и прогрессивных взглядов. Культ силы оружия в дворянском обществе порождал страхи и социальную неуверенность. Ни знатность происхождения, ни высокий воинский чин более не служили надежной защитой перед случайной смертью на дуэли.

Существовали разные правила вызова на дуэль – письменно, устно, пощечина, перчатка к ногам и т.п. Различали 3 степени тяжести нанесенного оскорбления – от легкого (словесного) до тяжелого (оскорбление действием). В зависимости от этого оскорбленный получал право выбора оружия, дистанции и других условий поединка.

Дуэли назначались в защиту чести офицера, затронутой на бытовом уровне. Все служебные конфликты решались в установленном порядке. Запрещалось подчиненному вызывать на дуэль своего начальника и наоборот. Это рассматривалось как преступление против порядка подчиненности и наказывалось в уголовном порядке. Кстати, в случае приема вызова или тайного проведения поединка наказание несли оба – и начальник, и подчиненный.

Однако случалось всякое. В период правления Александра I состоялась дуэль штабс-капитана Кушелева и генерал-майора Бахметьева. Причем поводом послужило оскорбление шестилетней давности. Тогда только что поступившего в лейб-гвардии Измайловский полк Кушелева за какое-то нарушение Бахметьев ударил палкой. Дуэль завершилась бескровно с примирением сторон. Генерал попросил извинения у штабс-капитана. Однако всех участников поединка, включая секундантов, привлекли к суду. Приговор был жестокий – Кушелева к повешению, Бахметьева и всех секундантов к лишению чинов и дворянского достоинства. Кроме одного из секундантов – графа Венансона, который накануне донес коменданту столицы о готовящейся дуэли. Но царь рассудил по-своему. Кушелева лишили звания камер-юнкера, а Бахметьеву объявили выговор. Удивительным образом больше всех пострадал граф-доносчик, поступивший строго по закону. Его на неделю заключили в крепость, а затем выслали на Кавказ.

Известны и иные необычные поединки. Так, при Николае II в 1908 году с ведома императора состоялась «генеральская» дуэль. Бывшие участники обороны Порт-Артура генерал-лейтенанты А.В. Фок и К.Н. Смирнов с оружием в руках выясняли отношения. И таких курьезных случаев немало.

Опять же, несмотря на то, что обычно на дуэль вызывали равных себе, со временем появились исключения в связи с разрешением дуэлей с гражданскими лицами из дворян. К примеру, Дуэльный кодекс разрешал в случае публикации оскорбительной для офицера статьи вызвать на дуэль журналиста-автора или редактора издания. Более того, можно было вызвать на дуэль по «секретным мотивам», не сообщая их даже секундантам.

Интересна статистика поединков на рубеже конца XIX и начала XX веков. По подсчетам И. Микулина, сделанным по документам, за период с 20 мая 1894 года по 20 мая 1910 года в армии по приговорам судов чести произошло 322 поединка: 251 — между военными, 70 — между военными и штатскими, один раз у барьера сошлись военные врачи. Среди дуэлянтов было 4 генерала, 14 штаб- офицеров, 187 капитанов и штабс-капитанов, 367 поручиков, подпоручиков и прапорщиков. Один поручик участвовал в 3-х дуэлях, четыре поручика и один подпоручик дрались дважды. По два раза дрались с военными и двое штатских.

В пяти случаях рубились на шашках, в двух использовались эспадроны. Остальные 315 дуэлей происходили на огнестрельном оружии, на них погибли 15 человек и 17 получили тяжелые ранения. На самом деле дуэлей в армии было, конечно, больше. По некоторым подсчетам, примерно треть поединков проходила в обход суда общества офицеров. Случалось, что у барьера сходились противники, накануне приговоренные судом чести к примирению.

Русские особенности офицерских поединков

Иностранцы считали, что русская дуэль по условиям проведения была «кровожаднее» западноевропейского варианта. Действительно, иногда условия поединка с согласия сторон устанавливались предельно жесткими. Например, у А.А. Бестужева-Марлинского читаем: «Теперь об условиях: барьер по-прежнему — на шести шагах? — На шести. Князь и слышать не хочет о большем расстоянии. Рана только на четном выстреле кончает дуэль, вспышка и осечка не в число». Подобные суровые условия часто выдвигались сторонами, даже если сама дуэль возникла из-за пустяка.

В русской дуэльной практике часто проводились поединки, по терминологии западных дуэльных кодексов, исключительные. Например, на пистолетах и на расстоянии менее 10 шагов. Или «через платок», когда из двух дуэльных пистолетов секундантами заряжался лишь один. После этого секунданты отходили в сторону, и распорядитель дуэли, не знающий, какой именно пистолет заряжен, предоставлял участникам поединка право выбрать оружие. Получив пистолеты, противники брались за диагонально противоположные концы карманного платка и по команде распорядителя стреляли. Тот, кто оставался в живых, узнавал, что заряжен был именно его пистолет.

Некоторые дуэли устраивались по принципу русской рулетки. К ней прибегали в случае непримиримой вражды между стрелками. Противники вставали на расстоянии 5-7 шагов. Из двух пистолетов заряжался только один. Оружие распределялось по жребию. Таким образом, соперники максимально увеличивали риск и случайность исхода дуэли. При этом жребий предоставлял им равные шансы. Дуэльные правила также включали в себя поединок «дуло в дуло». Разница с предыдущим заключалась только в том, что заряжались оба пистолета. Подобные выяснения отношений часто заканчивались гибелью обоих поединщиков.

В Российской армии была распространена дуэль, получившая по не вполне понятной причине название американской. В этом случае поединок как таковой заменялся самоубийством по жребию одного из противников. В Европе в ту пору такой способ дуэли часто называли русским. Одна из наиболее известных «американских дуэлей» произошла между двумя драгунскими капитанами Леоновым и Прохоровым. Они были друзьями и оба влюбились в актрису бродячего цирка. Решить спор уговорились «американской дуэлью». Роковой жребий выпал Леонову. Офицер, верный слову чести, пустил пулю себе в сердце...

Дуэльные сюжеты в русской литературе

Как-то так сложилось, что со временем общее представление большинства наших современников о чести царских офицеров и их готовности ради нее идти на смертельный поединок, сложилось под впечатлением о прочитанном в художественной литературе. В русской литературе конца XIX – начала XX веков сложилось довольно критическое отношение к официальному разрешению дуэлей в офицерской среде. Это было достаточно емко и многогранно показано в повести А.И. Куприна «Поединок». Конечно, известный писатель, а до того – поручик 46-го пехотного Днепровского полка, знал, как сохранить офицерскую честь в различных служебных и бытовых ситуациях. Драматически описаны события неожиданно возникшего любовного треугольника, приведшие к конфликту поручика Николаева и подпоручика Ромашова. Дошло до скандала в офицерском собрании. Суд чести полка вынес вердикт – нанесенный урон офицерской чести может быть решен только в поединке. Накануне дуэли на квартиру к Ромашову пришла жена его соперника по поединку – Шурочка. Пришла проститься, понимая, что этот романтичный и чужой в армейской среде человек утром погибнет от пули соперника. Но ради того, чтобы ее муж смог поступить в военную академию и после вырваться из гарнизонного захолустья, она была готова на все. И поединок был как нельзя кстати. Ромашов был готов извиниться перед Николаевым и отказаться от поединка. Но Шурочка, одарив его на прощание женской лаской, настояла, чтобы они стрелялись. Она понимала, что дуэль, завершившаяся примирением противников, всегда вызывает ненужные сомнения в полковом обществе офицеров. К тому же такой исход назначенной судом чести дуэли, закрывал путь ею мужу в академию и рушил все ее честолюбивые планы.

Завершился поединок печально. Ромашов получил смертельное ранение и погиб. Из-за коварства любимой женщины? Или защищая свою честь? Или за доброе имя жены своего сослуживца, в которую он посмел влюбиться? Об этом среди современников было много споров. Куприна обвиняли в том, что он слишком откровенно изложил все «прелести» жизни захолустного гарнизона. К тому же он правдиво передал атмосферу, царившую в полковом суде чести. И вообще, показал «изнанку» офицерской жизни в русской армии той поры.

Главной темой была выбрана дуэль и в некоторых других литературных произведениях. Достаточно лишь перелистать «Испытание» А.А. Бесстужева-Марлинского, «Выстрел» А.С. Пушкина, «Большой свет» В.А. Соллогуба, «Ятаган» Н.Ф. Павлова, «Бретёр» И.С. Тургенева, «Поединок» Е.П. Ростопчиной или «Дуэль» А.П. Чехова. Помимо этого, дуэли описывались как отдельные сюжетные эпизоды во многих повестях и романах. И далеко не всегда даже литературный поединок чести соответствовал своему названию. Да и достоинство, благородство и справедливость его участники не всегда соблюдали, бросая вызов, порой, по весьма бесчестным поводам. Иной раз к дуэли приводила черная зависть к успеху другого человека. Таков, например, Сильвио у Пушкина и Лучков у Тургенева.

А повесть графа Соллогуба «Большой свет» в светском обществе была воспринята как основание для вызова М.Ю. Лермонтовым автора на поединок. Ведь современниками он легко угадывался в образе молодого армейского офицера Михаила Леонина, прикомандированного в столице к одному из гвардейских полков. Но у поэта и офицера нашлись силы устоять перед злословьем и коварством высшего света, который, в конечном счете так и не принял его в свои ряды. Дуэльной схватки великосветские злопыхатели и злопыхатели не дождались.

В книгах и в жизни на дуэлях дрались добропорядочные дворяне и откровенные подлецы, наивные романтики и хладнокровные убийцы. Безответственные забияки втягивали в дуэльную схватку случайных людей, оказавшихся волею судьбы не в том месте и не в то время. Здесь было бы уместно вспомнить размышления Герцена по поводу дуэлей в «Былом и думах», которые привели его к выводу о том, что дуэль «оправдывает всякого мерзавца или его почетной смертью, или тем, что делает из него почетного убийцу».

Среди офицеров в разных чинах и должностях было немало тех, кто осуждал поединки в армейской среде и не скрывал своих взглядов, несмотря на преобладавшее в обществе и в русской армии одобрение узаконенных убийств на дуэлях. Горячие споры вокруг снятия запрета на поединки в офицерских кругах начались после мая 1894 года. Они проходили в острых дискуссиях не только в офицерских собраниях в войсках, но и на страницах военной печати. Например, достаточно часто этот вопрос обсуждался в считавшемся офицерским журнале «Разведчик». В числе открытых противников дуэлей был, например, такой известный военный авторитет как генерал от инфантерии М.И. Драгомиров. Свою точку зрения он изложил в изданной в Киеве в 1900 голу специальной брошюре «Дуэли». Это было актуально, поскольку после того, как офицерам было разрешено драться на дуэли с гражданскими лицами дворянского сословия, возникли новые очаги напряжения в обществе.

Безусловно, рассмотренная дуэльная тематика не претендует на исчерпывающую полноту и всесторонность. Были рассмотрены лишь некоторые, на наш взгляд, важные аспекты феномена офицерских поединков в Русской императорской армии. Эта тема остается недостаточно изученной и ждет своего исследователя.

Автор: Михаил Сухоруков
Источник

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Внимание!

Статистика

Ненудные советы

Перейти в раздел

Родителям о детях

В этом разделе мы будем делиться с вами опытом родителей в непростом деле воспитания своих детей

Перейти в раздел

Developed by JoomVision.com