Developed by JoomVision.com

Новое в рубриках

Перейти в раздел

Лекционный зал

Перейти в раздел

Перейти в раздел
Перейти в раздел
11.10.2018 версия для печати

Правоохранители Российской империи

Часть 1. Исторические корни отечественной правоохранительной системы теряются в глубине веков. Немало было сделано во времена Петра Великого и Екатерины II. Однако, в целом, государственная структура и состав полицейских сил определился к началу XIX века. В 1860-е – 1880-е годы проводились кардинальные изменения в рамках масштабной реформы всей системы правопорядка империи. Дальнейшие перемены, как правило, не затрагивали сложившиеся устои и контур управления, в целом, всей правоохранительной системой в стране.

Полицейские силы империи

В Российской империи в конце XIX – начале XX веков функционировала довольно сложная правоохранительная система, в ряде случаев дублирующая те или иные правоохранительные функции и задачи различными входящими в нее структурами и службами. Далее будет идти речь, в основном, об общих силах полиции, находившихся в ведении Департамента полиции МВД империи.

При этом за рамками публикации во многом остаются такие важные правоохранительные структуры, как жандармерия и охранные отделения, а также 9 министерств и ведомств, которые имели в своем составе военизированные подразделения, выполнявшие те или иные полицейские функции. Например, министерство промышленности и торговли ведало горно-полицейской стражей и фабрично-заводской полицией. В министерстве финансов состоял корпус пограничной стражи, таможенные подразделения, корчемная стража. Министерству юстиции подчинялись тюремная и конвойная стража, судебные приставы. Были схожие подразделения и в других министерствах.

Имелась в виде отдельной правоохранительной службы дворцовая полиция, обеспечивавшая охрану и правопорядок в императорских резиденциях и на прилегающих к ним территориях. Они же обеспечивали охрану и безопасность лиц императорской фамилии при их прогулках, выездах на отдых и во всех иных случаях согласно специальной инструкции. Дворцовые полицейские тесно сотрудничали со спецслужбой - III Отделением императорской канцелярии вплоть до ее упразднения в декабре 1883 года. В период формирования дворцовой полиции в 1861 году ее численность составляла 30 городовых. В 1905 году в дворцовой полиции по штату уже числилось 144 человека. Функции их тоже постоянно расширялись. Так, в обязанность дворцовых полицейских включили охрану и сопровождение «лиц, близких ко двору», а также проверку всех, кто имел доступ во дворцы и на охраняемые территории. И это несмотря на то, что с 1881 года охранные функции также несли собственная охрана царя, гвардейский пехотный отряд конвоя, отдельная железнодорожная воинская часть и другие дворцовые структуры безопасности и охраны. Дворцовая полиция была упразднена в апреле 1917 года постановлением Временного правительства.

Общие силы полиции подчинялись сначала Министерству полиции, а затем были переданы в ведение департамента полиции МВД. До середины XIX века все происходившие в правоохранительной системе перемены были связаны с поиском наиболее приемлемой и отвечавшей вызовам времени полицейской структуры империи. Как часто бывало, все реформы и новшества начинались со столицы. В октябре 1866 года столица империи была разделена на 38 полицейских участков вместо прежних 58 кварталов. При этом принцип деления города на 12 частей сохранился. Позже полицейские участки были созданы во всех городах империи. Все излишние полицейские структуры и должности были упразднены в целях снижения казенных расходов. Одновременно впервые был создан резерв полиции в качестве учебного подразделения для первичной подготовки вновь поступавших на службу в полицию.

В декабре того же года для несения патрульно-постовой службы была создана полицейская стража, состоявшая из околоточных надзирателей и городовых. Тогда же было разрешено состав городовых комплектовать из числа желающих добровольно служить по вольному найму. С той поры путь в полицию был открыт не только для отставных армейских нижних чинов, но и всех других, физически годных и способных нести полицейскую службу. Сословные состояния учитывались, но не являлись препятствием при поступлении на службу в полицию. Все новички должны были проходить обязательную начальную полицейскую подготовку в школе полицейского резерва.

В рассматриваемый период полицейские силы империи дополнялись новыми службами и подразделениями, что сопровождалось ростом общей численности полиции. С 1880 года департаменту полиции подчинялись охранные отделения, полицейские службы, отделения уголовного сыска, адресные столы и пожарные команды. В состав МВД, помимо перечисленных структур, входили специализированные подразделения полиции (речной, ярмарочной, портовой, железнодорожной) и полицейская стража. Имела полиция и свою заграничную службу.

Местные полицейские структуры, как правило, подчинялись губернскому полицмейстеру. Полицмейстеры из военных обычно имели чин полковника или генерал-майора, но числились на службе в полиции и носили полицейскую форму. Гражданские чиновники на таких должностях пребывали в чинах статского или действительного статского советника, что соответствовало V или IV классам согласно Табелю о рангах.

Однако в ряде крупных городов руководство полицией осуществлял градоначальник. На должность градоначальника обычно лично императором назначались военные чины и гражданские чиновники в ранге генерала или действительного статского советника. В обеих столицах эти должности часто занимали свитские чины из генерал-адъютантов императора.

В целом, проведенная во второй половине XIX века реформа правоохранительной системы империи привела к формированию новой полицейской структуры. Перемены затронули многие стороны полицейской службы, среди которых можно назвать следующие:

- созданы единые уездные полицейские управления во главе с исправниками;

- изменены принципы комплектования полиции: взамен нижних армейских чинов, негодных к строевой службе и направлявшихся на службу в полицию в порядке отбывания воинской повинности, после военной реформы 1874 года, отменившей рекрутский набор, был введен принцип вольного найма в полицию по контакту;

- увеличено жалование, введены пенсии, награждения за выслугу и иные льготы для большей привлекательности службы в полиции по вольному найму;

- пересмотрены функции полиции, часть из которых были переданы в другие правоохранительные структуры. Так, следственные действия возлагались на судебных следователей, а хозяйственные функции, благоустройство городов, продовольственное дело, контроль за состоянием дорог было передано в ведение земств и органов городского самоуправления;

- предписано было иметь полицейский резерв (учебные команды) в уездах;

- укреплено низовое звено полиции за счет введения должностей участковых урядников в уездах, а в городах увеличена численность околоточных надзирателей. Кстати, новая инструкция околоточным надзирателям, утвержденная министром внутренних дел, возлагала даже на дворников некоторые вспомогательные полицейские функции. Помимо дворников, среди осведомителей и добровольных помощников полицейских было немало швейцаров, извозчиков, официантов и других лиц, как правило, из сферы обслуживания.

Служба охранителей правопорядка и спокойствия в империи

В свое время император Павел I определил, что полицейские силы относятся к гражданскому ведомству. До этого полиция обычно комплектовалась из офицеров и отслуживших низших чинов. Поэтому долгое время в империи сохранялась смешанная система комплектации полицейских подразделений и служб как за счет военных, так и путем вольного найма на гражданские должности.

Согласно Уставу о службе по определению от правительства (1896 г.), при поступлении на государственную службу принимался во внимание и, при необходимости, проверялся уровень познаний кандидата. Если требовались по должности специальные знания, то они подвергались особому испытанию и проверке способностей сроком до 4-х месяцев. Этим же документом особо определялось, что российское юношество в возрасте от 10 до 18 лет должно проходить обучение и воспитание в российских учебных заведениях. Допускалось получение домашнего образования «со сдачей испытаний в гимназии», как тогда называли экзамены. В противном случае юноши, несмотря на происхождение и сословные привилегии, лишались права поступления на гражданскую службу в Российской империи.

Служба в полиции регулировалась гражданским законодательством империи. На полицейских чинов распространялись все положения о гражданской государственной службе, хотя по уже сложившейся традиции на службу в полицию могли поступать и военные чины. Такие условия поступления на службу были не во всех правоохранительных структурах империи. Например, в 1867 году на службу в Корпусе жандармов могли претендовать только армейские военные чины с образованием и стажем службы в строю не менее 5 лет. Позже ценз по выслуге снизили до 2-х лет. При этом надо было пройти предварительные испытания и сдать экзамены при штабе Корпуса жандармов. Несмотря на известное негативное отношение к «голубым мундирам» в обществе и в войсках, желавших перевестись из армии в жандармы, всегда было больше, чем требовалось. Что касается вакансий нижних жандармских чинов, то они замещались исключительно отставными унтер-офицерами, которые принимались на сверхсрочную службу с обязательством прослужить в жандармерии не менее 5 лет. В 1880 году Отдельный корпус жандармов со штатом в 520 офицеров и 6187 нижних чинов вошел в состав МВД империи. Помимо политического сыска жандармам вменялась и борьба с уголовной преступностью. Особой задачей являлось поддержание правопорядка на транспорте.

Несмотря на то, что стал возможным вольный найм на должности в полицию, на службу брали далеко не всех. Так, даже желавшие поступить околоточным надзирателем, должны были отвечать следующим требованиям:

• от роду иметь 25 - 40 лет;

• крепкое здоровье и телосложение;

• рост не менее 2 аршин 6 вершков (от 169 см.);

• преимущественно русский, православный (иудеев не принимали вообще);

• свидетельство об окончании курса трехклассного городского или уездного училища;

• в ходе бесед оценивалось общее развитие, умение грамотно и логично излагать свои мысли устно и на бумаге (проводилось письменное испытание).

Обязательным условием были положительные сведения о кандидате от полиции по месту проживания, а для отставных нижних воинских чинов – аттестация или рекомендация из полка. Так что получить личную номерную нагрудную бляху или жетон полицейского в Российской империи было непросто.

Уголовный сыск – дело рискованное

Юрист Т.Л. Матиенко в своей докторской диссертации, посвященной организации сыска в России, выделяет 4 основных исторических этапа развития сыскного дела, начиная с IX века. А исследователь Лядов А.О. называет три таких периода, начиная с XV века. При этом принято считать, что в начальный период на территориях русских княжеств осуществлялись лишь отдельные функции уголовного преследования. С появлением Разбойного приказа (1539 г.), а затем Приказа сыскных дел (1687 г.) эта работа упорядочилась, однако, как и прежде, осуществлялась в рамках других функций власти. Конечно, в те годы формировались лишь зачатки будущей сыскной полиции империи. Создание уголовного сыска (позже его синонимом стало понятие «розыск») в виде особого вида правоохранительной деятельности и самостоятельной функции российской уголовной юстиции происходит во второй половине XIX − начале XX века. Объективно это подтверждается следующими историческими фактами: 1) в полиции были созданы штатные структуры сыскных отделений; 2) были законодательно оформлены специальные положения и нормы регулирования функции сыска; 3) стали активно разрабатываться и применяться в процессе сыска специальные методы и способы: негласное наблюдение, криминалистические исследования, агентурные и иные способы получения оперативной информации.

В своих публикациях офицер современной российской полиции Р. Очур отмечает, что приказом по полиции от 31 декабря 1866 года была впервые учреждена в полицейском штате столицы империи сыскная часть в составе 22 человек. Возглавлял новое подразделение начальник сыскной полиции. К оперативному составу относились 4 чиновника для поручений и 12 полицейских надзирателей. Дозволялось в установленных пределах брать на службу внештатных сотрудников. Однако для города с населением примерно 500 тыс. человек такая численность сыщиков была недостаточна.

Спустя 3 месяца столичный обер-полицмейстер генерал Ф. Трепов представил на утверждение штат нового подразделения в составе городской полиции. Штатным расписанием определялась численность сотрудников, их должности и чины, а также денежное содержание. Начальнику сыскной полиции было установлено 1500 рублей жалованья и дополнительно 700 рублей столовых денег и 600 рублей на разъездные расходы. Квартира предоставлялась от казны. Был установлен чин по должности VI класса, равный армейскому полковнику.

Чиновникам для поручений установили жалованье 1000 рублей и дополнительно: столовые деньги – 500 рублей, квартирные – 300 рублей и на всех 600 рублей на поездки или по 150 рублей каждому. По должности установили VII классный чин, равный в гражданской службе надворному советнику или военному чину подполковника. Такое же жалованье и другие равные денежные выплаты (кроме разъездных) были у делопроизводителя. Кстати, и такой же классный чин. Полицейский надзиратель получал 450 рублей в жалованье без каких-либо доплат. Имели XIV (низший) классный чин, соответствовавший коллежскому регистратору на гражданской службе и прапорщику в армии.

Для сравнения приведем размеры годового офицерского жалованья того же периода. Упомянутые военные чины получали: армейский полковник – 750 рублей, подполковник – 580 рублей, прапорщик – 300 рублей. Полицейские оклады в ту пору, как видим, были выше.

Дополнительно сметой расходов предусматривалось 2200 рублей на канцелярские траты и оплату вольнонаемных писцов. К тому же в распоряжении обер-полицмейстера столицы имелось 8000 рублей на оперативные расходы сыщиков.

В сыскной части скапливались все сведения о преступлениях, преступниках, подозрительных лицах и другие оперативно-розыскные материалы. На их основании ежедневно составлялись рапорты о всех происшествиях в столице и принимаемых мерах. За сыскную канцелярию отвечали делопроизводитель и два его помощника (старший и младший). Вместе с ними трудился чиновник «стола приключений». Он вел особый журнал обо всех происшествиях и преступлениях в столице, готовил ежедневные рапорта и, при необходимости, всеподданнейшие записки на имя царя. По этой должности полагался IX классный чин (титулярный советник или штабс-капитан). Годовое жалованье составляло 400 рублей, столовые и квартирные деньги – соответственно 200 и 150 рублей. Надо сказать, что вся эта, казалось бы, бумажная работа, требовала хорошего образования, умения грамотно и по существу излагать суть произошедшего, навыка самостоятельной работы и определенных аналитических способностей.

Создание столичной сыскной полиции положило начало формированию оперативно-розыскных подразделений во всей системе МВД империи. На местах ситуация по созданию сыскных структур затянулась и существовала в разных формах. Так, сыскное отделение в полиции Баку долгое время существовало лишь на бумаге. Штат был заполнен только в 1908 году после проведенной проверки состояния сыскных отделений в империи.

При этом при проверках отмечалась высокая текучесть кадров среди сыщиков. Причины были самые разные. Например, из сыскного отделения полиции г. Киева, по данным А.О. Лядова, в 1906 году выбыло:

- за переходом на другие должности - 3;
- уволено по прошениям - 5;
- уволено в дисциплинарном порядке -16;
- умерло - 1;
- изувечено преступниками -1;
- подвергнуто взысканиям в административном порядке -11;
- заболело расстройством психической сферы вследствие переутомления - 2.

Итого в течение года выбыло 39 человек или в среднем службу в полиции покидали по 3 сыщика в месяц. Если учесть, что в этот период в штате киевского сыскного отделения было 23 сотрудника, то за год его состав практически дважды обновился.

К сожалению, в ходе реформы общеуголовного сыска в 1907−1908 годах после известных революционных событий были допущены серьезные ошибки, мешавшие в борьбе с уголовной преступностью. Учрежденные отделения сыска в канцеляриях городских полицмейстеров привели к децентрализации всей системы сыска. С ущербом для дела сыска были объединены дознание и розыск в функционале сыскных отделений. При определении штатов отделений сыска не был учтен рост преступности в империи, в результате сил и средств у сыщиков было недостаточно. Города империи были разделены на 4 разряда в зависимости от численности населения. Всего было создано 89 сыскных отделения в составе полицейских управлений в губерниях и крупных городах империи. На результатах работы сказывалось и отсутствие системы профподготовки чиновников сыскных отделений. Ситуацию не выправил даже принятый в 1908 году специальный правовой акт об организации сыскной части и «Инструкция чинам сыскных отделений» 1910 года.

Часть 2.

Для Российской империи, большинство подданных которой проживало в сельской местности, поддержание должного правопорядка и спокойствия в уездах и волостях было приоритетной задачей. Власть принимала меры и выделяла определенные средства для развития полицейского аппарата на селе. В 1878 году Александр II одобрил предложение о введении в 46 губерниях до 5000 должностей полицейских урядников. Под эту задачу были выделены немалые средства из казны. Поскольку в империи шло реформирование полицейской системы, то все документы в отношении к полицейским урядникам выпускались с формулировкой «временный». Однако, как показала жизнь, должностная категория урядников сохранялась в штатах полиции вплоть до 1903 года.

Урядник – главный полицейский на селе

Изначально должности урядников вводились для усиления полиции в уездах и для надзора за действиями сотских и десятских на местах. Иными словами, урядник не просто был подчиненным станового пристава. Одновременно он являлся полицейским начальником для низового уровня выборной сельской полиции. Крестьяне, как правило, сами на сходах выбирали из своей среды десятских и сотских. На этих людей возлагалось исполнение определенных полицейских функций. Они становились помощниками и опорой урядника на местах. Помимо этого, полицейский урядник тесно взаимодействовал с волостными старшинами и сельскими старостами.

Назначение на должности урядников осуществлялось уездным полицейским начальником в лице исправника, который проводил с ними «вступительное испытание». Чаще всего это было в форме собеседования. Важным условием успешной службы урядника было завоевание доверия местных жителей, для чего ему предписывалось «вести жизнь честную и трезвую».

Урядник содержал собственную лошадь. Его вооружение, как правило, включало револьвер, укороченную драгунскую винтовку и драгунскую шашку. Годовое жалованье составляло 200 рублей. Дополнительно ему ежегодно выплачивалось 50 рублей на пошив обмундирования, 100 рублей на содержание лошади и 55 коп. на ремонт шашки. Иными словами, если пересчитать его жалованье по расходам на день, то получалось примерно по 55 коп. в сутки. На такие деньги даже в деревне прожить было непросто.

Обязанности урядника отличались обширностью и разноплановостью задач, которые в ту пору относили к вопросам «охраны спокойствия и безопасности». На практике ему приходилось наблюдать за исполнением санитарных правил, мер пожарной безопасности, правил благочиния, а также проводить первичное дознание, выявлять и пресекать преступные замыслы и антигосударственные выступления. Урядник осуществлял гласное наблюдение за всеми выдворенными на жительство под надзор полиции. На него возлагалось и негласное наблюдение за всеми подозрительными и неблагонадежными лицами в зоне его ответственности. Занимался он сыском беглых, беспаспортных и нищих из крестьян. Расследовал мелкие правонарушения, при необходимости, осуществлял задержание подозрительных и виновных лиц.

Важнейшим правилом службы являлось ежедневное ведение записей о происшествиях, непорядках и нарушениях в «памятной книжке». Часто бывало, что спустя время эти записи становились важными уликами и фактами в расследованиях преступлений. К тому же чиновники в МВД считали, что ведение записей повышает общую грамотность урядника и формирует привычку к письменному труду.

Социальный состав категории полицейских урядников был весьма широкого спектра. В этом полицейском чине состояли дворяне, почетные граждане, мещане, крестьяне и даже лица духовного звания. Сословные пропорции в каждой губернии были свои. Например, в Саратовской губернии из 97 урядников 54 были выходцами из крестьян, а в Самарской губернии из 120 урядников крестьянами было 87 человек. Это составляло почти 56% и около 73% от всего штатного состава полицейских урядников в этих губерниях соответственно. Как правило, до поступления в полицию многие будущие урядники успевали потрудится на разных работах – почтальонами, писарями, конторщиками и т.п. Нередко на службу в полицию попадали случайные люди. Отсутствие кадрового полицейского резерва и некачественный подбор кандидатов приводил к массовым увольнением среди урядников. Так, в тех же Саратовской и Самарской губерниях из 232 назначенных в 1878 году на должности урядников менее чем через полгода были уволены 165 человек. А спустя год там же 140 урядников были привлечены к ответственности, в основном, за служебные проступки (поборы, побои, незаконные аресты, сокрытие правонарушений за вознаграждение). Полицейские урядники злоупотребляли своей властью над сотскими и десятскими, раздавая им поручения личного характера или возлагая на них работу в своем личном хозяйстве.

Ситуация приближалась к критической точке и было решено провести ревизию службы урядников. Среди недостатков и упущений по службе вскрылось, что большинство полицейских урядников были не местными жителями. Поэтому они ощущали себя временными на занимаемой должности и во вверенной им волости. Страдала правовая подготовка и общая грамотность, поскольку многие из них не имели даже начального образования, а грамоте большинство обучилось во время службы в армии. Более того, в ряде губерний сельское общество встретило назначение урядников недружелюбно. Почвой для этого стало превышение власти, нарушение установленных законами порядков и правил самими урядниками, имевшими довольно широкие, но не вполне конкретные полномочия. Бывали случаи, когда полицейский урядник становился угрозой для законопослушных сельчан вместо защиты их «спокойствия и охранения от преступных посягательств».

Создание полицейской стражи

В результате вскрытых недостатков в мае 1903 года в ходе продолжавшейся полицейской реформы должность урядника была упразднена. Однако сразу же она была возрождена, правда, в несколько ином качестве. Урядником стал именоваться волостной начальник команды полицейских стражников, наделенный другими полномочиями и обремененный иными обязанностями.

В связи с нарастающей предреволюционной нестабильностью общие силы полиции все в большей степени использовались во внутриполитических целях в ущерб борьбе с уголовной преступностью. В соответствии с упомянутым майским законом 1903 года в 46 губерниях России для укрепления правопорядка в сельской местности была создана полицейская стража. Позже число губерний возросло до 50, где правопорядок на селе обеспечивала реформированная полицейская структура. Она предназначалась «для охраны благочиния, общего спокойствия и порядка в местностях, подведомственных уездной полиции». Вместе с тем одной из ее главных задач стало пресечение крестьянских бунтов и протестных выступлений местного значения с тем, чтобы не отвлекать на это основные силы общей полиции. Руководство МВД империи считало, что сил и средств уездной полицейской стражи, переданной в подчинение губернаторов и уездных исправников, вполне достаточно для преследования уголовных преступников и подавления беспорядков на подведомственных территориях. Одновременно принятые меры позволяли освободить армейские части от несвойственных для них функций борьбы с разбоем и народными протестами.

В целом, организация уездной полицейской стражи отличалась от устройства городской полиции в столицах и губернских городах. Уездное полицейское управление возглавлял исправник. Эту должность занимал, в зависимости от численности населения и значения того или иного уездного города, полицейский начальник в чине от капитана до полковника. Законодательно было установлено, что общее количество полицейских стражников в губернии определялось из расчета - один стражник на 2500 жителей. При этом, наряду с формированием полицейской стражи, из ее состава образовывались «особые конные команды». Численность конной полиции не могла превышать четверти от штатного числа стражников. Стражники подбирались из местных жителей, отслуживших действительную военную службу, как правило, в артиллерии или кавалерии. Формирование конной полицейской стражи было обоснованной мерой в условиях обширных территорий уездов и в целях повышения оперативности в перемещении полицейских сил в нужное время и в нужное место.

Полицейские урядники, как известно, в разные годы наделялись различными полномочиями. Например, в отдельной команде конных стражников на плечи урядника возлагались конкретные командирские обязанности и отвечал он только за выполнение поставленной задачи и правильность действий своих подчиненных. Другое дело, когда полицейский урядник обеспечивал правопорядок в закрепленной за ним волости. На этой территории он являлся старшим полицейским начальником и руководствовался требованиями законов, инструкций и распоряжениями исправника и станового пристава.

Для борьбы с преступностью в сельской местности с 1912 года по опыту Екатеринославской и Курской губерний стали создаваться на средства земств «летучие сыскные отряды». Однако этот проект реализован не был, несмотря на то, что в Екатеринославской губернии такие отряды показали свою эффективность.

Вооружение и снабжение полиции

При поступлении на службу в полицию после принесения клятвенного обещания каждому вручалось личное оружие и боеприпасы. Например, городовому при вступлении в должность вместе с револьвером выдавалось 42 патрона к нему, а затем по 30 патронов ежегодно – для несения службы и тренировочных стрельб.

Свое личное оружие, а чаще всего это был револьвер системы «Смит и Вессон» или револьвер системы Наган, городовые носили в черной кобуре, укрепленной на поясе. По какой-то не вполне понятной логике, в период с 1900 по 1917 годы револьвер носили то с правой, то с левой стороны (рукоятью вперед). К револьверу прикреплялся прочный шнур красного цвета с медным перехватом у шеи. По борту шинели или мундира на пуговице городового на металлической цепочке висел тревожный свисток. Помимо этого, городовому выдавалась шашка пехотного образца с деревянной рукояткой коричневого цвета и с черными ножнами, отделанными медными частями. На шашке крепился кожаный солдатский темляк пехотного образца. В народе полицейскую шашку прозвали «селедкой». Носили шашку с левой стороны на перевязи из черного ремня. Позже в дополнение к оружию на поясе городового появилась кожаная сумка для бумаг с пряжкой-застежкой.

С учетом того, что долгие годы существовала практика комплектования полиции военными и гражданскими чинами, вооружение полицейских чинов в тот период выглядело разнообразно. Высшие чины и полицейские чиновники обычно носили при парадных мундирах шпаги образца 1855 года. Многие полицейские из офицеров имели пехотные сабли. На эфесе холодного оружия обязательно крепился темляк - специальный прочный ремешок, который надевался на запястье. При проведении операций по задержанию вооруженных революционеров-террористов или в случаях подавления массовых беспорядков нижние полицейские чины могли вооружаться винтовками со штыками.

В начале 1900-х годов значительная часть полиции была перевооружена револьверами системы Наган образца1895 года, хотя и прежние «Смит-Вессоны» продолжали оставаться на вооружении, особенно у полицейских в провинции. Офицерам и гражданским чинам полиции разрешалось за свой счет приобретать не состоявшие на вооружении полиции, но более современные револьверы и пистолеты типа Маузер, Браунинг, Парабеллум и другие.

При этом надо отметить, что до начала ХХ века в оружейных магазинах империи всякий желающий мог свободно приобрести боевое оружие. Оно было доступно по цене и широко рекламировалось в печатных изданиях. В качестве примера приведем краткий пересказ одной из таких рекламных публикаций Товарищества «Слава» из г. Лодзь. Всего за 2 рубля предлагался револьвер с 50-ю патронами. Разрешение на револьвер не требовалось. При заказе 3-х револьверов еще один прилагался бесплатно в подарок. За 75 коп. можно было купить дополнительно 50 патронов. Револьвер можно было купить даже по почте, оплатив 35 коп. за его пересылку наложенным платежом. Популярными были мелкокалиберные револьверы «Велодог», предназначенные для защиты велосипедистов от собак. Одним из самых популярных пистолетов был бельгийский Браунинг. Его можно было купить, в зависимости от комплектации, по цене от 20 до 60 рублей. Для сравнения: патефон стоил около 40 рублей, а корова от 45 до 60 рублей. Так что новинки были не всем по карману. Но дешевых моделей оружия, доступных даже для рабочих и низших служителей, предлагалось в избытке.

Свободный оборот оружия стал вызывать беспокойство у властей. В этой связи стали применяться ограничительно-контрольные меры к оружейной торговле. С 1900 года ввели запрет на ввоз из-за границы зарубежного боевого оружия военных образцов. В конце мая 1903 года Николай II утвердил важный документ под названием «О продаже и хранении огнестрельного оружия, а также взрывчатых веществ и об устройстве стрельбищ». С той поры купить нарезное (боевое) оружие можно было только по особому свидетельству, выданному губернатором. Оборот оружия стал учитываться в особых книгах, которые велись в оружейных магазинах. Однако гладкоствольные охотничьи ружья по-прежнему продавались без каких-либо разрешений. На руках у населения находилось большое количество самого разнообразного оружия. Опасность такой ситуации проявилась в декабре 1905 года с началом вооруженного восстания.

В результате просчетов и упущений, к примеру, московская полиция оказалась перед восставшими почти безоружной. Генерал-адъютант Ф.В. Дубасов распорядился немедленно вооружить городовых московской полиции однозарядными ружьями Бердана из военных запасов. Новый московский градоначальник А.А. Рейнбот, вступивший в должность в начале 1906 года, в своем отчете писал: «При ближайшем ознакомлении оказалось, что полиция не только не обучена, но почти безоружна. Так, … на 4000 городовых имелось 1332 револьвера старой системы Смита и Вессона, большинство коих в неисправном виде, и ни к чему не пригодные шашки по 2 р. 20 коп. штука». Для вооружения городовых Рейнбот приказал выдать приставам деньги в виде наградных и купить на них 900 револьверов системы Нагана и патроны к ним. Околоточным надзирателям также были выданы в виде наградных деньги на закупку 375 револьверов системы Смита и Вессона. Городовым «берданки» были заменены 3-линейными винтовками Мосина. Вооруженное столкновение полиции с восставшими привело к кровопролитию и к тяжелым последствиям для империи в дальнейшем.

Часть 3.

На полицейской службе находились военные и гражданские чины, а также низшие чины полиции. Армейские офицеры имели возможность перевода на службу в полицию. При этом в штатах полицейских управлений практически постоянно имелись вакансии как среди гражданских чинов, так и на должностях городовых, околоточных, канцелярских и других низших служителей. Прохождение службы в полиции стимулировалось чинопроизводством, наградной системой и предполагало возможность пенсионного обеспечения по завершению службы.

Чины и награды за службу в полиции

Правила производства в чины для полицейских были практически такими же, как и для других классных чинов. Служба чиновников считалась пожизненной, хотя законом предусматривались различные основания для досрочного увольнения. Положение о порядке производства в чины по гражданской службе (1834 г., с изменениями) устанавливало сроки выслуги лет в зависимости от 2-х критериев:1) добросовестная и положительно оцененная служба; 2) отличия в службе. На практике обычно придерживались последовательности присвоения новых чинов. Производство в более высокий чин, минуя очередной, случалось крайне редко.

Важное значение для службы имели образование и сословное состояние полицейского чиновника. Чиновники 1-го разряда, имевшие высшее образование, переводились через 3 года из XIV класса — в XII класс по Табелю о рангах. Затем через тот же срок — из XII в X класс (коллежский секретарь). И спустя следующие 4 года они получали чин IX класса. До этого чина имел возможность подняться по служебной лестнице практически каждый полицейский чиновник. А вот дорога к очередному чину для многих становилась сложным испытанием. Здесь начинался строгий сословный подход. Для дворян для получения чина VIII класса требовалось 4 года выслуги, а для всех остальных – 6 лет. Иными словами, срок выслуги дворян до чина статского советника составлял 14 лет, а для остальных — 16 лет. Для достижения чина V класса требовалось еще не менее 10 лет беспорочной службы. Далее чины присваивались исключительно по усмотрению самого царя.

Еще стремительнее была служебная карьера у чиновников в системе МВД империи, имевших ученые степени магистра или доктора наук. Они при поступлении на службу сразу получали, соответственно, чины IX класса (титулярный советник) и VIII класса (статский советник). Вполне понятно, что они принимались на высокие должности, которых не было в полицейских околотках и уездных городках. Поэтому здесь речь шла, как минимум, о губернских или столичных полицейских управлениях. Чаще всего это были должности в аппарате МВД или в учебных заведениях системы внутренних дел.

Что касается чинопроизводства за отличия в полицейской службе, то в этом случае сроки выслуги при получении чинов с XIV по IX классы сокращались до 2-х лет. Далее дворяне получали очередной чин через 2 года, а все остальные отличившиеся лишь через 4 года. Затем до чина V класса сроки выслуги уменьшались на 1 год при каждом производстве.

Чиновники 2-го разряда (со средним образованием) начинали полицейскую службу с XIV класса и должны были иметь более длительные сроки выслуги в чинах, чтобы продвигаться по службе. К тому же получить чин VIII класса, дававший права потомственного дворянства, они могли лишь заступив на соответствующую этому чину должность. Еще сложнее складывалось продвижение по службе у полицейских чиновников 3-го разряда, имевших лишь домашнее или незавершенное среднее образование. Им для получения чина XIV класса надо было предварительно сдать установленные экзамены. Кстати, очередные чины можно было получить и при увольнении от службы.

Помимо чинопроизводства полицейские офицеры и чиновники за «усердную и похвальную службу» при положительной аттестации представлялись к различным наградам. Срок для получения очередной награды равнялся 3 годам. Это правило не применялось для следующих поощрений: 1) объявление благодарности или царского благоволения; 2) пожалования чинов и орденов за выслугу лет; 3) получения обыкновенных подарков; 4) при единовременных денежных выдачах.

Случалось, что правила награждения нарушались, но обычно пожалование первых наград начиналось с орденов Св. Анны и Св. Станислава низших степеней. Это были самые распространенные награды для полицейских чиновников. На практике награждение чаще всего зависело не от заслуг и отличий, а от благоволения начальства и выслуги лет. Производились награждения и знаком отличия беспорочной службы.

Наградная система также имела свою очередность и определенную последовательность. Образование и здесь давало преимущества. Так, чинам с высшим образованием необходимо было прослужить на госслужбе для получения ордена Св. Владимира IV степени не менее 12 лет.

Лицу со средним образованием эти сроки увеличивались на 3 года, а не имеющим среднего образования — на 6 лет.

Так получалось, что в более привилегированном положении были военные чины, перешедшие на службу в полицию. Во-первых, с первым обер-офицерским чином они обретали личное дворянство. На гражданской службе попасть в высшее сословие было сложнее. Требовалось иметь чин не ниже IX класса. Во-вторых, потомственное дворянство получали полковники действительной службы (VI класс) и гражданские чины IV класса (действительные статские советники). Чин полковника обычно имел полицейский офицер на должности полицмейстера.

Для награждения низших чинов полиции имелся достаточно широкий набор медалей и знаков отличия. Серебряную медаль "За беспорочную службу в полиции" на аннинской ленте для ношения на груди с 1876 года вручали беспорочно прослужившим не менее 5 лет и оставшимся на службе в полиции. Решение о награждении медалями принимал губернатор по ходатайству полицейских начальников.

Положение "О награждении околоточных надзирателей, портовых и полицейских надзирателей и нижних чинов полицейских команд золотыми и серебряными медалями "За усердие" (1889) расширяло линейку наград. Золотая медаль "За усердие" имела владимирскую ленту, а серебряная — аннинскую. Для награждения серебряной медалью "За усердие" требовалось прослужить в полиции 15 лет, а также иметь медаль "За беспорочную службу в полиции". К золотой медали "За усердие" представлялись лица, прослужившие не менее 5 лет после награждения серебряной медалью. Награждение околоточных и полицейских надзирателей, имевших классные чины, медалями "За усердие" не производилось. Их награждали медалью "За беспорочную службу в полиции". Медали жаловались нижним чинам, которые прослужили безупречно в полиции не менее 5 лет. Право на ношение наград сохранялось и после их отставки.

За отличия в задержании преступников или в предотвращении гибели мирных граждан нижние чины полиции награждались знаком отличия ордена Св. Анны. По выслуге 12 лет в полиции в унтер-офицерском звании предоставлялось право на производство в офицерский или классный чин с условием сдачи установленного экзамена.

Практиковалось также поощрение деньгами. Единовременные денежные выдачи (денежные награды) обычно не превышали годовой оклад жалованья награждаемого. Были наградные выплаты и в меньших размерах. Так, нижние чины городской и уездной полиции за задержание преступника получали вознаграждение в размере всего лишь 3 рублей.

Пенсия как поощрение за долгую и беспорочную службу в полиции

В царской России пенсия от казны рассматривалась как награда. В Уставе о пенсиях и единовременных пособиях (1896) прямо указывалось: «В награду трудов, подъемлемых на государственной и общественной службе, сверх различных почестей и окладов содержания, установлены: 1) пенсии и единовременные пособия за долговременное и беспорочное прохождение оной…». Существовало несколько видов пенсий для гражданских и офицерских чинов полиции и МВД: пенсии из государственного казначейства; пенсии из инвалидного капитала; пенсии из эмеритальной кассы; пенсии для кавалеров орденов; пенсии по Комитету призрения заслуженных гражданских чиновников; усиленные пенсии по болезни или увечью на службе. Часть будущих пенсионных выплат чины полиции накапливали сами, например, отчисляя 6% от своего жалованья в эмеритальную кассу. Офицеры полиции, в отличие от военных чинов, такие отчисления делали добровольно.

Размеры пенсии от казны зависели от сроков выслуги. Так, за 25 лет службы полагалась пенсия в размере 1/2 жалованья, за 30 лет — 2/3 жалованья, а за 35 лет — в размере полного жалованья. При этом учитывалась выслуга не только в полиции, но и годы пребывания на государственной службе вообще. А у военных чинов, перешедших на службу в полицию, сохранялись все прежние привилегии, награды и выслуга в чинах. Отдельно выплачивалась пенсия кавалерам орденов. Имелись и другие пенсионные пособия. В империи существовало основное пенсионное положение – получать пенсию и жалованье по службе, как правило, было нельзя. Поступавший на службу в полицию пенсионер лишался прав на получение пенсии. Ее выплаты возобновлялись при отставке или увольнении со службы. Однако существовали и некоторые полицейские должности, где эти ограничения не применялись. Например, полицейский урядник мог получать одновременно и пенсию, и жалованье. Но это было исключением из правил.

Надо отметить, что материальное положение полицейских, вне зависимости от чинов и классов, существенно отставало от среднего уровня в других слоях общества. В этой связи как нижние, так и классные чины полиции, если позволяло здоровье, служили, по возможности, 35 лет и более, так как пенсия не могла обеспечить им нормального существования.

Однако на пенсию по выслуге лет могли рассчитывать не все сотрудники полиции и системы МВД. Например, пенсии не полагались тем, кто работал в полиции по найму. Даже не все городовые, выслужившие установленные сроки, могли получать пенсию за свою службу в полиции. На пенсионные выплаты могла надеяться лишь 20% от штатного состава полицейской команды губернских и наиболее крупных уездных городов. При этом пенсия у нижних полицейских чинов была невелика. За 30 лет полицейской службы устанавливалась ежегодная пенсия в размере 96 рублей. Это 8 руб. в месяц или примерно 26 коп. в день.

Пенсионное законодательство империи предусматривало начисление пенсий по инвалидности и болезни. В зависимости от тяжести полученного на службе увечья были установлены пенсии 2-х классов. При этом требования к выслуге лет и срокам состояния в эмеритальной кассе существенно понижались.

В случае гибели нижнего полицейского чина, его вдове, к примеру, полагалась пенсия в размере 36 рублей. А дети городовых прав на сиротскую пенсию вовсе не имели.

В 1912 г. был принят новый устав о пенсиях. Самым важным изменением, приведшим к увеличению пенсий, явилось их исчисление не только от окладов жалованья, как это было в течение ста предыдущих лет, а с учетом столовых и добавочных денег. В выигрыше оказались офицеры полиции и классные чины.

Под страхом лишения пенсии

В соответствии с законами Российской империи за определенные составы преступлений предполагались суровые наказания, сопряженные с лишением чинов, наград и пенсий. Причем это касалось не только чинов правоохранительных служб, но и всех вообще подданных Российской короны.

Екатерина Великая, утвердив в 1764 году доклад Сената «О пенсиях статских чиновников», впервые определила, что пенсии лишались чиновники, осужденные «за большие и бесчестные преступления». Однако перечень «больших» и «бесчестных» преступлений в документе не приводился. В Уставе о пенсиях 1827 года уже предусматривалось право лишения пенсии тех, кому она была ранее назначена. Такое могло произойти в случаях, если «чиновник в службе или в отставке по суду приговорен будет к наказанию, со внесением оного в послужной список». Однако и в этом случае перечень составов преступлений и видов наказаний приведен не был. Правда, приводилось уточнение, что выговор, сделанный чиновнику по судебному приговору и даже с внесением его в послужной список, не лишает его пенсионных прав.

Ситуация с перечнем противоправных деяний гражданских чинов, которые влекут лишение пенсионных прав, стала более понятной с принятием в 1845 году Уложений о наказаниях уголовных и исправительных. Теперь лишение пенсионных прав стало прямо зависеть от степени полученного чиновником наказания. Так, например, различные последствия имело «отрешение», «исключение» и «удаление» от должности.

Безусловно лишались права на пенсию те чиновники, которые подверглись уголовным или исправительным наказаниям, соединенным с потерей всех особенных, лично и по состоянию присвоенных прав и преимуществ, а также приговоренные к «исключению» со службы. А вот в отношении лиц, «отрешенных» от должности, закон разрешал указанное наказание не считать препятствием к дальнейшему прохождению службы и к получению пенсий.

Чиновники, приговоренные судом к наказаниям, соединенным с лишением или ограничением прав состояния, как и к исключению со службы, лишались права на пенсию даже в том случае, если по «Высочайшему милосердию» были избавлены от присужденного им наказания. Равным образом лишались права на пенсию чиновники, бывшие под судом по обвинению в преступных деяниях, влекущих за собой наказания, лишающие права на пенсию, но помилованные монархом. Иными словами, монарх освобождал тех или иных лиц от суда и наказания, но не освобождал их от последствий нахождения под судом или присужденного наказания. Для этого требовался особый, дополнительный акт монаршей милости.

Однако, несмотря на все строгости закона, немало правоохранителей, попав в тяжелую материальную ситуацию, становились на путь должностных правонарушений. Процветало мздоимство, превышение власти, незаконные аресты, сговор с преступниками и другие правонарушения. Жандармские и охранные отделения осуществляли своего рода негласный надзор за деятельностью полиции на местах. Однако даже громкие уголовные дела и судебные процессы, например, в Иркутске над преступниками в полицейской форме не сильно влияли на ситуацию. С началом Первой мировой войны криминогенная обстановка в империи существенно ухудшилась. Бывший министр внутренних дел А.А. Хвостов отмечал, что к осени 1916 года полицейские силы даже в столице были фактически деморализованы. «Я застал министерство внутренних дел в таком положении, — вспоминал министр, — что полиции почти не существовало... чины полиции прямо убегали... Если не ошибаюсь, в Петрограде чуть ли не 60 % городовых было в отлучке. Исходя из этого, я пришел к заключению, что вся полиция может разбежаться…». Так бесславно завершался период существования некогда мощной правоохранительной системы Российской империи.

Безусловно, нами рассмотрены лишь некоторые стороны полицейской службы и сферы деятельности правоохранительной системы империи. Материалы данной темы настолько обширны и многогранны, что рассмотреть их полностью в достаточно коротком цикле публикаций не представляется возможным.

Автор: Михаил Сухоруков
Источник

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Внимание!

Статистика

Ненудные советы

Перейти в раздел

Родителям о детях

В этом разделе мы будем делиться с вами опытом родителей в непростом деле воспитания своих детей

Перейти в раздел

Developed by JoomVision.com