23.07.2019 версия для печати

Его именем пугали врагов. Подвиги генерала Якова Бакланова

История Кавказских войн, которые Российская империя вела в XIX веке, знает немало героических имен русских военачальников. К сожалению, многие из них оказались незаслуженно забытыми. В этом году исполнилось 210 лет со дня рождения генерала Якова Петровича Бакланова – одного из самых ярких участников тех уже далеких от нас событий.

 

«Шайтан» под черным знаменем

Уже одного внешнего вида этого человека можно было испугаться – двухметровый великан с богатырским телосложением и пудовыми кулаками наводил ужас не только на врагов, но и на собственных подчиненных. Длинные усы переходили в бакенбарды, густые брови делали массивное и изрытое оспинами лицо еще более свирепым. Яков Петрович Бакланов отличался недюжинной физической силой и столь же удивительной смелостью, даже некоторой «отмороженностью», как сказали бы теперь.

Не менее страшным было и знамя полка, которым в свое время командовал Бакланов. Черное шелковое полотнище украшали череп с двумя скрещенными под ним костями и золоченой надписью из «Символа веры» - «Чаю воскрешения мертвых и жизни будущего века. Аминь». Яков Бакланов никогда не расставался с этим знаменем и враг прекрасно знал, что где появлялось это знамя, вскоре появлялась и массивная фигура бесстрашного офицера.

Где бы неприятель ни узрел это страшное знамя, высоко развевающееся в руках великана-донца, как тень следующего за своим командиром, — там же являлась и чудовищная образина Бакланова, а нераздельно с нею неизбежное поражение и смерть всякому попавшему на пути,

- писал один из современников.

Кавказские горцы не раз пытались убить ненавистного им Бакланова, которого они прозвали «Шайтан-Боклю». Даже серебряные пули специальные выпускали, так как верили, что офицеру помогает сам Шайтан и если Якова Петровича и можно убить, то только специальной пулей из серебра. Однажды некто Джанем, которого послал сам Шамиль, поклялся уложить Бакланова с одного выстрела. Более опытные горцы ехидно посмеивались – слава о русском командире шла очень недобрая. Бакланов и Джанем встретились у реки Мичик.

Горец замешкался и дважды промахнулся, а Бакланов, не спешиваясь с лошади и не теряя привычного самообладания, уложил своего противника метким выстрелом между глаз. Так у горцев родилась знаменитая поговорка: «Не хочешь ли убить Бакланова?». Обычно этими словами «ставили на место» безнадежных хвастунов, любивших рассказывать о своей необычайной силе или ратных подвигах. Бакланов за свою жизнь получил не менее десяти ранений, в том числе и тяжелых, но убить его смогло лишь безжалостное время.

Казак Войска Донского

Донской казак из казачьей дворянской семьи, Яков Бакланов родился 15 марта 1809 года в станице Гугнинской Войска Донского. Отец будущего генерала, Петр Дмитриевич Бакланов, был казачьим сыном, дослужившимся до чина полковника. Мать Устинья Малахова также была казачкой.

20 мая 1824 года Яков Бакланов поступил на службу в 1-й Донской казачий полк (Попова), где его отец Петр Бакланов командовал сотней. Спустя два года 17-летний урядник обвенчался с дочерью священника Серафимой Ивановной Анисимовой.

В составе казачьего полка Яков Бакланов участвовал в Русско-турецкой войне 1828-1829 годов, получив в 1829 году чин хорунжего и орден Св. Анны 4-й степени, а затем и орден Св. Анны 3-й степени. Уже тогда юный хорунжий проявлял чудеса храбрости и воинской доблести. После войны, с 1829 по 1831 годы, Бакланов нес сторожевую службу у реки Прут. 21 сентября 1831 года он был произведен в сотники.

В 1836 году Яков Бакланов принял участие в экспедиции против закубанских аулов в районе рек Псефир, Лаба и Белая. во время этого похода Бакланов получил ранение в голову. 4 июля 1836 года отряд под командованием Бакланова преследовал вчетверо превосходящих по численности горцев и после того, как были израсходованы все патроны, ударил в пики и смог уничтожить горцев почти полностью. За такой подвиг Бакланов 4 июля 1837 года был награжден орденом Святого Владимира 4-й степени.

В 1837 году Бакланова перевели в 41-й Донской казачий полк, а в 1839 году – в Донской учебный полк. В 1841 году Бакланов в составе 36-го Донского казачьего полка отправился в Польшу – нести караульную службу на границе с Пруссией. Однако уже в 1844 году он вернулся на Кавказ. Для донского казака Бакланова война на Кавказе стала делом практически всей его сознательной жизни.

Весной 1845 года Бакланов был направлен в 20-й Донской казачий полк, который в то время нес службу на левом фланге кавказской линии в Куринском укреплении. Уже 20 июля он отличился в сражении в урочище Шаухал-Берды, за что получил орден Святой Анны 2-й степени. В 1846 году Яков Петрович Бакланов был назначен командиром 20-го Донского казачьего полка, однако чин полковника получил лишь четыре года спустя – 10 февраля 1850 года. К этому времени Яков Петрович воевал уже четверть века, будучи настоящим боевым офицером.

Непрерывная Кавказская война Якова Бакланова

За долгие годы, проведенные на Кавказе, Яков Бакланов получил, в первую очередь благодаря своим исключительным личным качествам, широкую известность среди как русских солдат и казаков, так и среди горцев. Последние, как мы уже говорили выше, очень боялись бесстрашного русского командира, которого считали исчадием ада. Но и казаки старались лишний раз не попадаться под горячую руку Бакланова, который был человеком вспыльчивым, но и справедливым.

В отличие от многих царских старших офицеров и генералов, Бакланов лично принимал участие во всех сражениях, в которых участвовали его подчиненные. Без всяких раздумий он бросался вперед, сходился с врагом врукопашную. Даже удар, рассекающий неприятеля от темени до седла, прозвали «баклановским», столь велика была слава Якова Петровича на Кавказе.

Несмотря на крутой нрав, казаки ценили и любили своего полкового командира. Так, в одном из сражений с горцами Яков Петрович Бакланов чуть было не попал под пули неприятеля. Но его закрыл своим телом знаменитый пластун Скопин – трижды Георгиевский кавалер. Пуля раздробила Скопину плечо, но жизнь командира удалось спасти. Сам Скопин получил за свой подвиг чин хорунжего, став, тем самым, казачьим офицером. И не только Скопин, но и любой другой из баклановских подчиненных счел бы за честь закрыть своим телом любимого командира.

В очень короткие сроки Бакланову удалось сделать из 20-го Донского полка лучший казачий полк на Кавказе, хотя первоначально донцы уступали линейным казакам. Когда летом 1850 года Бакланов был назначен командиром 17-го Донского казачьего полка, многие офицеры и казаки из 20-го полка перешли в новый полк вслед за своим командиром. И 17-й полк также очень быстро превратился в один из самых боеспособных казачьих полков.

Одной из несомненных военных заслуг Бакланова было и то, что он существенно изменил тактику боевых действий. Фактически казаки Бакланова стали подражать в ведении боевых действий горцам, превратившись в «партизанское соединение против партизан». Сотни баклановского полка внезапно нападали на горские аулы, опустошая их, угоняли скот. Уже потом, уйдя в отставку, Бакланов подсчитал, что под его командованием казаки угнали у горских народов 40 тысяч овец и 12 тысяч голов крупного рогатого скота.

Словом, казаки Бакланова совершали рейды в тыл противника, лишая его материальной и продовольственной базы и заставляя горцев самих обороняться от набегов лихих казачьих сотен. Впоследствии, уже в ХХ веке, подобная тактика была взята на вооружение подразделениями специального назначения. Так что Якова Бакланова смело можно назвать одним из предшественников современного спецназа. Надо отметить, что за бесстрашие уважали Бакланова и сами горцы, хотя и мечтали, конечно, убить своего лютого врага.

Горцы! Если бы вы боялись Аллаха также как Бакланова, то давно были бы святыми. Но не будьте же трусами. Упорствуйте в борьбе и схватках с врагами более, чем вы делали это доселе,

- эти слова приписываются имаму Шамилю, который не мог, по понятным причинам, хорошо относиться к Бакланову, но восторгался его мужеством и воинскими качествами.

Впечатляет и участие Бакланова в боях у реки Мичик в 1852 году. В феврале полковник Бакланов получил приказ князя Барятинского, командовавшего левым флангом Кавказской линии, выдвинуться от Куринского укрепления к реке Мичик с отрядом из 3-х пехотных батальонов, 4 артиллерийских орудий и своего казачьего полка. Одновременно князь Барятинский вышел с войском из крепости Грозный и направился к Автурам в сторону Куринского укрепления. 17 февраля люди Бакланова обнаружили, что за рекой Мичик находится имам Шамиль с 25-тысячным войском.

Яков Бакланов, собрав 5 пехотных рот, 6 сотен казаков и 2 артиллерийских орудия, под покровом ночи смог пройти сквозь линию войск Шамиля окольными тропами и соединился с войсками князя Барятинского, приняв командование арьергардом. За это полковнику Бакланову был присвоен чин генерал-майора. В 1852 году, в возрасте 43 лет, Яков Петрович Бакланов дослужился до генеральских эполет. Спустя еще два года, в апреле 1854 года, Якова Бакланова назначили начальником кавалерии всего Кавказского корпуса русской императорской армии. За тридцать лет службы Бакланов своей кровью, постоянно рискуя жизнью, сделал прекрасную карьеру, пройдя путь от урядника до генерала.

Когда началась Крымская война, Бакланов был направлен на Кавказский фронт, где получил контузию при штурме крепости Карс. Ему дали орден Святой Анны 1-й степени, а в 1860 году Яков Бакланов получил чин генерал-лейтенанта.

Служба в Польше и последние годы жизни

В 1863 году территория современной Польши, а также западной части Белоруссии и Литвы была охвачена антироссийским восстанием. Для подавления польского восстания царское правительство направило на запад империи внушительные войска. Генерал-лейтенант Яков Бакланов был назначен командующим донскими казачьими полками в Виленском округе. Всю жизнь воевавший с кавказскими горцами, здесь Бакланов оказался немного не в своей стихии.

Но, привыкший командовать рейдами на аулы, Бакланов и здесь показал себя способным военачальником. Так, он не стал прибегать к немотивированным конфискациям имущества у польских повстанцев, учреждал опеки над малолетними детьми участников восстания, ссылаемых в Сибирь, и стремился сохранить за ними права на имущество. Сам Бакланов впоследствии писал генерал-губернатору Муравьеву, что действовал так во имя репутации русской армии, дабы никто не мог и слова сказать против русских войск, оперировавших на территории, охваченной Польским восстанием.

Впрочем, вскоре по состоянию здоровья Якову Бакланову пришлось оставить военную службу. В 1864 году в результате большого пожара в казачьей столице Новочеркасске сгорел дом генерал-лейтенанта Бакланова со всем имуществом. Яков Петрович перебрался в Санкт-Петербург, где прожил оставшиеся годы очень скромно. Всю генеральскую пенсию он отдавал на нужды благотворительности, помогая раненым казакам и солдатам и просто нуждающимся людям. 18 февраля 1873 года 64-летний генерал Яков Петрович Бакланов скончался.

4 октября 1911 года прах генерала Бакланова и поставленный над его могилой в Петербурге памятник перенесли в Новочеркасск. В 1930-е годы, уже в советское время, на памятнике генералу сломали бурку, папаху, шашку и бронзовый череп со скрещенными костями. Лишь спустя шестьдесят лет, в 1996 году, памятник Якову Петровичу был восстановлен в исконном виде. Сейчас имя Бакланова носит проспект в центре Новочеркасска.

Автор: Илья Полонский

Источник

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Внимание!

Статистика

Ненудные советы

Перейти в раздел

Родителям о детях

В этом разделе мы будем делиться с вами опытом родителей в непростом деле воспитания своих детей

Перейти в раздел

Developed by JoomVision.com