Главная → Пресс-центр → Новости
01.06.2020 версия для печати

Анна Кузнецова предлагает ограничить педофилам интернет-общение

2020.05.31 Парламентская газета. Людмила Глазкова.

1 июня — Международный день защиты детей и Всемирный день родителей.

В прошлом году количество обращений к уполномоченному при президенте по правам ребенка увеличилось почти на треть. Чаще всего люди жалуются на сложности, связанные с детским здравоохранением. Также просят помочь в судебных делах по семейным спорам и решении жилищных вопросов, обращают внимание на проблемы защиты половой неприкосновенности и традиционных семейных ценностей… О том, что сделано за 10 лет существования в стране института детского омбудсмена, «Парламентской газете» рассказала Анна Кузнецова.

Инициативы рождаются не из воздуха

- Анна Юрьевна, парламент принял беспрецедентно обширный пакет социальных мер по поддержке семей с детьми. На рассмотрении еще целый ряд законопроектов по реализации задач, поставленных в президентском Послании — 2020, а также предложенные членами Совета Федерации поправки в закон о государственной социальной помощи, о совершенствовании организации оказания первой помощи и медицинской помощи в образовательных организациях. Какие из них вы считаете наиболее важными?

- Все принимаемые сегодня меры, безусловно, значимы. Но хочу особо отметить важнейший принцип, который сформулировал спикер Госдумы Вячеслав Володин на одном из форумов. Предложенные шаги должны побуждать семью стать самостоятельной. Я считаю, что пособия, льготы или любые немонетизированные форматы поддержки — это ресурс, который должен давать семье помощь для раскрытия собственного потенциала, для саморазвития. Имею в виду не только адресные меры, но и системные управленческие решения. Это я считаю очень важной оценкой эффективности предложенных мер.

- Вы также выдвигали немало инициатив в сфере семейной политики. Какова их судьба?

- У нас достаточно четкое взаимодействие с парламентом. Закон об уполномоченных по правам ребенка в РФ дал нам право направлять мотивированные предложения в Госдуму, чем мы активно и пользуемся — уже подано около 50 инициатив.

Сейчас вместе с Советом Федерации работаем над законопроектом о многодетных семьях. Образована рабочая группа по подготовке поправок к закону о детях-сиротах, подготовлен пакет предложений по их постинтернатному сопровож-дению. Кстати, президент уже поручил разработать дополнительные меры господдержки в области образования детей-сирот.

Инициативы рождаются не из воздуха. В 2019 году к нам пришло более 85 тысяч обращений, на 27 процентов больше, чем годом ранее. Они дают нам срез самых острых проблем и болевых точек по стране. А картину дополняет работа с региональными детскими омбудсменами.

Детское здоровье на первом месте

- С какими вопросами обращаются люди?

- В иерархии тем наблюдается взрывной рост (почти 88 процентов) по вопросам здравоохранения — госпитализация детей, дополнительная диагностика, реабилитация, обеспечение препаратами. Но тут есть и успехи. К примеру, в России зарегистрировано жизненно необходимое лекарство для лечения детей со СМА, то же самое желательно сделать и для детей с другими орфанными заболеваниями. Но, к сожалению, дальше дело не идет и в регионах огромная проблема с финансированием их лечения. По этому вопросу мы обращались в Правительство РФ.

Успехом считаю включение расходных материалов к инсулиновым уколам с помощью помпы в программу госгарантий. Также поддержано наше предложение о присвоении категории «ребенок-инвалид» при сахарном диабете детям до 14 лет. На очереди, надеюсь, фенилкетонурия.

Много писем с просьбами о юридических консультациях в судебных делах — судебные дела по семейным, международным спорам, органам опеки (рост 37 процентов). Далее — жилищные вопросы, которые особенно волнуют многодетные семьи. Почти на четверть увеличилось число обращений по теме защиты права жить и воспитываться в семье.

Особо выделю еще одну тематику — детская безопасность, по которой я подготовила целый пакет предложений. Отчасти учтены и реализуются наши инициативы по профилактике суицида. Нас поддержали и в деле профилактики травматизма и гибели при выпадении детей из окон. Мы с Леонидом Михайловичем Рошалем и коллегами в регионах забили тревогу, подсчитав, что ежегодно сотни детей выпадают из окон. В результате Минстрой пошел навстречу и недавно изменил СНиПы. Теперь на окна в новостройках будут ставить ограничители.

- Вы настойчиво продвигаете законопроект о защите половой неприкосновенности детей. На какой он стадии?

- Это одна из первых инициатив. Каждый новый случай насилия укрепляет нас в решимости бороться за ужесточение мер наказания. Мне просто не дает покоя увеличение подобных преступлений за последние пять лет на 21,2 процента. Мы приняли участие в разработке депутатского законопроекта под руководством Ирины Яровой. Появляется пожизненное наказание, но мы настаиваем еще и на браслетослежении, пожизненном административном надзоре, ограничении интернет-общения и неприменении условно-досрочного освобождения для тех, кто совершал эти преступления. И не отступим от этих предложений.

Меня тревожит и нерешенность вопроса по предоставлению материнского капитала семьям-переселенцам. В Новосибирской области ко мне на прием пришли представители сообщества родителей и матери, у которых забирали маткапитал назад. Это были семьи переселенцев из ближнего зарубежья, теперь граждан РФ. В документе о порядке выдачи капитала не оговаривается детально, кто, где и когда должен родиться. На основании этого прокуратура подала иск об отзыве материнского капитала. Суд решил, что его нужно вернуть. А он уже потрачен.

Такая ситуация идет вразрез с новой концепцией миграционной политики. И это не только новосибирская история. Подобная коллизия может возникнуть в любом другом регионе, поэтому ее обязательно нужно урегулировать. Предложения свои мы направили в Госдуму и надеемся на скорейшее разрешение ситуации.

Жилье для детей-сирот

- В повестке омбудсмена видное место занимают проблемы детей, оставшихся без попечения родителей. Что вас сейчас больше всего волнует?

- Проблема жилья для детей-сирот. По данным Счетной палаты, его приходится ждать от 7 до 10 лет. После встречи с президентом я предложила наделить Минстрой полномочиями по обеспечению детей-сирот жильем. Это поддержано Правительством. Но вот выдачу денежных сертификатов вместо готового жилья мы поддержать не можем. Она чревата разными манипуляциями и мошенничеством, тем более что никаких защитных механизмов пока не предложено.

В детских учреждениях РФ содержится чуть более 40 тысяч воспитанников. Порядка 13 тысяч — в домах-интернатах. В последних, как показал мониторинг, права детей часто нарушаются. К встрече с президентом в 2018 году мы подготовили предложения с полным анализом ситуации, которые должны привести практически к реформированию домов-интернатов. Если бы органы опеки и попечительства, система здравоохранения в этих учреждениях работали как надо, возможно, такие радикальные меры не понадобились бы.

- Общество разделил законопроект о семейном насилии, подготовленный депутатом Оксаной Пушкиной. Ваше мнение?

- Тут надо разложить все по полочкам. Его сторонники ссылаются на ошибочность принятия закона о так называемой декриминализации побоев, хотя на самом деле он лишь отменил избыточную и некорректную норму, вновь введенную в законодательство. Никто никому никого бить не разрешает. На законопроект о профилактике домашнего насилия мы трижды давали отрицательное заключение, так как в нем масса противоречий и дублирование действующих норм.

- Институт детского омбудсмена существует в России десять лет. Что положительного он принес в сферу защиты прав ребенка?

- Это единственный институт, который целенаправленно занимается детством. Работа с обращениями граждан и региональными омбудсменами позволяет анализировать ситуацию как в разрезе страны, так и по регионам России. Порой мы связываем слаборазвитые межведомственные цепочки, мы активно расширяем сотрудничество с различными общественными объединениями, межсекторные связи, анализируя болевые точки по разным направлениям детской политики, предлагаем решения в том числе межведомственного плана. Сейчас мы разрабатываем новую консолидированную методику экспертной оценки положения детей с условным названием «Качество детства». Уже работаем с пилотным регионом, с Санкт-Петербургом.

Расширяется работа и по судебной практике. За три года подписали три международных соглашения. Ведется работа по возвращению детей из горячих точек. Наш алгоритм получил признание на международном уровне.

- Как период самоизоляции отразился на вашей работе?

- Подготовлен ряд инициатив, возникших из-за ограничительных мероприятий в связи с коронавирусом.

В том числе по летнему отдыху. Многие дети останутся без поездок в загородные лагеря, поэтому надо системно и быстро продумать, чем их занять. Это важнейшее условие их безопасности.

Желаемого результата еще не достигли

- Сказывается ли реально на демографической ситуации господдержка семьи?

- Если говорить о цифрах, то, конечно, желаемого результата мы еще не достигли, хотя последние двадцать лет государство уделяет серьезное внимание демографическим проблемам. Их решение заложено в том числе и в большинство принятых законов по поддержке семьи и детства. Меры нужно наращивать, причем разнообразные — федеральные, региональные, с вариативными подходами.

- Насколько актуально создание единой структуры по координации заботы о детях?

- Сегодня нет единого полномочного ведомства, которое занималось бы именно защитой семьи, семейной политикой, семейными ценностями, выработкой единой стратегии. Эти полномочия, учитывая предложенные поправки в Конституцию, могут быть возложены на Правительство. И тогда, вероятно, мы получим ресурс для принятия консолидированных последовательных решений в сфере поддержки семьи.

Органы опеки требуют реформирования

- То есть сегодня без этого не обойтись?

- У нас порядка двадцати с лишним ведомств, которые занимаются вопросами в сфере детства. И большинство проблем, по которым обращаются к нам, возникает на пересечении ведомственных функционалов. Когда или перекладывается решение из одной структуры в другую, или долго выясняется, кто все-таки должен нести ответственность. В результате беда приходит в семью, страдают дети.

Свежий случай в Мончегорске Мурманской области. Там несколько лет истязали ребенка. Некоторые ведомства знали, кто-то кому-то не сказал, посчитав, что это дело не его или по каким-то еще причинам бездействовал — все это обязательно выяснят следователи. А все это время ребенок терпел издевательства. Самое главное, что сейчас мальчик в безопасности. Его вылечили, он получит психологическую помощь. На должностных лиц возбуждены уголовные дела. Важно устроить теперь судьбу мальчика наилучшим образом.

Мы постоянно сталкиваемся с подобными историями и приходим к выводу о необходимости единой координации всех усилий по защите семьи и детей. Здесь, конечно, нужно быть осторожными. Не всегда создание новой структуры приводит к успешному решению проблем. Дело не в умножении бюрократических инструментов, а в их полезности. Они должны реально защищать семью.

Вот, например, в Башкирии создано министерство семьи, труда и социальной защиты населения, выработаны критерии оценки эффективности работы органов опеки даже в муниципалитетах. В Ульяновской области также создано профильное ведомство — министерство семейной, демографической политики и социального благополучия. Поэтому важно оценить опыт регионов по консолидации мер в сфере семейной политики в руках одного ведомства, прежде чем рассчитывать шаги в этом направлении на федеральном уровне.

Системность и координация против перекосов

- В Великобритании признали ценность института семьи, учредив министерство по борьбе с одиночеством. Почему бы и в России не создать ведомство семейной политики?

- Мне не нравится тема «борьбы против» или «с чем-то». Мне нравится «бороться за…». Вот, например, уже есть некоторые шаги и управленческие решения по консолидации усилий в части сопровождения детей-сирот. Ребенок-сирота, пока растет, может пройти через несколько ведомств, которым, как мы видим, нередко сложно договориться. Дома малютки находятся под Минздравом, социальные учреждения — у Минтруда, детские дома — у Минпросвещения.

Такая чехарда отражается и на работе органов опеки. Конечно, многие их сотрудники делают свою работу от чистого сердца, но случается и безответственность, и непонимание своих задач и функций. Цена этого слишком высока. Вот почему мы вышли на Минпросвещения с предложениями по реформированию органов опеки и попечительства. Шашкой махать не стоит — здесь судьбы детей, но изменения системы назрели.

На первом этапе предлагаем консолидировать сиротские учреждения в руках одного ведомства, чтобы обеспечить преемственность воспитательных, реабилитационных и иных программ помощи конкретному ребенку. Инициативу поддержало Правительство. В десятке с лишним субъектов уже действует пилотный проект по отработке, условно говоря, принципа единого ведомства.

- Органы опеки часто обвиняют в том, что они по надуманным причинам изымают детей из семьи. Люди видят здесь «руку» ювенальной юстиции в российской трактовке. Не протаскиваются ли явочным путем в нашу жизнь «евроценности»?

- Нарушения, которые мы выявляем, — это перекосы в разные стороны, непрофессионализм, отсутствие координации, непонимание своих задач, попустительство. Но из-за них происходят страшные нарушения, страдают дети.

То ребенка совершенно по надуманным предлогам забирают из семьи, например из-за того что ребенок находится у бабушки, или же наоборот, когда ребенка надо срочно спасать, опека безмолвствует. Поэтому в одном из регионов в результате насилия в приемной семье погибла девочка. В Магадане приемная мать восемь лет морила голодом мальчика Валеру, в 11 лет он весил 11 килограммов. Сейчас она отбывает наказание в колонии. Где была опека все эти годы? Имелась информация и о неблагополучии в семье двух братьев, которых отец потом оставил в аэропорту Шереметьево.

В Хакасии мы разбирали дело, когда из приемной семьи забрали сразу пятерых детей. Причина — конфликт сотрудницы органа опеки и приемной мамы. Кто-то сводил счеты, переставляя детей, как чемоданы из угла в угол. Чего же не хватило, чтобы помочь ребенку? Ответ очевиден: нужны как изменения в работе опеки непосредственно, так и системность в семейной политике, в целом ориентир на семейные ценности во всем, начиная с государственных стратегических документов, кончая должностными инструкциями специалистов. Тогда и минимизируем подобные перекосы.

Важно, во что будут верить наши дети

- В общественной повестке постоянно звучит тема защиты традиционных семейных ценностей. В чем их специфика?

- Я не философ, я практик. Убеждена, что Россия должна идти своим путем. Не против, не за, не копируя, не противореча, а просто своей дорогой. Ценности формируются в процессе исторического развития народов. В Европе есть разные практики, в том числе и традиция отдавать престарелых родителей в интернаты и приюты. Для нас такое неприемлемо.

Слово «семья» рождает образы мамы, папы, бабушек, дедушек, детей. Мы подписали ряд международных документов и выполняем обязательства по ним — в части, не противоречащей нашим национальным интересам. И только. Как-то я общалась с коллегой из Словакии, полномочным комиссаром по правам детей, которая знакомилась с опытом российских кризисных центров. Она спросила: помогают ли мне бабушки воспитывать детей? Я отвечаю: «Ну как, конечно. Как бы я без них справлялась?» У нее такая тоска отразилась в глазах. Она мне сказала: «А в Словакии это не принято».

Идут разговоры о процессе разрушения института семьи. Растет возраст вступления в брак и первых рождений, число разводов. И у нас много разводов. Нам нельзя терять семью как нашу самую главную ценность. Почему? Потому что это делает человека счастливым. А счастливый человек — это прекрасно. А счастливый ребенок? Это достойно всех усилий на свете!

Хотелось, чтобы и кино, и телевидение, и СМИ видели ценности семьи, учитывали ее разновозрастной состав и предлагали для каждого свой контент. Школа уже сделала первые шаги. В формате модулей в образовательную программу могут войти такие предметы, как основы семейных ценностей, семьеведение и тому подобное.

Конечно, материальная поддержка семьи весьма значима, но не менее значимо и то, как будут воспитываться наши дети, во что верить и на какие ценности ориентироваться.

Кузнецова Анна Юрьевна

Родилась 3 января 1982 года в Пензе. В 2003 году окончила Пензенский государственный педагогический университет по специальности «педагог-психолог».

В 2010 году создала благотворительный фонд поддержки семьи, материнства и детства «Покров», благодаря которому в области началась реализация комплексной демографической программы «Жизнь — священный дар». В 2011 году инициировала Всероссийский фестиваль-конкурс молодежных социальных проектов «Мой выбор — жизнь и здоровье». Руководит рядом специальных благотворительных программ, направленных на поддержку слабозащищенных слоев населения: малообеспеченных и неблагополучных семей, детей-инвалидов и сирот. В 2015 году — исполнительный директор всероссийской Ассоциации организаций по защите семьи, возглавила региональный исполком Общероссийского народного фронта. В сентябре 2016 года назначена уполномоченным при Президенте РФ по правам ребенка, вошла в состав рабочей группы при Президенте РФ по выработке предложений о дополнительном регулировании деятельности социально ориентированных НКО. Замужем, воспитывает семерых детей.

P. S. Пока материал готовился к публикации, пришла новость, что Анна Кузнецова родила седьмого ребенка. «Вот это и случилось. Сегодня Новый Человек родился в этот мир, а в нашей семье теперь семеро детей, пятеро сыновей, а у моих родителей - теперь десять внуков.И это моя очень простая арифметика счастья», - написала она на своей странице в Instagram.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Статистика

Ненудные советы

Перейти в раздел

Родителям о детях

В этом разделе мы будем делиться с вами опытом родителей в непростом деле воспитания своих детей

Перейти в раздел