26.08.2021 версия для печати

Как в Красной Армии боролись с трусостью и дезертирством

16 августа 1941 года Ставкой верховного главнокомандования был издан приказ №270, направленный на предотвращение трусости на поле боя. Предусмотренные в этом приказе меры не были ни уникальными в международной практике, ни излишне строгими.

Полностью название приказа №270 звучало так: «Об ответственности военнослужащих за сдачу в плен и оставление врагу оружия». Под документом стояли подписи Сталина, Молотова, маршалов Буденного, Ворошилова, Тимошенко, Шапошникова и Жукова.

В Приказе отдавалось должное мужеству и героизму наших войск, но сообщалось и о противоположных примерах, когда трусость, дезертирство и предательство приводили к поражениям нашей армии с массовой сдачей в плен.

К середине августа 1941 года число попавших в плен красноармейцев исчислялось сотнями тысяч человек. Белостокский, Минский, Уманский котлы были лишь самыми известными.

Перед бойцами стоял выбор. Продолжать бороться до конца, не бросая оружия, «не щадя своей крови и самой жизни, до полной победы над врагом» (из текста воинской присяги) или, спасая жизнь, сдаться в плен.

Не раз приходилось слышать, что массовая сдача в плен красноармейцев объяснялась, мол, тем, что они не хотели умирать за «ненавистный большевистский строй». Не надо! Умирать не хочется никому, а с проявлениями трусости в рядах войск боролись во все времена, в том числе очень жестоко.

В Древнем Риме существовало такое явление, как децимация. Крупное подразделение за проявленную на поле боя трусость наказывали, предавая казни каждого десятого без расследования личной вины или невиновности в позоре. Перед казнью приговоренных публично секли розгами.

В войске Чингиз-хана поступали ещё более жестоко: за бегство с поля боя десятка воинов мог последовать приказ казнить всю сотню, в которой служили трусы. И чингизиды создали огромные империи, просуществовавшие сотни лет…

Приказ №270 проводил различение между семьями сдавшихся в плен рядовых красноармейцев и командиров и политработников, «во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу». Для первых предусматривалось лишение государственной помощи, положенной родственникам защитников Отечества, а для членов семей командного состава, проявившего трусость, был предусмотрен арест.

Кому больше дано, с того больше и спросится. В том числе в смысле материального обеспечения. Советские офицеры получали хорошее жалованье. Перед войной командир взвода получал 625 рублей, ротный – 750, комбат – 850, командир полка – 1200 рублей в месяц, комдив – 1600 рублей. С началом боевых действий эти оклады увеличились в среднем наполовину, не считая премий. Например, за каждый сбитый самолет нашему летчику доплачивалось по тысяче рублей. Для сравнения: средняя довоенная зарплата в СССР была 330 рублей в месяц.

Сталина часто критикуют, придумывая откровенные глупости, вроде того, что все советские военнопленные после освобождения из гитлеровских лагерей отправлялись в советский ГУЛАГ. На самом деле освобожденных пленных красноармейцев после проверки СМЕРШем в большинстве случаев отправляли на передовую воевать дальше.

Однако к сдавшимися в плен офицерам и политработникам отношение было более строгим. Чаще всего их, разжаловав в рядовые, тоже направляли на передовую. Хотя проверки давали разные результаты. Так, командующего 6-й армией генерала Музыченко, попавшего в плен в Уманском котле в июле 41-го, после проведенной проверки восстановили в генеральском звании, и он впоследствии занимал должность заместителя командующего Приволжским военным округом.

Зато командарма 12-й армии Понеделина, который сдался в плен в том же Уманском котле, не исчерпав всех возможностей сопротивления, судили и расстреляли.

Близкие примеры мы знаем в русской дореволюционной армии. В 1829 году на Черном море туркам без боя сдался 44-пушечный фрегат «Рафаил». Суд оправдал лишь нижних чинов и часть младших командиров, но приговорил капитана и его помощников к смертной казни (впоследствии она была заменен службой в качестве рядовых матросов).

А в японской традиции понятие «плен» в отношении воинов-самураям практически не существовало вообще. Потерпевший поражение на поле боя самурай должен был с улыбкой сообщить свое имя победителю, а потом совершить сэппуку (харакири). Бежавший же с поля боя воин обрекал себя на такое презрение окружающих, которое исключало сохранение за ним и его семьей почетного дворянского статуса.

***

Семьи дезертиров и предателей приказом №270 приказывалось подвергать аресту. Их отправляли в 5-летнюю ссылку в отдаленные районы Севера и Сибири. При этом несовершеннолетних детей предписывалось не помещать в тюремные учреждения («пересылки»).

Наказание за измену Родине предполагало и конфискацию имущества изменника. Семьи военных жили чаще всего в служебном жилье по месту службы. Такая жилплощадь за ними не сохранялась. Как правило, им подыскивали жилье в других местах, где не хватало рабочих рук.

Кстати, американцы после начала войны с Японией вообще без всяких разбирательств арестовали несколько сот тысяч японцев с паспортами США, поместив их в лагеря для интернированных (концлагеря).

Подытоживая, надо сказать, что Приказ №270 не содержал мер, впервые примененных в советской практике. Он был призван напомнить бойцам и командирам Красной армии об их долге по защите Отечества, своих родных и близких – и о наказании для тех, кто, желая сохранить жизнь любой ценой, готов был долг нарушить.

Автор: Юрий Носовский

Источник

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Опрос

Статистика

Ненудные советы

Перейти в раздел

Родителям о детях

В этом разделе мы будем делиться с вами опытом родителей в непростом деле воспитания своих детей

Перейти в раздел

Конкурс