28.03.2013 напечатать

Детство Ивана Грозного

Отец будущего грозного государя - великий князь владимирский и московский Василий Иванович, тяжело заболел и умер, когда Ивану было всего три года. Предвидя скорую гибель, Василий III призвал к себе митрополита Даниила, бояр и составил при всех завещание, чтобы никто не смог его оспорить.

Претендовать на престол могли младшие братья Василия — князья Андрей Старицкий и Юрий Дмитровский. Наследником он назначил сына, до 15 лет он должен был находиться на попечении матери и опекунского совета («седьмочисленной» боярской комиссии). В этот совет вошли: князь Андрей Старицкий, дядя великой княгини Михаил Глинский, Василий и Иван Шуйский, Михаил Захарьин, Михаил Тучков и Михаил Воронцов.

Василий III ещё в 1531 году взял клятву с братьев быть верными не только ему, но княжичу Ивану. Перед смертью он заставил Андрея Старицкого и Юрия Дмитровского повторить слова присяги. Судя по всему, Василий чувствовал, что его смерть вызовет смуту в Русском государстве. Он заклинал братьев соблюсти крестное целование, говорил, что надеется на их честь и совесть. Василий Иванович призывал бояр «блюсти крепко» сына и державу. Особо он обращался к Глинскому, говорил, что тот должен за ребенка и Елену «пролить всю кровь свою».

Василий не зря тревожился за будущее жены и сына. Он ещё не умер, как начались первые склоки. Великий князь попросил пострижения и митрополит начал готовиться к обряду. Однако группа бояр во главе с князем Старицким внезапно воспротивилась. Хотя, казалось бы, какая им была разница, умрет государь мирянином или монахом. Безобразная сцена разыгралась прямо у постели с умирающим Василием Ивановичем. Бояре кричали, ругались. Князь Андрей и Воронцов даже принялись вырывать монашеское одеяние у митрополита. Владыке Даниилу пришлось их усмирять угрозой проклятия. Так, с «боем» митрополит смог добиться проведения обряда. Уже после смерти великого князя, митрополит Даниил в третий раз (!) привел братьев покойного к присяге, они пообещали верно служить Ивану Васильевичу и его матери княгине Елене. Митрополит взял клятву и бояр, дьяков.

Создавая опекунский совет при ребенке-государе, Василий, видимо, хотел соблюсти баланс сил, введя в него представителей различных боярских группировок. Но вышло наоборот. Регентский совет оказался нежизнеспособным. Вокруг престола сразу начались заговоры. Организатором первого заговора стал Юрий Дмитровский. Он не был даже включен в регентский совет, что говорит о том, как государь Василий III не доверял брату. В московском доме Юрия Дмитровского стали собираться его сторонники. Говорилось о том, что клятва дана под давлением, что регенты должны были дать Юрию взаимную присягу о соблюдении его прав. А раз такой клятвы не было, то присяга Юрия недействительна. К заговору примкнул Андрей Михайлович Шуйский. Однако, когда в заговор попытались вовлечь князя Горбатого-Суздальского, тот сдал заговорщиков Боярской Думе и княгине Елене. В начале 1534 года князь Юрий Дмитровский был арестован, его удел присоединили к владениям московского государя. Были арестованы его сторонники, включая Андрея Шуйского. Юрий Иванович умер в заключение – в 1536 году.

Надо отметить, что даже Василий Иванович не мог себе позволить репрессировать оппозиционных братьев. Княгиня Елена, ещё не имевшая полной власти, тем более не имела такой возможности. Видимо, доказательства вины были столь весомыми, что Боярская Дума полностью поддержала правительницу. Против ареста и заточения брата не выступал и Андрей Старицкий, он оказался в выигрыше. Теперь он стал ближайшим претендентом на престол. Он даже попытался поживиться за счёт удела брата. Князю Андрею принадлежала Старица, Верея, Вышегород, Алексин, Любутск, Холм. А в удел Юрия входили более крупные и богатые города – Дмитров, Звенигород, Кашин, Руза, Брянск, Серпейск. Андрей Старицкий попросил у Елены отдать ему удел брата, или часть его. Но усиливать потенциального противника княгиня опасалась, поэтому челобитчику отказали. Правда, в качестве компенсации он получил много дорогих даров – золото, драгоценности, меха, коней.

Княгиня Елена была весьма умной женщиной. И её правление было уникальным для Руси событием. Ведь со времен княгини Ольги не было прецедента, чтобы русской землей правила женщина. Она вполне справилась с бременем власти. В пользу княгини сыграл скрытый конфликт Боярской Думы и регентского совета. Дума была органом законным, с устоявшимися традициями и бояре, которые в неё входили, с неприязнью восприняли возвышение «семибоярщины». Некоторые из членной регентского совета даже не входили в состав Думы. Княгиня Елена смогла умело сыграть на противоречиях, проводя свои решения. Кроме того, она нашла надежную опору среди высших сановников. Ей стал не дядя Михаил Глинский, а блестящий полководец, любимец военных Иван Федорович Телепнев-Овчина-Оболенский. Обвинять княгиню в этом не стоит. Она была ещё молода, жизнь продолжалась. Елене было необходимо твердое мужское плечо. Да и выбор стоит одобрить. Телепнев в войнах всегда командовал передовым полком, это был лихой воин, который сам вел бойцов в сечу. Кроме того, нет сведений, что Телепнев став фаворитом великой княгини, получал за это вотчины, высокие чины и драгоценные подарки.

Регентский совет управлял Российским государством меньше года, после чего его власть начала рушиться. Это произошло вследствие нового заговора. Польско-литовский король Сигизмунд и крымский хан заключили союз и стали готовиться к нападению на Русь. Княгиня Елена и Боярская дума стали готовить войска на западных и южных границах к отражению нападения. Но вскоре выяснилось, что литовцы рассчитывали не только на свои силы и татар, но и на «пятую колонну». Причём среди родственников великого князя. С Сигизмундом поддерживали связь князь Семён Бельский и опытный полководец окольничий Иван Ляцкий. Они должны были формировать части в Серпухове, но бояре со своими дружинами и слугами сбежали к польскому королю (правда, воины и слуги, вскоре бросили хозяев, не желая служить Литве). Выяснилось, что заговор был более широким и в нём участвовали воеводы Большого полка Иван Бельский и Иван Воротынский, сыновья Воротынского – Михаил, Владимир и Александр. Их арестовали. Последствия этого заговора, при наступлении вражеских войск, могли быть катастрофическими. Однако заговор вовремя раскрыли. В это же время (в августе 1534 года) был арестован и член опекунского совета — Михаил Воронцов.

В конце 1534 года в руководстве Россией произошла ещё одна перемена. Неожиданно был арестован Михаил Глинский. Его заключили в тюрьму, где он и умер. Официально его обвинили в том, что он хотел овладеть престолом. Об истинных причинах опалы неизвестно. Возможно, князь Михаил Львович Глинский действительно пытался подмять княгиню под исключительно своё влияние. А для этого надо было отстранить от княгини Телепнева и думских бояр. Нельзя исключать и измену. Глинский уже изменял Василию, долго сидел в тюрьме. Только молодая жена великого князя выхлопотала дяде свободу. На западе у Глинского были определённые связи. Не зря за него в своё время хлопотал посол императора Священной Римской империи Максимилиана I Герберштейн. В то же время, вполне возможно, что Глинского просто оклеветали. Для врагов Елены он мог серьёзным препятствием для осуществления их замыслов. После этого регентский совет прекратил существование.

Правление Елены

Правление Елены Глинской было успешным для Руси. Она была не только красавицей, но и умницей, обладавшей политической волей и государственным мышлением. В Москве построили Китай-город, усилив оборону столицы. Несколько крепостей возвели на окраинах – Себеж, Заволочье, Велиж, заложили ещё несколько, в том числе на восточных рубежах. Стали строить новые стены в Балахне, Устюге, Вологде, Пронске, Темникове. В 1536 году правительство Елены заставило польского короля Сигизмунда I заключить выгодный для Руси мир. До этого русские воеводы уничтожили литовскую армию под Себежем. Во время её правления была проведена важнейшая денежная реформа – фактически в Российском государстве была введена единая денежная единица. Это была серебряная копейка весом 0,68 г; одна четвёртая часть копейки называлась полушка. До этого в обороте были московские, новгородские и псковские деньги. Это был важный шаг для стабилизации экономики державы. Деятельность фальшивомонетчиков была пресечена. Старые деньги изъяли из обращения.

При Елене началась губная реформа. Местные жители теперь сами выбирали должностных лиц, которые должны были расследовать преступления. Продолжение этой реформы вело к сокращению злоупотреблений на местах.

Княгиня продолжала централизованный выкуп угнанных татарами людей. С целью увеличить население Российского государства – начали зазывать крестьян из литовских владений. Переселенцам из Литвы предоставляли различные льготы, облегчения, землю. Учитывая тот факт, что под польскими и литовскими панами простому народу жилось непросто, если не сказать отвратительно (учитывая национальный и религиозный гнет), крестьяне массово стали переселяться в московские земли. На протесты и возмущение королевских сановников внимание в Москве не обращали. Дескать, сами лучше смотрите за своими людьми.

Елена Глинская.
Реконструкция по черепу, С. Никитин.

Заговор и мятеж Андрея Старицкого

Андрей Старицкий, обиженный отказом в разделе удела брата Юрия, уехал в свои владения и поносил великую княгиню. До поры до времени это ему сходило с рук. Необходимо было решать более важные дела, было не до злословия князя. Но старицкий князь вел себя всё более и более вызывающе. Отказывался посещать заседания Боярской Думы, хотя это была его прямая обязанность. Притворялся больным. В войне против Литвы со своими полками участие не принял, что вообще было на грани измены. Выходило так, что он независимый правитель и соблюдает «нейтралитет». Под предлогом помощи больному великая княгиня прислала Андрею придворного врача Феофила. Тот обнаружил князя совершенно здоровым. Андрей продолжал уклоняться от службы. Писал, что он в «болезни и тоске». Когда казанские войска вторглись в русские пределы, Андрей Старицкий получил приказ выступить против них со своими дружинами. Но он проигнорировал и это указание.

Понятно, что при дворе старицкого князя у Елены были свои глаза и уши. Княгине сообщали, что при дворе Андрея Старицкого собираются недовольные бояре, а дружины, которые не участвовали в войне с Литвой и Казанью, поддерживаются в полной боеготовности. Кроме того, поступали сведения о сношениях Андрея с литовцами. Возникло предположение, что Андрей Старицкий хочет сбежать к польско-литовскому владыке. К Андрею со словами увещевания послали Крутицкого епископа Досифея. Одного и старицких бояр, который находился в Москве арестовали.

В результате стало ясно, что Андрей Старицкий замышлял не бегство, а государственный переворот. Вот только подготовку переворота завершить не удалось. Узнав о том, что его человек схвачен, Старицкий забеспокоился, поняв, что над ним нависла угроза разоблачения. Андрей был в отчаянном положении и решился на открытый мятеж. С семьей, двором и воинами он выступил в сторону Новгорода, где у него были сообщники. Князь Андрей стал призывать боярских детей идти к нему на службу, обещал награду. Мотивом его выступления стал тот факт, что «Князь великий мал, а держат государство бояре. И Вам у кого служити?» Многие дворяне поддержали Андрея, стали съезжаться к нему. Среди них были и видные воеводы князь Пронский, Хованский, Палецкие, бояре Колычевы. Держава оказалась перед угрозой гражданской войны. Кроме того, был сорван поход на Казань.

Но фактор времени сыграл против князя Старицкого. Пока он раздумывал и собирал силы, Елена не сидела на месте, а действовала. Боярин Никита Хромой-Оболенский был направлен в Новгород и быстро навел там порядок. Иван Телепнев-Оболенский с конным отрядом бросился в погоню за Андреем. Князь Андрей Старицкий не дошел до Новгорода, получив известие, что дело провалено. Он повернул на юг, к литовской границе. Но уйти не успел. Его настиг воевода Овчина-Телепнев-Оболенский. Московский воевода развернул силы и стал готовиться к атаке. Андрей же был не готов воевать. В лагере его сторонников царил разброд. Многие были бы рады видеть в Андрее Старицком великого князя, получить награду за его поддержку. Но вот воевать со своими воины не хотели. Было очевидно, что переворот провален.

Андрей Старицкий растерялся и вступил в переговоры. Он согласился капитулировать, если ему гарантируют неприкосновенность. Оболенский тоже не горел желанием лить русскую кровь и дал согласие. Мятежников привезли в Москву. В стольном граде Елена выразила гнев Оболенскому, полномочий, чтобы давать клятву о неприкосновенности Андрея Старицкого у него не было.

Вооруженный мятеж был очень серьёзным преступлением. Недавно пленных казанцев поголовно казнили, так как считали мятежниками против законного государя. Но в этом случае княгине и Боярской Думе пришлось учесть высокое положение мятежника. Старицкого бросили в темницу, где он спустя несколько месяцев и умер. Его жена и сын Владимир были взяты под домашний арест. После смерти Андрея Старицкое княжество перешло к его сыну Владимиру. Князей Пронского, Палецкого, Хованского подвергли «торговой» казни – били кнутом на Торгу. Другие знатные мятежники отправились по тюрьмам и ссылкам. Только 30 детей боярских были приговорены к смертной казни.

Гибель Елены

В семилетнем возрасте Иван Васильевич уже выполнял первые обязанности государя – терпеливо сидел на троне во время торжественных приемов, говорил требуемые по обычаю слова. Появлялся перед народом во время выходов в храм. Жаловал отличившихся воевод. Хотя решения, конечно, принимал ещё не он. Жилось отроку в это время хорошо – его окружали заботой мать, Телепнев, мамка Челяднина, свой и материнской двор. В 7 лет у него появился вой дядька-воспитатель – Иван Федоров-Челяднин.

В апреле 1538 года 30-летняя Елена Глинская внезапно умерла. Ни один из источников не сообщает о какой-либо болезни. Княгиня была здорова. Современные данные исследования её останков указывают, что предположительной причиной смерти Елены стало отравление ядом (ртуть).

Судя по последующим событиям, это был хорошо организованный государственный переворот. Его возглавляли Василий и Иван Васильевичи Шуйские, знатнейшие князья занимавшие ведущие места в Боярской Думе. Княгиню похоронили в тот же день, когда она скончалась. Без присутствия митрополита, видимо, он был взят под домашний арест. Без великокняжеского погребального чина, долгих церковных служб, не допустили народ к оплакиванию. Мать государя, правительницу Российской державы просто вынесли из дворца и закопали.

Затем устранили сторонников Елены. На седьмой день после смерти правительницы были схвачены Овчина-Оболенский и сестра его Аграфена, которые чувствуя опасность, и скрывались в покоях государя. Это все происходило на глазах юного Ивана Васильевича. Князь вскоре умер в заключение, его уморили голодом. Аграфену сослали в Каргополь и постригли в монахини. Митрополита Даниила в 1539 году низложили и сослали в Иосифо-Волоколамский монастырь.

Видимо, этот заговор был организован уже давно и Шуйские ждали лишь подходящего случая. Престол должен был занять Андрей Старицкий. После гибели Елены он бы легко устранил Ивана. Поэтому, старицкий князь и хотел укрыться за мощными укреплениями Новгорода, дожидаясь хороших известий из Москвы. Однако на этом этапе заговор дал сбой, и Андрея больше не было. Поэтому заговорщики сохранили жизнь юного государя, чтобы править от его имени.

Власть Шуйских

После смерти Елены Глинской власть перехватили Шуйские. Их лидером был Василий Шуйский. Его амбиции заносились очень высоко. Уже через три месяца после переворота он женился на двоюродной сестре малолетнего великого князя Ивана. Представитель старшей ветви Рюриковичей стал вдобавок дядей государя. Кроме того, Василий Шуйский освободил из заключений и ссылок участников прежних заговоров: Ивана Бельского, Андрей Шуйского и пр. Под домашним арестом остались только малолетний Владимир Старицкий и его мать. Конкуренты Шуйскому были не нужны.

Василий Шуйский поселился в палатах Андрея Старицкого в Москве. Присвоил себе старый титул наместника московского. С сиротой Иваном Васильевичем совершенно не считались. Впоследствии он вспоминал, что его с братом Юрием даже кормили плохо, как «убожескую чадь», а бывало, просто забывали покормить.

Шуйские, укрепляя свои позиции внутри государства, совершенно забросили внешнеполитическую деятельность. Они предпочитали мириться с внешними врагами, не считаясь с потерями, а не воевать с ними. Шуйские согласились на все требования крымского «царя»: обязались не воевать с Казанью; посылать большие «подарки». Такой ценой был куплен «союз» с Сахиб-Гиреем. Однако «союзнические отношения» с крымским ханом не помешали отрядам татар продолжать набеги на южные области Руси. Казань же вообще не стала продолжать переговоры, начатые при Елене Глинской. Казанские отряды разоряли окрестности Нижнего Новгорода, Мурома, Вятки, Мещеры, Перми. Казанцы стали появляться во внутренних областях, которые до этого считались безопасными, около Вологды, Устюга, Тотьмы, Костромы и т. д.

Понятно, что не все были рады правлению Шуйских. Многие аристократы оказались на обочине, а казалось чем они хуже Шуйских? Оппозицию возглавил митрополит Даниил и Иван Бельский. Хотя Бельский и сам был заговорщик, и его освободили Шуйские, но теперь он стал их конкурентом. Его род не уступал по знатности Шуйским. Через государя Бельский и Даниил попытались провести свои решения, возвысить сторонников в обход Шуйских. Но перехватить управление они не смогли, сил не хватило. Осенью 1538 года оппозиция была разгромлена. От имени Боярской Думы и наместника московского Бельского бросили обратно в тюрьму, дьяка Федора Мищурина после пыток казнили. Митрополита в начале 1539 года сняли с поста и отправили в Иосифо-Волоцкий монастырь.

Правда, самому Василию Шуйскому воспользоваться плодами победы над оппонентами не удалось. Он внезапно скончался. Может пожилой человек не выдержал психических нагрузок связанных с «шапкой Мономаха». А может и враги «помогли» раньше времени уйти на тот свет. Лидером Шуйских стал брат умершего – Иван Васильевич. Он сильно отличался от брата. Если Василий был политическим игроком, который вынашивал далеко идущие планы, то Иван Шуйский был обыкновенным стяжателем. Вместе с родичами он стал грабить государеву казну. Деньги, которые должны были идти на жалованье детям боярским (категория служилых людей), шли в карманы Шуйским. Причём Шуйские пытались «отмыть» награбленное – золото и серебро переплавляли в чаши, различные предметы, на которых ставили фамильное клеймо Шуйских. Одновременно Шуйские и их сторонники хищничали на местах. Получая в кормления наместничества и волости, они их откровенно грабили. Придумывали дополнительные подати, которые шли в свой карман. Заставляли людей бесплатно работать на себя. Придумывая мнимые преступления, обирали богатых людей. Особенно «отличились» псковские наместники Андрей Шуйский и Василий Репнин-Оболенской, они грабили даже церкви и монастыри.

Набеги татар привели к массовому бегству людей. Власти на беженцев не обращали внимание. В результате на Руси, как всегда бывает во время смутного времени, резко увеличилось количество разбойных людей, «воров».

Искать управу на хищников было не у кого. Теперь решения Боярской Думы, которую контролировал Иван Шуйский, имели равную силу с приказами великого князя. Шуйские могли спокойно обойтись без ссылок на государя. К Ивану Васильеву относились пренебрежительно. Иван и его брат Юрий фактически жили сами по себе, без особого воспитания и пригляда, положенного их особам.

Положение страны продолжало ухудшаться. Налоги из провинции не доходили до Москвы, или разворовывались уже в столице. Дворяне и дети боярские не получая жалованье, разъезжались со службы по поместьям. Строительство крепостей и засечных черт начатое Василием и Еленой было остановлено. Система обороны Российского государства начала рушиться. К счастью для Москвы, этим обстоятельством не смог воспользоваться король Сигизмунд. Литва ещё не оправилась от прошлой войны с Русью, к тому же Сигизмунду пришлось вести тяжёлую борьбу с османами.

Резко выросла угроза со стороны Крыма и Казани. Казанские отряды врывались в густонаселённые области Российского государства, грабили, жгли, убивали, угоняли людей в полон. 1438-1340 гг. были чёрными для Руси. Орды казанских татар получили возможность безнаказанно «погулять» по русским областям. Дошло до того, что казанский хан посчитал себя победителем Руси и стал требовать, чтобы ему платили «выход», дань которую русские княжества раньше платили Золотой Орде. На других условиях Казань заключать мир не хотела. Крымские татары разоряли Рязанскую и Северскую земли. Шуйские униженно обращались к крымскому «царю», увеличивали «дары». Согласились признать Казань частью владений крымского владыки.

Правительство Ивана Бельского

Недовольство знати Шуйскими вскоре привело к организации нового заговора. На этот раз лидером недовольных стал митрополит Иоасаф. Теперь оппозиция действовала более скрытно и добилась успеха. В 1540 году произошёл переворот. Митрополит и оппозиционные бояре явились к великому князю и стали просить простить Бельского. Получив согласие Ивана Васильевича, освободили Ивана Бельского и посадили его на высшее место в Думе. Иван Шуйский был поставлен перед фактом. Тот оскорбился и отказался принимать участие в заседаниях Боярской Думы.

Правительство Бельского навело некоторый порядок в стране. Сместили с постов наиболее наглых воров. Псков, который был на грани восстания из-за действий Андрея Шуйского, получил особые права, такие в своё время Василий III даровал Новгороду. Псковичи получили право сами выбирать старост, целовальников, которые должны были вершить суд вместе с наместниками. На Псков распространили губное право. Город получил возможность расследовать уголовные преступления и карать преступников.

Сам Бельской, видимо, был противником сильной государевой власти и сторонником правления аристократии. Стараясь добиться некого «единения» в рядах знати он амнистировал всех политических преступников. Освободили Владимира Старицкого и его мать. Им вернули удел, разрешили держать дружину. Шуйские за свои преступления не понесли никаких наказаний. Иван Бельской амнистировал и своего брата-предателя Семёна Бельского. Тот в это время крутился в Турции и Крыму, объявил себя «великим князем рязанским» и на правах «великого князя» передал право на управление Рязанской землей османскому султану.

Однако в плане укрепления обороноспособности государства Бельской проявил себя энергичным и здравомыслящим деятелем. Вооруженные силы в спешке приводили в порядок. Нашли средства для выплаты жалованья воинам. Мобилизовывались боярские дети, собирали даточных людей, усиливали гарнизоны городов и крепостей. Укрепление обороноспособности державы произошло весьма кстати.

Бахчисарай и Казань решили нанести мощный одновременный удар по Руси. Планировали пройтись огнем и мечом по русским землям, поставить Москву на колени. Москве повезло, что казанский хан Сафа-Гирей решил идти зимой – для казанских отрядов лучшими дорогами служили замерзшие реки, к тому же морозы сковывали многочисленные реки, речки и болота региона. Лошадей они кормили сеном, которое брали в разоренных русских селениях. Крымские же татары предпочитали делать походы и набеги после зимы, когда в Диком поле для коней был подножный корм. В Казани хорошо помнили, что две зимы подряд они взяли на Руси хорошую добычу, не встретив серьёзного сопротивления. Сафа-Гирей, не стал ждать дядю Сахиба-Гирея и в декабре 1540 года повел войска на Русь. Казанцы дошли до Мурома и здесь столкнулись с хорошо организованной обороной. Кроме того, на казанцев пошли две рати – одна из Владимира под началом Дмитрия Бельского, вторая из Касимова под командованием служилого татарского «царя» Шах-Али.

Сафа-Гирей не стал дожидаться противника и снял осаду. Во время отступления часть его войска была уничтожена.

Правительство Бельского стало готовить ответный поход на Казань. Владимир стал местом общего сбора полков. Командовать армией должен был Иван Шуйский. Но весной 1541 года стали поступать тревожные известия с юга. Сахиб-Гирей собрал большую армию, к которой присоединились ногайцы, соединение османских янычар с артиллерией, отряды из Кафы и Анапы. Крымский хан планировал сокрушить Русь и, выполняя указание султана, посадить в Рязани Семена Бельского. Русское командование часть сил оставило во Владимире, на случай нового нападения казанских татар, а основные силы стали готовить к отражению удара на южном направлении. Войска возглавил сам Иван Бельской. Готовили полки в Серпухове, Туле, Коломне, Рязани. Разведка доносила, что татар более 100 тыс. человек. Боярская Дума и митрополит даже стали думать, куда вывезти государя на случай осады. В войска было отправлено письмо великого князя – самое раннее из известных произведений Ивана Васильевича (пусть и переработанное старшими).

30 июля крымско-ногайско-турецкая орда вышла к Оке. Противника встретили дружины Тутунтая-Пронского и Охлябина-Ярославского. Как только стало известно место переправы противника, сюда стянули и основные силы русской армии. Хан поняв, что переправиться под обстрелом и сопротивлением русской армии не выйдет, дал приказ отступать. На обратном пути крымские татары попытались захватить Пронск. Но крепость отразила несколько приступов, а затем Сахиб-Гирей получил известие о приближении русских войск и продолжил отступление. Русские отряды гнали противника до Дона. Это была полная победа.

Иван Шуйский снова на коне

Иван Бельской недолго находился на вершине славы. Прощая изменников и высокопоставленных воров, он сам себе вырыл могилу. Иван Шуйский продолжал руководить полками во Владимире, которые должны были выступить на Казань. Однако Шуйский был занят другим делом. Он обрабатывал подчиненных, вербовал сторонников. Был организован новый заговор, к которому примкнули другие Шуйские, Кубенские, Палецкий, казначей Третьяков. Их поддержали богачи Новгорода.

В столице стали готовить переворот. Ночью 3 января 1542 года в Москву ворвался отряд Петра Шуйского, сына Ивана, который выслали из Владимира. По сигналу к нему присоединились новгородцы, сторонники Шуйских. Иван Бельской не знал о заговоре и не смог организовать сопротивление. Бельского и его сторонников арестовали. Государь Иван Васильевич снова был напуган, к нему в покои ворвались, схватили и уволокли князя Щенятева. Погромщики ворвались и резиденцию митрополита. Иоасаф сначала прятался в подворье Троицкого монастыря, затем в покоя великого князя. Но заговорщики во второй раз ворвались в покои Ивана, изругали митрополита «с великим срамом» и едва не убили. Иоасафа «низложили» и сослали на Белоозеро в Кириллов монастырь.

На рассвете в стольный град с ратью, как победитель вступил Иван Шуйский. Арестованных противников отправили в заключение. Иван Бельской был сослан на Белоозеро. Шуйский не собирался повторять ошибок противника, и через четыре месяца его люди убили Бельского.

Чем занимался государь Иван в детстве

С подачи литератора и масона Н. Карамзина, который приложил немало усилий для искажения русской истории, период правления Ивана Васильевича, включая его время его юности, был опорочен. Согласно это версии, в юности государь развлекался тем, что мучил и убивал животных, носясь с дружками по столице, сбивал и топтал конями людей, устраивал игрища и потехи, портил девок и т. д. Источником подобных сведений была «История о великом князе Московском» Курбского, предателя-перебежчика.

Подобный взгляд был подвергнут сокрушительной и основательной критике ещё в царское время, а затем в советскую эпоху. Но либералы-западники 19-20 столетий увлеченно продолжали развивать версию Курбского – Карамзина. Понятно, что подобное самобичевание и очернение русской истории пришлось по душе и иностранцам. Эти выдумки до сих пор составляют значительную часть произведений, которые касаются эпохи Ивана Грозного.

Ни один современник о подобных фактах не сообщает. Курбский писал об этом уже в эмиграции. Ни один из иностранцев, хотя многие из них были враждебны России, о таких фактах не упоминает. Кроме того, существует важное косвенное свидетельство, которое может нам поведать о юности великого князя. Все исследователи, даже враждебные к Ивану Васильевичу, отмечают его образованность. Называют великого князя одним из самых образованных людей эпохи. Иван Грозный прекрасно разбирался в богословии, наизусть знал целые тексты из священного писания. Хорошо разбирался в ересях. Знал работы античных философов, греческую и римскую мифологию. Прекрасно разбирался в русской и зарубежной истории. В своих трудах приводил примеры из истории Древнего Вавилона, Персии, Греции, Рима, Византии, западных королевств. Досконально знал генеалогии европейских и многих азиатских династий. Иван Васильевич освоил искусство риторики, поэзии, музыки, знал военное дело, математику, архитектуру, некоторые познания в медицины. Был хорошим шахматистом.

В этом и кроется ответ, чем занимался государь в юности. Единственным человеком, который смог дать столь фундаментальное образование Ивану, был Макарий. Будучи учеником и последователем Иосифа Волоцкого, Макарий достиг положения новгородского архиепископа. Макарий был один из образованнейших людей того времени. Именно он начал грандиозную работу по составлению Великих Четьих-Миней (свод почти всех произведений церковно-повествовательного и духовно-учительного характера). Во время этой работы Макарий сформировал вокруг себя круг духовных и светских учёных, целую «академию». Работа шла 12 лет и завершилась созданием Софийского свода из 12 томов. Немало усилий Макарий приложил по учреждению на Руси книгопечатного дела. При нём была открыта в столице первая типография для печатания священных и богослужебных книг.

Иван Шуйский низложив Иоасафа, долго думал, кем его заменить. В итоге остановился на кандидатуре Макария. Учёный, книжник, просветитель Макарий показался ему не опасным. К тому же Новгород, где Макарий был архиепископом, поддержал его переворот, надо было отметить новгородцев. Действительно став митрополитом Макарий продолжил работу по созданию свода православной литературы. За десять лет создали ещё более полный памятник – Успенский свод. Но насчёт лояльности нового митрополита Шуйский ошибся. Правда, он избрал более длинный путь противодействия. Он начал готовить к правлению Ивана Васильевича. Мальчик по-прежнему был в пренебрежении у светских властителей. Митрополит же имел к нему доступ в любое время. Также можно отметить, что образование государя мог начать ещё митрополит Иоасаф, а Макарий его с успехом продолжил. Шуйские такому образованию не мешали. Читает великий государь «поповские» книги, очень хорошо, лишь бы под ногами не путался.

Шуйские, устранив Бельского, вернулись к своей прежней политике. Её суть была проста. Во внутренней политике – повальное воровство и хищничество. Во внешней политике – уступки, «примирение» с соседями. Поход на Казань был отменен. Казанские татары возобновили свои набеги.

Правда, Иван Васильевич Шуйский попользоваться плодами победы не успел. Заболел и вскоре умер. На первые места выдвинулись Андрей и Иван Михайловичи Шуйские, Фёдор Скопин-Шуйский. Они стали настолько всесильными временщиками, что иностранцы называли их «принцами крови», т. е. их считали людьми, которые вправе претендовать на престол.

Псков не получил обещанных льгот. Прекратилась выдача наместничьих грамот – в них оговаривались права и обязанности наместника. Грамоты определяли уровень дохода, который мог получить наместник с наместничества. Теперь можно было «кормиться» без ограничений. Шёл массовый захват земель. Служилых людей, которые не принадлежали к стану победителей, обижали. Заставляли продавать владения по бросовой цене, или просто выгоняли. Захватывали и казенные земли. Захватывали или сманивали чужих крестьян, перегоняя их в свои владения. Черносошных, свободных крестьян закабаляли. Выдавали много тарханных грамот, которые освобождали от повинностей и от налогов. Понятно, что вело к недовольству части служилых людей, которые оказались в стороне от этого «праздника жизни». Росло и число беглых крестьян, волнений в обираемых городах. Увеличилось число «воров» на дорогах.

Примерно в это время в окружении великого князя появился Алексей Фёдорович Адашев. Он стал близким товарищем юного государя. Отец Адашева был приближенным Шуйским и при них с сыном выполнял дипломатическую миссию в Турции. Возможно, Алексей Адашев был глазами и ушами Шуйских при Иване Васильевиче. Сомнительно, что Шуйские пропустили бы чужого человека в окружении великого князя.

В частности, когда в окружение Ивана Васильевича постарался войти и понравиться ему Фёдор Воронцов, временщики отреагировали сразу. Они предложили ему прервать контакты с государем. Но Воронцов намеков не понял. Иван Васильевич приказал свободно допускать его к себе, «любил и жаловал» Воронцова. Тогда 9 сентября 1543 года прямо на заседании Боярской думы Шуйские со своими сторонниками Кубенскими, Палецким, Курлятевым, Пронским, Басмановым накинулись на Воронцова. Не стесняясь присутствия государя и митрополита, Воронцова утащили в соседнюю комнату, стали избивать и хотели убить. Великий князь в страхе плакал и просил митрополита спасти Воронцова. Макарий и бояре Морозовы пошли спасать Воронцова, именем великого князя пытаясь успокоить Шуйских. «Принцы крови» смилостивились, пообещали не убивать и поволокли Воронцова в тюрьму. Иван Васильевич вторично послал главу Русской церкви и верных бояр спасать Воронцова. Пообещал, что раз нельзя оставлять Воронцова в Москве, пусть вышлют его в Коломну. Митрополита и бояр, которые явились от государя, вытолкали в шею. Макария ещё и изругали, изорвали одежду. Воронцова с сыном сослали в Кострому, заставив Ивана Васильевича утвердить приговор.

Поражение Шуйских

Через неделю после этого скандала 13-летний государь отправился на ежегодное богомолье в Троице-Сергиев монастырь, а оттуда на первую охоту в Волоколамск. Охота была древней княжеской традицией. Его сопровождала свита из бояр, но Шуйские не поехали. В этот раз они просчитались. В Москву Иван Васильевич вернулся в ноябре. К этому времени Иван, и оппозиционные бояре нашли общий язык и выработали некий план действий.

После Рождественских праздников Иван впервые проявил себя как Грозный. На заседании Боярской думы он приказал арестовать Андрей Шуйского, известного по ограблению Пскова. Шуйского передали псарям, а они князя до тюрьмы не довели, убили по пути. Уже задним числом были объявлены вины Андрей Шуйского – ограбление служилых людей, насилия над горожанами и крестьянами, бесчинства его слуг. Кто отдал приказ на убийство Шуйского неизвестно. Может государь, а может конкуренты-бояре. Не исключено, что его убили по своему почину псари, отыгравшись за какую-либо его вину перед ними.

После убийства Андрея Шуйского летописец отметил, что с этого времени начали бояре бояться и иметь страх и послушание. Обезглавленную боярскую группировку разгромили быстро. Иван Кубенский был брошен в тюрьму. Фёдор Скопин-Шуйский, князь Юрий Тёмкин, Фома Головин и другие были высланы из столицы по различным городам. Афанасию Бутурлину за оскорбление государя урезали язык.

Юный князь попытался создать опору из московского боярства – Захарьиных-Юрьевых, Морозовых, пожаловал боярский чин пострадавшему Воронцову. Приблизил к себе братьев матери – Михаила и Юрия Глинских. Думал, что родственники поддержат его в трудную минуту. Кроме того, Иван Васильевич ввел новый придворный чин – стольников. Они прислуживали за государевым столом. В них стали набирать юношей из знатных родов. Понятно, что они не только прислуживали за столом, но могли стать соратниками великого князя, выполнять важные поручения.

Нельзя сказать, что с этого момента государь стал единоличным правителем. Знатные семьи были связаны различными нитями, связями. В частности, Кубенского освободили уже через несколько месяцев, т. к. нашлись многочисленные заступники. Стольники не могли стать надежной опорой Ивана, т. к. были тесно связаны со своими семьями. Глинские оказались совершенно неспособными в государственных делах. Воронцов, который стал фаворитом государя, зазнался. Стал претендовать на роль нового временщика. Поэтому вскоре последовала новая волна опал. В группу опальных попал тот же неуемный Кубенский, Петр Шуйский, Палецкий, Горбатый и неудачливый фаворит Воронцов. Но и теперь наказание было мягким и недолгим. Родственники упросили митрополита попросить за них у государя и всех простили.

Сам государь в это время продолжал образование. Много читал. Отличался большой религиозностью. По свидетельствам современников, не пропускал ни одной церковной службы, ежедневно проводил в храме по 6-8 часов. В 1545 году совершил большое путешествие по святым местам, которые когда-то посетили его родители, прося у Бога ребенка.

В 1546 году ожидали нападения крымских татар. Русские полки сосредотачивали на рубеже реки Оки. К войскам выехал и государь. Татары не появились, но и без сражений летные выходы к Оке играли важную роль в обороноспособности державы. Проводились смотры, учения. Государь и его чиновники проверяли готовность войск, укомплектование полков, вооружение воинов. По результатам проверок определялось земельное жалованье боярским детям. В перерывах между проверками полков, государь отдыхал, охотился.

Однажды по дороге на охоту путь преградил отряд из 50 новгородских пищальников. Причем с оружием. Государь встревожился и приказал их отослать. Новгородцы не послушались. Произошла стычка между ними и свитой Ивана Васильевича. Несколько человек было убито и ранено. В ходе следствия выяснилось, что новгородцы хотели подать челобитную, пожаловаться на свои обиды. А «подговорили» их Иван Кубенский, Федор и Василий Воронцовы, Иван Федоров-Челяднин. Непосредственных участников бунта – новгородцев, простили. Но зачинщиков казнили. Смог покаяться и оправдаться только Федоров. В конце 1546 году государь со своим двором посетили Новгород и Псков.

Венчание на царство

Когда Ивану Васильевичу исполнилось 16 лет, митрополит Макарий счёл, что государю пора брать на себя бремя управления державой. По наставлениям митрополита, великий князь принял два решения – жениться и венчаться на престол. По русским традициям по-настоящему взрослым считался только женатый человек, глава семьи. А венчание на царство вообще было задумано впервые. Это был глубокий символический акт.

Титул царя был особым. Московские правители иногда его употребляли, но только в переписке с иностранцами. В обычной жизни довольствовались званием великих князей. Царями же на Руси называли правителей Византийской империи и Золотой Орды. Официальное принятие такого титула великим князем московским означало очень серьёзную заявку. Русь фактически объявляла себя наследницей владений Орды, а русский царь становился преемником ордынских ханов. С другой стороны Иван Васильевич объявлял себя духовным наследником византийских базилевсов, главой всего православного мира.

Макарий для венчания на царство Ивана Васильевича разработал целый новый обряд. За основу он взял византийские традиции, но творчески переработал их, приспособил к русским условиям. Митрополит стал и главным организатором торжества. 16 января 1547 года по стольному граду зазвонили колокола церквей и монастырей. Кремль был заполнен народом. По дорожкам из дорогой ткани к Успенскому собору выступила процессия. После молебна митрополит Макарий совершил помазание, великому государю давалась благодать Божья на его служение. На Ивана Васильевича возложили державные знаки: Животворящий крест, бармы и шапку Мономаха. Митрополит благословлял юного царя укреплять «суд и правду» на родной земле, защищать её от врагов, быть милостивым к подданным и строго карать зло. Церковь объявлялась для царя «матерью».

В начале февраля был созван Освященный Собор. В ходе своей работы по составлению Великих Четьих-Миней Макарий собрал сведения о трудах и жизни святых, которые почитались в разных областях Русской земли. Теперь было решено канонизировать их для общерусского почитания. Было канонизировано 23 святых, включая великого воина и созидателя земли Русской князя Александра Невского.

13 февраля состоялось ещё одно важное событие – свадьба царя. Невесту выбрали из знатных девушек державы, ею стала Анастасия Романовна, из рода Захарьиных-Юрьевых (впоследствии известных как Романовы). Учитывалось не только духовное и телесное здоровье невесты, её красота и ум, но род.

Захарьины-Юрьевы считался одним из самых знатных родов Руси. Их предки с XIV века служили великим князьям, были связаны родственными узами со многими семьями. Таким образом, этот брак укреплял опору царя во всем старомосковском боярстве. Отец невесты, Роман Юрьевич Кошкин-Захарьев-Юрьев, был окольничим при великом князе Василии III, но из-за своей ранней смерти ничем особым не отличился, а её дядя состоял при малолетнем государе Иване IV в качестве опекуна. Мать Анастасии, Ульяна Фёдоровна Карпова, была дочерью окольничего Федора Ивановича Карпова, который в 1508—1539 гг. руководил Восточной внешней политикой Российского государства. Немаловажным был и тот факт, что Захарьины-Юрьевы не замазались участием ни в одном заговоре, не принадлежали ни к какой оппозиции. Это был один из наиболее верных трону аристократических родов.

Венчал молодых митрополит. Анастасию Романовну обряд венчания сделал не только женой, но и царицей. На свадьбе гулял весь стольный град. Были прощены осужденные, раздавались милостыни, шумели пиры. Главные виновники торжества принимали поздравления и присутствовали на застольях. Но старому русскому обычаю сами не пили. Их задача была серьёзной и ответственной – они должны были зачать здоровое потомство. Вскоре Иван и Анастасия, ещё до завершения праздника, отправились в Троице-Сергиев монастырь, чтобы помолиться и попросить благословения на свою семейную жизнь.

Московский пожар и восстание

В год венчания на престол произошло ещё одно важное событие – пожар и восстание. Летом 1547 года планировали поход на Казань. Запасы пороха для этого похода свозили в Кремль и складировали в одной из башен. В апреле пожарищем была выжжена часть Китай-города. Взорвалась и башня, где складировали порох, часть стены рухнула. С пожаром справились. Но через неделю сгорели кварталы за Яузой-рекой. А 24 июня вспыхнул «великий пожар». Сильный ветер помог его распространению. К тому же пожар «начался» сразу в нескольких местах. Есть предположение, что пожар был организован определёнными лицами. Огонь быстро охватил центральную часть Москвы. Китай-город, Кремль, Большой посад превратились в море огня. От страшного шара трескались и рассыпались даже каменные стены. Погибло несколько тысяч человек. Митрополита Макария еле успели спасти, его уже в полубессознательном состоянии вынесли из Успенского собора и на веревках спустили к Москве-реке. Правда, веревки оборвались, и Макарий сильно расшибся.

Царь в это время находился в своей летней резиденции, селе Воробьеве. 25 июня Иван Васильевич и бояре собрались в Новоспасском монастыре, чтобы обсудить, как ликвидировать последствия напасти и помочь пострадавшим. Несколько бояр заявили, что пожар вызван злодейством и колдовством. Царь отдал приказ провести расследование.

Заговорщики: князь Скопин-Шуйский, боярин И. П. Федоров-Челяднин, князь Ю. Темкин-Ростовский, Ф. М. Нагой и Г. Ю. Захарьин распространили слухи по городу. В колдовстве обвинялись Глинские. Отчаявшиеся и растерянные погорельцы легко поверили этому слуху. Хотя княгини Анны, бабки царя и Михаила Глинского вообще не было в столице, они на лето уехали в свои имения. Не повезло Юрию Глинскому, он оказался на Соборной площади, где собрался народ. Он попытался спрятаться в Успенском соборе, но его выволокли и забили камнями. Затем толпа разгромила усадьбы Глинских, перебила их слуг. Перебили и детей боярских из Северской земли, которые по служебным делам были в столице, их тоже объявили «виновными».

29 июня вооруженная толпа двинулась в Воробьево. Юный царь, дезориентированный последними событиями и испуганный священником Сильвестром, который объявил, что Бог карает Москву за грехи государя, никаких мер не предпринял. Поэтому вооруженные горожане спокойно явились в село Воробьёво и потребовали выдачи остальных Глинских. Царь пообещал людям разобраться в ситуации. Убедившись, что Глинских здесь нет, люди стали расходится. Надежды тех, кто хотел, чтобы разбушевавшаяся «чернь» убьет государя, не оправдались. Народ не был настроен против царя Ивана Васильевича.

Московское восстание привело к падению рода Глинских. В окружение царя попал священник Сильвестр, которого с Иваном Васильевичем свел Алексей Адашев. Человек он был хитрый. Ловкий политик и интриган, он устрашал царя божьими карами, которые за его грехи обрушились на страну и призывал к покаянию и «исправлению» (когда за юным царем ещё ничего серьезного и не было). Испуганный пожаром, восстанием и убийствами царь принял Сильвестра как духовного наставника.

Автор: Самсонов Александр
Источник: http://topwar.ru

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вернуться вверх
Вернуться На главную