Developed by JoomVision.com

Новое в рубриках

Перейти в раздел

Лекционный зал

Перейти в раздел

Видеогалерея

Перейти в раздел

Перейти в раздел
03.05.2023 версия для печати

Андрей Курбский – предатель, оболгавший Ивана Грозного

Кто такой князь Андрей Курбский?

Чтобы получить о нем представление, нужно вспомнить генерала Власова, который, попав в гитлеровский плен, возглавил так называемую «Русскую освободительную армию» против СССР. Курбский в плен не попадал, а добровольно вышел на связь с польским королем Сигизмундом II, с которым Московия вела войну, полтора года выдавал военные секреты; предал наместника замка Гельмет и сорвал бескровную сдачу крепости; выдал план передвижения 20-тысячной армии, помог ее разгромить.

Это произвело эффект разорвавшейся бомбы. Предатель лично возглавил польскую армию, помог обойти дозоры на границе и напасть, выдавал секреты о слабых местах Русской армии. На его совести десятки тысяч смертей. Именно его ложь легла в основу мифа о тиране Грозном. Рассмотрим его деяния более подробно.

Предательство князя Курбского № 1

В 1562 году ему было доверено войско численностью в пятнадцать тысяч человек. Курбский получил приказ идти против литовских войск. Но он потерпел сокрушительное поражение от войска противника численностью в четыре тысячи человек. И замечу, что он не был казнен и подвергнут преследованию.

Наоборот, через год был назначен воеводой-наместником в Дерпт (Юрьев), где под его командованием оказалось 100-тысячное войско. Вот как описывается это событие у польского историка Валишевского:

«Раньше князь Курбский сражался в Ливонии во главе царских войск и одерживал победы. Но в 1562 году он потерпел поражение под Невелем. Быть может, эта неудача, была подготовлена какими-то подозрительными сношениями его с Польшей. С тех пор бывший любимец Ивана впал уже наполовину в царскую немилость, что способствовало тому, что он восстал против деспотических замашек московского государя. Наконец в 1564 году раздражительный и крутой боярин открыто восстал против Ивана и проявил это совершенно по-московски – бежал за пределы своего государства» [1].

Если бы Курбский попал под подозрение, то ему бы не доверили 100-тысячное войско.

Предательство № 2

Предательство Курбского номер два случилось тоже в ходе Ливонской войны.

Граф Арц был наместником замка Гельмет, который атаковали русские войска. Арц предложил Курбскому сдать замок без боя. Условия договора были не только оговорены, но даже подписаны и скреплены печатями. Граф Арц был предан литовским властям, арестован и колесован.

Из летописей хрониста Франца Ниештадта следует, что Курбский сам сдал шведского наместника Ливонии. Таким образом, Курбский воспрепятствовал бескровной сдачи замка. Будучи наместником Ливонии с русской стороны, «не щадя живота своего» выдавал военные секреты, планы Русской армии полтора года. Он бежал, потому что боялся, что скоро выйдут на него.

Предательство Курбского № 3

На первых порах Ливонская война складывалась удачно для Московского государства. Пал Полоцк. Если проводить параллель с битвами Великой Отечественной войны, то это было сродни тому, что пала Пруссия. В конце 1563 года приехало большое польско-литовское посольство. Литовцы отказывались признать как потерю Полоцка, так и уступать земли до Двины.

Царь ожидал такого исхода переговоров и был к этому готов. Более того, лично разработал план по захвату двух крупных городов – Минска и Новгородок-Литовского (Новгородок). После отъезда делегации переговорщиков, продолжились военные действия. Согласно плану Грозного, из Полоцка выступила армия Петра Шуйского, из Вязьмы – князей Серебряных-Оболенских. Перед ними была поставлена задача: соединиться и взять эти два города – Минск и Новгородок-Литовский.

Под командованием Шуйского был 20-тысячный корпус. Войска литовского гетмана Радзивилла 28 января 1564 года, имея достоверную информацию о маршруте передвижения войск, организовали засаду и неожиданно напали на ставку воевод. Погибло 200 человек из командования армии, в том числе и главнокомандующий Шуйский. Ратники, как тогда называли солдат, потеряв контроль и управление, бежали обратно в Полоцк, не оказав сопротивления немногочисленным нападавшим. Это событие вошло в историю как битва под Улой.

Кто-то может подумать, что потери были не столь велики и не фатальны: из 20 тысяч погибло 200 человек из числа воевод. И это был не только командный состав, но событие произвело эффект взорвавшейся бомбы. Поляки и литовцы приободрились, поняли, что Русское войско можно победить.

Кроме того, это ухудшило военное положение, потому Крымский хан отказался от союза с Московским государством. Это предательство свело на нет все дипломатические усилия на переговорах с Девлет-Гиреем.

Как пишет Скрынников:

«Получив известие о военных неудачах Москвы, крымский хан не утвердил союзного договора с Россией и заключил союз с королем (Польши). Антирусская коалиция предприняла совместные действия против Москвы уже осенью 1564 года» [2].

Это означало не только окрыление врагов военными успехами, но и войну Грозного на два фронта.

О событии под Улой стало известно в Москве через пару дней. Историк Руслан Скрынников утверждает, что именно Курбский «приложил руку» к разгрому армии Шуйского, сообщив в своем письме гетману Радзивиллу план маршрута, места остановок, детали и ее уязвимые места. Выяснилось, что армия Петра Шуйского ехала не в боевой экипировке, а везла доспехи в санях, уверенная в том, что поблизости противников нет.

Помимо того, царь понял, что в его ближайшем окружении есть предатели, так как план разрабатывал он лично, утверждали члены Боярской думы. Подозрение пало на двух других человек – Репнина и Кашина. Они попали под подозрение не из-за своей нерадивой службы, а за то, что бросили своих, не пошли им на выручку.

Предательство князя № 4

Как пишет Мазуров,

«Прибыв в Литву, Курбский сразу же заявил, что считает своим долгом довести до сведения короля о «происках Москвы», которые следуют «незамедлительно пресечь». Он выдал литовцам всех ливонских сторонников Москвы, с которыми он сам вел переговоры, и московских агентов в Польше, Литве и Швеции, а также все планы действий, места размещения Русских войск, их количество и состав, пути снабжения, сведения об оборонной инфраструктуре России: о крепостях, заставах и т. д. Полякам в результате информации Курбского удалось одержать несколько побед над Русскими войсками» [3].

Комментарии излишни.

Предательство Курбского № 5

Этот негодяй не только выдавал военные секреты своей страны, но и давал советы, как натравить на нее другие государства, втянуть ее в войну на несколько фронтов. В архивах Латвии историк Скрынников нашел эти доказательства:

«По совету Курбского король натравил на Россию крымских татар, затем, послав свои войска к Полоцку, Курбский участвовал в литовском вторжении. Несколько месяцев спустя с отрядом литовцев он вторично пересек русские рубежи. Как свидетельствуют о том вновь найденные архивные документы, князь, благодаря хорошему знанию местности, сумел окружить Русский корпус, загнал его в болото и разгромил.

Легкая победа вскружила боярскую голову. Он настойчиво просил короля дать ему 30-тысячную армию, с помощью которой намеревался захватить Москву.

Если по отношению к нему есть еще некоторые подозрения, заявлял Курбский, он согласен, чтобы в походе его приковали к телеге, спереди и сзади окружили стрельцами с заряженными ружьями, чтобы те тотчас же застрелили его, если заметят в нем намеренность; на этой телеге, окруженный для большего устрашения всадниками, он будет ехать впереди, руководить, направлять войско и приведет его к цели (к Москве), пусть только войско следует за ним» [4].

В. Калугин приводит цитату польского историка и геральдиста XVII века Симона Околького о Курбском:

«был поистине великим человеком: во-первых, великим по своему происхождению, ибо был в свойстве с московским князем Иоанном;

во-вторых, великим по должности, так как был высшим военачальником в Московии;

в-третьих, великим по доблести, потому что одержал такое множество побед;

в-четвёртых, великим по своей счастливой судьбе: ведь его, изгнанника и беглеца, с такими почестями принял король Август.

Он обладал и великим умом, ибо за короткое время, будучи уже в преклонных годах, выучил в королевстве латинский язык, с которым дотоле был незнаком»[5].

Беглый предатель был из Ярославских князей – русский княжеский род династии Рюриковичей. Согласно истории рода, получили фамилию от села Курба (в Средневековье использовался термин «вотчество» от имени вотчины или удела, которым распоряжался феодал по наследству, полученному от отца).

Князь Курбский считал, что он имеет на русский трон больше прав, потому что является потомком Рюрика по старшей линии, а Иван IV по младшей линии. Может, поэтому он очень «усердно» и потрудился на «поле предательства»?

За эти многочисленные измены он и был награжден польским королем. Во владение князь за «труды праведные», что творил не покладая кровавого меча и пера, получил город Ковель с замком, десять сел, в Литве он получил 4 тысячи десятин земли и 28 сел на Волыни. Кстати, Грозный отпустил жену и сына к Курбскому, но тому, наличие русской жены не помешало жениться дважды, но уже на польках.

В.А. Мазуров пишет:

«Курбский виновен в гибели сотен тысяч русских воинов и жителей» [6],

при этом его восхваляют, пытаются оправдать.

За 37 лет правления Грозный утвердил казни людей числом до 5 000 человек! По ним были проведены расследования. Среди приговоренных к смерти иностранные шпионы, предатели, поджигатели домов, убийцы и другие преступники, то есть лица, совершившие тяжкие преступления.

Оценки историков

Историки по-разному оценивают значимость Курбского как полководца.

Первая группа утверждает, что в исторической хронике тех времен не осталось ни одного материала, показывающего Курбского как толкового воеводу, что он никогда и близко не приближался к ступеням элиты военной иерархии.

Вторая утверждает, что он был лучшим боевым командиром.

Третья точка зрения заключается в том, что подвиг других Курбских ошибочно приписали Андрею Курбскому. В армии сражались Роман и Михаил Курбские, которые были убиты под Казанью. Андрей же Курбский «прославился» своими грабежами, но в хроники попал как «герой».

Но все группы историков единогласны в том, что Курбский бежал на Запад к врагу, но расходятся в оценках этого побега.

Сторона историков, ненавидящих Грозного, упорно доказывает, что Курбский бежал из-за грозившей ему беспричинной опалы со стороны царя, и казни, которая неминуемо могла последовать за этим. В качестве примера приведу цитаты из книги Скрынникова со своими комментариями: «Срок годовой службы князя в Юрьеве истек 3 апреля 1564 г.

Однако он оставался там еще три недели, видимо, вследствие особого распоряжения из Москвы. Юрьев был памятен всем как место опалы и гибели Адашева (от алкоголизма – комментарий ША), поэтому задержка не предвещала Курбскому ничего хорошего.

В конце апреля 1564 года опальный боярин бежал из Юрьева в литовские пределы. Глубокой ночью верные слуги помогли Курбскому перебраться через крепостную стену. В надежном укрытии его уже ждали 12 сообщников – дети боярские. Отряду удалось ускользнуть от погони и пересечь границу (они дорогу знали прекрасно и ровно так же могли привести на родину вражеские войска, что потом Курбский и сделает – комментарий ША). В Юрьеве воевода оставил жену и новорожденного сына (по другим источникам, мальчику было 9 лет – комментарий ША).

Судя по последующей переписке, он не успел забрать с собой почти ничего из имущества, даже воинские доспехи и книги, которыми очень дорожил (взял деньги якобы в долг в монастыре, помимо этого, взял с собой крупную сумму денег, уехал с 12 мешками – комментарий ША.) Причиной крайней спешки была внезапная весть, полученная из Москвы (казнь Репнина и Кашина из-за подозрения в предательстве – комментарий ША).

Оказавшись в Вольмаре, Курбский обратился с письмом к царю, в котором объяснял бегство за рубеж царскими гонениями (Грозный его ни в чем не подозревал – комментарий ША).

Вторая группа историков приводят перечень предательств и злодеяний князя, но при всем этом остаются почитателями Курбского. Историки-почитатели Курбского, оправдывая побег требованием христианства, ибо тот, кто не спасает жизнь бегством в случае угрозы его жизни, подобен самоубийце. Вот что пишет Кобрин:

«Не будем торопиться осуждать того, кто не пожелал подставить свою шею под топор палача, но предпочел громко сказать правду о тиране. Но не будем торопиться и в другом: не стоит превращать беглого боярина в ангела.

Пройдет несколько месяцев и Курбский возглавит литовские войска в походе на Русь. Но, повторяю, само по себе бегство не было изменой. Да и понятия верности тогда были иными: служили не стране, а государю. Вступив в конфликт с Грозным, Курбский, естественно, вел против него войну» [7].

У Скрынникова:

«Впервые он (Курбский) получил возможность открыто, не боясь гонений, подвергнуть критике действия державного правителя России, а вместе с тем оправдать свою измену и отъезд в Литву» [8].

Странной считаю трактовку историков-критиков Грозного о том, что тогда служили государю, а не государству. Создается впечатление, что страна воспринимается, как изба или квартира. Понравилась квартира – служишь ее хозяину, а приглянулись палаты другого монарха – поменял жилье, привел в прежний дом воров, насильников и убийц.

Третья группа историков безоговорочно считает ярославского князя предателем.

Неоспоримый факт – Курбский предатель, которого должны привести на суд истории. Именно его предательства должны показываться в фильмах и сериалах, снимаемых за счет государственного бюджета, а не измышления того, каким Грозный не был и чего не делал.

Доктор исторических наук, автор множества книг об Иване IV Скрынников пишет:

«Князь Курбский был одним из немногих лиц, не боявшихся перечить самодержцу и осудивших духовенство за компромисс с тираном. Раздор с царем положил конец карьере боярина. После возвращения из полоцкого похода Курбский не получил ожидаемых наград, а был выслан из Москвы на воеводство в Юрьев (Дерпт)» [9],

или:

«После завоевания Полоцка победоносная рать вернулась в столицу, ее ждал триумф. Высшие офицеры могли рассчитывать на награды и отдых. Но Курбский лишен был всего этого. Царь приказал ему ехать в Юрьев и дал на сборы меньше месяца» [9],

то создается впечатление, что из-за того, что ему не дали, как управляющему премии или бонуса, и отдыха, тем самым он получил право на предательство. Советские генералы в годы Великой Отечественной войны сражались без устали, порой не спали сутками, но не покидали свой командный пункт или опасный участок фронта. Солдаты спали в окопах под дождем, в грязи, снегу в лютые морозы, а Курбский просто не получил ожидаемых наград…

Удивительна фраза сожаления и оправдания, что в годы войны Курбскому не дали месяц на сборы. Хочется провести параллель с битвой за Москву зимой 1941 года. Ценой неимоверных усилий фашистские полчища не только остановили, но и погнали назад. Представим себе такую ситуацию: Сталин через неделю после окончания битвы за Москву дает поручение великому полководцу Жукову, например, лететь на другой не менее опасный участок – на Ленинградский фронт прорывать блокаду.

И тут Георгий Константинович обижается, что ему не дали заслуженных наград, почивать на лаврах, месяц отдыха и отправили под Ленинград. И в результате такой обиды, что его не ценят, не уважают, наш великий полководец решается вступить в переписку с Гитлером, выдать секретные планы военных операций и положение дел в армии, перейти на сторону врага, а потом во главе вражеских войск сражаться с родиной.

Разве мы можем представить себе такое? Да простит меня генерал-победоносец Жуков за этот бред, который я была вынуждена в качестве примера придумать, но именно так в моих глазах и выглядит попытка оправдания предателя Курбского.

Информационная война

Современные историки, писатели и сценаристы широко пользуются перепиской Грозного и Курбского. О какой переписке идет речь?

Обратимся к всемирной паутине:

«Переписка русского царя Ивана Грозного и находившегося в эмиграции его бывшего военачальника князя Андрея Курбского, продолжавшаяся с течение 1564–1579 гг., ставшая широко известной, занимала значительное место в публицистике XVI века. Переписка завязалась после того, как Андрей Курбский в апреле 1564 года покинул Россию и уехал в Литву (в оценке причин отъезда не было единства – назывались как гонения на князя, так и государственная измена с его стороны), и написал первое письмо царю.

В июле того же года царь отправил ответ – письмо достаточно большого объема, которое Курбский оценил как «широковещательное и многошумное», Курбский направил краткий ответ, однако не сумел доставить его в Россию, как он сам объяснял, по причине закрытия Москвой границ, и переписка прервалась. В 1577 году после похода на Ливонию царь отправил новое письмо, а в 1579 году князь составляет новый ответ и направляет его вместе с предыдущим письмом.

Всего переписка ограничилась пятью письмами. Существуют предположения, что Андрей Курбский пытался составить более обстоятельный ответ царю и даже создать на основе этого ответа литературное произведение, но не довел эту работу до конца».

Проводя сравнение между предательством Курбским Московии и генералом Власовым СССР, задавала себе вопрос: если бы Власов написал письмо Сталину, ответил бы Сталин на него? При каких обстоятельствах Власов написал бы письмо Сталину?

Хочу обратить ваше внимание на то, что первое письмо было написано в апреле 1564 года. Это год бегства Курбского в Литву. В этом письме есть такие строчки:

«Писано в городе Волмере, владении государя моего короля Сигизмунда Августа, от которого надеюсь быть пожалован и утешен во всех печалях моих милостью его королевской, а особенно с помощью божьей».

Несмотря на то, что меня всегда коробит, когда предатели и убийцы надеются на «помощь божью», сейчас речь о другом.

Именно написание этого письма Курбским Грозному способствовало появлению такого политического явления, как информационная война против России. Этому явлению больше 450 лет. И фантазия оппонентов России, увы, никак не иссякнет. Впервые карикатуры, листовки, бредни о России появились в Европе в ту эпоху, когда правил Иван Грозный.

Споры о том, была ли эта переписка в действительности, или это выдумки, продолжаются до сих пор, но первое письмо Курбского однозначно было. Для ответа на другие вопросы обратимся к книге военного историка Валерия Шамбарова:

«…Но ведь послание и не предназначалось Ивану IV. Оно распространялось по европейским дворам, среди шляхты – чтобы не передавалось царю, засылалось для русских дворян, чтобы следовали примеру князя и вместо «рабства» выбирали «свободу» [10].

Когда возникло первое письмо, королем был Сигизмунд II. Курбский, то ли решил оправдать себя, то ли получил поручение очернить царя, чтобы помочь собрать Средневековый Евросоюз против Руси, где якобы правит тиран, от которого нужно освободить народ. Но Курбский продолжал строчить и помогать Баторию, ставшему следующим королем после смерти Сигизмунда. Когда поляки во главе с новым монархом окружили Полоцк, Курбский прибыл уговаривать защитников крепости и горожан перейти на сторону «освободителей», тех, кто «принесет им мир и благоденствие» после долгих лет войны.

Грозный из Московского княжества создал государство, которое стало по площади больше всех остальных стран Европы вместе взятых, прирост населения составил 30–50 %, провел множество реформ, укрепивших государство и его обороноспособность, основал 155 городов и крепостей, 300 почтовых станций, положил начало книгопечатанию, создал типографии, шесть общеобразовательных школ и т.д. Западным правителям было за что ненавидеть Грозного…

Но удивительным образом пасквили изменника, на чьей совести предательский побег, возвращение с оружием в руках во главе вражеской армии, жизни сотен тысяч человек, не только легли в основу лжи о жизни и служении Грозного, но и публикуются до сих пор, его образ облагораживается в кинематографе.

Сноски:

  1. Валишевский К. Иван Грозный. Исторический очерк. 1993. С. 182.
  2. Скрынников Р.Г. Великий государь Иоанн Васильевич Грозный. 1998. С. 181.
  3. Мазуров В.А. Правда и ложь об Иоанне Грозном. 2018. С. 54.
  4. Скрынников Р.Г. Великий государь Иоанн Васильевич Грозный. (Тирания). 1998. С. 241.
  5. Калугин В.В. «Московские книжники в Великом княжестве Литовском во второй половине XVI века». Сайт «Русское воскресение», 2020.
  6. Мазуров В.А. Правда и ложь об Иоанне Грозном. 2018. С. 54.
  7. Кобрин В.А. Иван Грозный. 1992. С. 522–523.
  8. Скрынников Р.Г. Великий государь Иоанн Васильевич Грозный. 1998. С. 230.
  9. Скрынников Р.Г. Великий государь Иоанн Васильевич Грозный. 1998. С. 223–224.
  10. Скрынников Р.Г. Василий III. Иван Грозный. 2008. С. 304–305.
  11. Шамбаров В.Е. «Царь грозной Руси» электронное издание книги.

Автор: Шогенова Аксана
Источник

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Уполномоченный

Уполномоченный
по правам ребенка
в Свердловской области

Мóроков
Игорь
Рудольфович

биография
Написать письмо

Статистика

Ненудные советы

Перейти в раздел

Родителям о детях

В этом разделе мы будем делиться с вами опытом родителей в непростом деле воспитания своих детей

Перейти в раздел

Конкурс