26.12.2013 версия для печати

Болгарский поход Святослава

Успех Хазарского похода Святослава произвел огромное впечатление на Константинополь. В целом византийцы были не против поражения Хазарии от Руси, так как проводили свою политику по принципу «разделяй и властвуй». В одни периоды Византия поддерживала Хазарию, помогала ей строить мощные каменные крепости, хазары нужны были для противовеса Руси и другим противникам ромеев. Во время же похода Святослава, когда русские войска наносили один за другим удары по хазарам и их союзникам в Поволжье, Приазовье и Северном Кавказе, Византия хранила нейтралитет и полное молчание. В Константинополе были рады поражениям хазар.

Однако полный разгром Хазарии, в Константинополе хотели видеть Хазарию ослабленной и униженной, но не полностью уничтоженной, потряс византийскую элиту. Больше всего опасались рывка русских войск в Таврию (Крым). Войскам Святослава ничего не стоило форсировать Босфор Киммерийский (Керченский пролив), и захватить цветущий край. Теперь судьба Херсонской фемы зависела от того куда двинет войска великий русский князь. Византийский наместник в Херсоне имел слишком мало войск, не имея возможности не только защитить полуостров, но даже столицу. Херсон тогда был богатым торговым городом. Сильные подкрепления из Константинополя могли прислать не скоро. К тому же русские войска могли не ждать прихода ромейской рати, а спокойно опустошить полуостров и уйти в свои пределы. Однако после захвата Тмутаракани и Керчева Святослав ещё не собирался вступать в прямой конфликт с Византией.

Миссия Калокира. Дела балканские

После возвращения в Киев Святослав стал задумываться о походе на Херсонес (Корсунь). Весь ход событий подводил к новому противостоянию Руси и Византийской империи. Хазарский поход освободил для русских купцов торговые пути по Волге и Дону. Разумно было продолжить успешное наступление и занять ворота в Черное море – Херсонес. Понятно, что такая возможность не была тайной для Византии. Ромейские купцы, в том числе херсонесцы, были постоянными гостями на русских торгах. В Константинополе стали искать дипломатический выход из этой опасной ситуации.

Примерно в конце 966 или начале 967 года в стольный град Киев к русскому князю Святославу прибыло необычное посольство. Его возглавлял сын херсонесского стратига Калокир, которого направил к русскому князю император Никифор Фока. Прежде чем направить посланника к Святославу, басилевс вызвал его к себе в Константинополь, обговорил детали переговоров, присвоил высокое звание патрикия и вручил ценный дар, огромное количество золота – 15 кентенариев (около 450 кг).

Византийский посланник был незаурядным человеком. Византийский историк Лев Диакон называет его «отважным» и «пылким». В последствии Калокир ещё встретится на пути Святослава и докажет, что он человек умеющий вести большую политическую игру. Главная цель миссии Калокира, ради которой, согласно византийскому хронисту Льву Диакону, патрикия с огромным количеством золота отправили в Киев, заключалась в том, чтобы уговорить его выступить в союзе с Византией против Болгарии. В 966 году конфликт Болгарии и Византии достиг своего пика, и император Никифор Фока повел свои войска против болгар.

«Посланный по царской воле к тавроскифам (так по старой памяти называли русов, считая их прямыми наследниками Великой Скифии) патрикий Калокир, пришедший в Скифию (Русь), понравился начальнику тавров, подкупил его дарами, очаровал лестными словами… и убедил идти против мисян (болгар) с великой ратью с тем условием, чтобы он, покоривши их, удержал их страну в собственной власти, а ему содействовал в завоевании Римского государства и получении престола. Он обещал ему (Святославу) за то доставить великие бесчисленные сокровища из казны государственной». Версия Диакона предельно проста. Читателей пытались убедить, что Калокир подкупил варварского вождя, сделал его своим инструментом в своих руках, орудием борьбе с Болгарией, которая должна была стать плацдармом для более высокой цели – трона Византийской империи. Калокир мечтал, опираясь на русские мечи, захватить Константинополь и хотел отдать в уплату Святославу Болгарию.

Эта версия, созданная официальным историографом византийского басилевса Василия II Болгаробойца, надолго вошла в историографию. Однако уже позднее исследователи выразили явное недоверие версии Льва Диакона, обратив внимание на иные византийские и восточные источники. Выяснили, что многое Диакон не знал, или сознательно не упомянул, умолчал. Судя по всему, первоначально Калакир действовал в интересах Никифора Фоки. Однако после подлого убийства Никифора II Фоки – заговор возглавили супруга императора Феофано (бывшая проститутка, сначала соблазнившая молодого наследника престола Романа, а затем его полководца Никифора Фоку) и её любовник, боевой сподвижник Никифора, Иоанн Цимисхий, решил вступить в борьбу за престол. К тому же есть данные, что русы помогая Никифору в борьбе с Болгарией, выполняли союзнический долг, союз был заключен ещё до правления Святослава. Русские войска уже помогали Никифору Фоке отбить у арабов остров Крит.

Были ли Святослав простым орудием в большой игре? Скорее всего, нет. Он явно разгадал замысел византийцев. Но, с другой стороны, предложение Константинополя как нельзя лучше соответствовало его собственным замыслам. Теперь русы могли, без военного противодействия Византийской империи, утвердиться на берегах Дуная, захватив один из важнейших торговых путей, который шел по этой великой европейской реке и приблизившись к важнейшим культурным и экономическим центрам Западной Европы. Одновременно взяв под усвою защиту уличей, которые жили в Подунавье.

К тому же Святослав видел, что Византия уже много лет пытается подчинить славянскую Болгарию. Это не отвечало стратегическим интересам Киева. Во-первых, общеславянское единство ещё не было забыто. Русы и болгары ещё совсем недавно молились одним богам, отмечали одни праздники, язык, обычаи и традиции были едины, с небольшими территориальными различиями. Подобные же территориальные различия были и в землях восточных славян, скажем между кривичами и вятичами. Надо сказать, что даже через тысячу лет между русскими и болгарами чувствовалось родство, не зря Болгарию называли «16 советской республикой». Нельзя было отдавать братскую народность под власть чужаков. Святослав сам имел планы закрепиться на Дунае. Болгария могла если не стать часть Русского государства, то, по крайней мере, снова быть дружественным государством. Во-вторых, утверждение Византии на берегах Дуная и усиление за счёт захваченной Болгарии, делало ромеев соседями Руси, что не обещало последней ничего хорошего.

Отношения Византии и Болгарии складывались сложно. Византийские дипломаты держали в своих руках нити управления многими народами, но с болгарами такая политика раз за разом давала сбои. Царь Симеон I Великий (864—927), чудом вырвавшийся из «почетного» плена в Константинополе, сам повел наступление на империю. Симеон не раз громил имперские армии и планировал захватить Константинополь, создав свою империю. Однако захват Константинополя не состоялся, Симеон неожиданно скончался. Случилось «чудо», о котором так молились в Константинополе. На трон взошел сын Симеона - Пётр I. Петр всячески поддерживал Церковь, одаривая церкви и монастыри землями и золотом. Этим вызвал распространение ереси, сторонники которой призывали к отказу от мирских благ (богомильство). Кроткий и смиренный царь растерял большую часть болгарских территорий, не смог противостоять сербам и мадьярам. Византия отправилась от поражений и возобновила экспансию.


Руины города Преслав

В то время, как Святослав воевал с хазарами, распространял русское влияние на земли Поволжья, Приазовье и Придонья, на Балканах назревали важные события. В Константинополе внимательно следили за тем, как Болгария ослабевала, и решили, что пришло время, когда её пора прибрать к своим рукам. В 965-966 гг. разгорелся жестокий конфликт. Болгарские посольство, явившееся в Константинополь за данью, которую византийцы платили со времен побед Симеона, было с позором изгнано. Император приказал отхлестать болгарских послов по щекам и обозвал болгар бедным и гнусным народом. Эта дань была облечена в форму содержания византийской принцессы Марии, ставшей женой болгарского царя Петра. Мария скончалась в 963 году, и Византия смогла разорвать эту формальность. В реальности это был повод для перехода в наступление.

Константинополь в своих отношениях с Болгарией со времени смерти царя Симеона добился больших успехов. На престоле сидел кроткий и нерешительный царь, более занятый церковными делами, чем вопросами развития государства. Его окружало провизантийски настроенное боярство, старые соратники Симеона были отодвинуты от трона. Византия позволяла себе в отношениях с Болгарией все больше диктата, активно вмешивалась во внутреннюю политику, поддерживала своих сторонников в болгарской столице. Страна вступила в период феодальной раздробленности. Развитие крупного боярского землевладения способствовало возникновению политического сепаратизма, приводило к обеднению народных масс. Выход из кризиса значительная часть боярства видела в укреплении связей с Византией, поддержке её внешней политике, усилении греческого экономического, культурного и церковного влияния. Серьёзный поворот произошел и в отношениях с Русью. Прежние друзья, страны-братья, связанные давними родственными, культурными и экономическими узами, они не раз вместе выступали против Византийской империи. Теперь всё изменилось. Провизантийская партия в Болгарии с подозрением и ненавистью следила за успехами и усилением Руси. В 940-е годы болгары с херсонесцами дважды предупреждали Константинополь о выступление русских войск. В Киеве это быстро заметили.

Одновременно шел процесс усиления военной мощи Византии. Уже в последние годы правления императора Романа имперские армии, под началом талантливых полководцев, братьев Никифора и Льва Фоки, добились заметных успехов в борьбе с арабами. В 961 году после семимесячной осады была захвачена столица критских арабов Хандан. В этом походе участвовал и союзный русский отряд. Византийский флот установил господство в Эгейском море. Лев Фока одерживал победы на Востоке. Заняв престол Никифор Фока, суровый воин и аскетичный человек, продолжал целеустремленно формировать новую византийскую армию, ядром которой стали «рыцари»- катафрактарии (от др.-греч. κατάφρακτος — покрытый бронёй). Для вооружения катафрактариев характерен прежде всего тяжёлый доспех, который защищал воина с ног до головы. Защитный доспех имели не только всадники, но и их лошади. Никифор Фока посвяти себя войне и отвоевал у арабов Кипр, теснил их в Малой Азии, готовясь к походу на Антиохию. Успехи империи облегчались тем, что Арабский халифат вступил в полосу феодальной раздробленности, Болгария была под контролем Константинополя, Русь в правление Ольги также была замирена.

В Константинополе решили, что пора завершить успех в Болгарии, нанести старому врагу окончательный решающий удар. Нельзя было дать ей возможность вырваться. Болгария ещё не была полностью сломлена. Живы были традиции царя Симеона. Вельможи Симеона в Преславе отошли в тень, но ещё сохраняли влияние в народе. Провизантийская политика, утрата прежних завоеваний и резкое материальное обогащение Болгарской Церкви вызвали недовольство со стороны болгарского народа, части боярства.

Едва умерла болгарская царица Мария, Константинополь немедленно пошел на разрыв. Византия отказалась платить дань, причем болгарских послов сознательно унизили. Когда Преслав поставил вопрос о возобновлении мирного соглашения 927 года, Константинополь потребовал, чтобы сыновья Петра – Роман и Борис, явились в Византию в качестве заложников, а сама Болгария обязалась бы не пропускать венгерские войска по своей территории к византийской границе. В 966 году произошел окончательный разрыв. Надо отметить, что венгерские отряды действительно беспокоили Византию, беспрепятственно проходя через Болгарию. Между Венгрией и Болгарией существовало соглашение о том, что во время прохода венгерских войск через болгарскую территорию к владениям Византии, венгры должны быть лояльны к болгарскому соглашению. Поэтому греки обвиняли Преславу в вероломстве, в скрытой форме агрессии против Византии руками венгров. Болгария или не могла или не хотела остановить венгерские рейды. Кроме того, этот факт отражал скрытую борьбу в болгарской элите, между провизантийской партией и её противниками, которые с удовольствием использовали венгров в конфликте с Византийской империей.

Константинополь, ведущий борьбу с арабским миром, не решился отвлекать основные силы для войны с Болгарским царством, которое было ещё достаточно сильным противником. Поэтому в Константинополе решили одним ударом решить сразу несколько задач. Во-первых, разгромить Болгарию силами Руси, сохранив свои войска, а затем поглотить болгарские территории. Причем, при неудаче войск Святослава, Константинополь снова выигрывал – сталкивались лбами два опасных для Византии врага – Болгария и Русь. Во-вторых, византийцы отводили угрозу от своей Херсонской фемы, которая была житницей империи. В-третьих, и успех и неудача армии Святослава должны были ослабить военную мощь Руси, которая после ликвидации Хазарии стала особенно опасным врагом. Болгары считались сильным врагом, и должны были оказать русам яростное сопротивление.

Очевидно, что князь Святослав понимал это. Однако решил нанести удар. Киев не мог быть спокойным, когда место прежнего дружественного Руси Болгарского царства заняла слабеющая, оказавшаяся в руках провизантийской партии, враждебная Русскому государству Болгария. Это было опасно и с той точки зрения, что Болгария контролировала русские торговые пути вдоль западного берега Черного моря, через низовые дунайские города вплоть до византийской границы. Объединение враждебной Руси Болгарии с остатками хазар и печенегами могло стать серьёзной угрозой для Руси с юго-западного направления. А при ликвидации Болгарии и захвате её территории ромеями, угрозу уже стали бы представлять имперские армии при поддержке болгар. Святослав решил занять часть Болгарии, установив контроль за Дунаем и нейтрализовать провизантийскую партию вокруг царя Петра. Это должно было вернуть Болгарию в русло русско-болгарского союза. В этом деле он мог опереться на часть болгарской знати и народа. В дальнейшем Святослав, получив надежный тыл в Болгарии, мог уже ставить условия Константинополю.

Византийская империя начала войну первой. В 966 году басилевс Никифор Фока двинул войска к границе Болгарии, а Калокир срочно выехал в Киев. Ромеи захватили несколько приграничных городов. Им удалось с помощью провизантийски настроенной знати захватить стратегически важный город во Фракии – Филиппополь (нынешний Пловдив). Однако на этом военные успехи закончились. Византийские войска остановились перед Гимейскими (Балканскими) горами. Пробиваться к внутренним болгарским областям через труднопроходимые перевалы и заросшие лесами ущелья, где маленький отряд может остановить целое войско, не решились. Там в прошлые времена сложили головы многие воины. Никифор Фока с триумфом вернулся в столицу и переключился на арабов. Флот двинулся к Сицилии, а сам басилевс во главе сухопутной армии пошел в Сирию. В это время на востоке в наступление перешёл Святослав. В 967 году русское войско выступило на Дунай.

Первый Дунайский поход

В 967 году русский князь Святослав двинулся в поход к берегам Дуная. В летописях нет сообщений о подготовке этого похода, но нет сомнений, что предварительная подготовка была проведена серьёзная. Были подготовлены новые дружинники, которых стало ещё больше, собирались из славянских племен «вои» (добровольцы-охотники, идущие на войну по своему желанию, охоте), построили значительное число ладей, на которых можно было идти по рекам и пересечь море, ковалось оружие. Русское войско, как и в походе на Хазарию, было преимущественно пешее. Быстрота перемещения достигалась за счёт использования ладей и наличия развитой сети водных путей в Восточной Европе. Кроме того, у князя Святослава Игоревича была легкая союзная конница, если в походе на хазар приняли участие печенеги, то теперь союзниками стали и венгры (угры).

Была завершена и дипломатическая подготовка. В 967 году между Византийской империей и Русью был заключен секретный договор (о его содержании ни слова не сообщил русский летописец). Со стороны Византии его подписал Калокир. Константинополь в обмен на безопасность своих владений в Крыму и Северном Причерноморье, уступал Русскому государству устье Дуная. Князь Святослав должен был получить приморский район Днестра и Дуная, территорию нынешней Добруджи. Именно город Переяславец на Дунае первоначально был главной целью Святослава Игоревича.

Русы не сразу появились в Болгарии. Поначалу русы, по информации российского историка В. Н. Татищева, который располагал утраченными впоследствии летописными и иными материалами, двинулись вверх по реке Днестр. Там их ждали союзники-венгры. Венгры уже несколько десятилетий были союзниками русов. «С угры же, писал Татищев, — имел любовь и согласие твердое». Видимо, во время переговоров с Калокиром, Святослав направил послов Паннонию к венграм, раскрыв им план похода на Дунай. По сообщению же Татищева, и у болгар также были союзники — хазары, ясы и касоги, которых князь Святослав разгромил во время своего восточного похода. Татищев сообщает, что болгары имели союз с хазарами ещё во время Хазарского похода Святослава. Часть хазар спаслась в Болгарии. Хазарский фактор стал одной их причин побудивших Святослава привести войска на Дунай.

В августе 968 года русские войска достигли пределов Болгарии. По данным византийского хрониста Льва Диакона, Святослав привел 60 тыс. армию. Судя по всему, это большое преувеличение. Святослав не поднимал племенные ополчения, приведя только дружину, «охотников» (добровольцев) и отряды печенегов и венгров. Большинство историков оценивают войско Святослава в 10 тыс. бойцов. Русская ладейная флотилия беспрепятственно вошла в устье Дуная и стала быстро подниматься вверх по течению. Появление русского войска стало неожиданностью для болгар. По словам Льва Диакона, болгары выставили против Святослава фалангу в 30 тыс. воинов. Однако это не смутило русов, пристав к берегу, «тавроскифы» (так русов называли греческие источники), стремительно выпрыгнули из лодок, закрылись щитами и бросились в атаку. Болгары не выдержали первой же атаки и бежав с поле боя, закрылись в крепости Доростол (Силистра).

Русское войско в одной битве обеспечило себе господство над Восточной Болгарией. Болгары больше не решались на прямое сражение. Ещё император Юстиниан, для того чтобы обезопасить от вторжения «варваров» провинцию Мизию (так тогда называли Болгарию) и не дать противнику прорваться дальше, построил на берегах Дуная и в некотором отдалении от неё на пересечения коммуникаций, около 80 крепостей. Все эти укрепления русы взяли за лето-осень 968 года. Надежды ромеев на то, что русы завязнут в войне с Болгарами не оправдали себя. В первых же боях болгарская армия была разгромлена, и русские войска разрушили всю оборонительную систему на востоке, открыв путь на Преславу и к границе Византии. Более того, в Константинополе увидели реальную угрозу империи в том, что победное шествие русской армии по болгарским землям не сопровождалось грабежами, разорением городов и селений, насилием над местными жителями (а так вели войны ромеи с болгарами). Русы видели в болгарах братьев по крови, да и христианство ещё только утверждалось в Болгарии, простые люди не забыли своих традиций. Симпатии простых болгар и части феодалов сразу обратились к русскому вождю. Болгарские добровольцы стали пополнять русские войска. Часть феодалов была готова присягнуть Святославу, как уже ранее отмечалось, часть болгарской элиты ненавидела царя Петра и его провизантийскую политику. А союз русов и болгар мог привести Византийскую империю к военно-политической катастрофе. Болгары при решительном вожде — Симеоне, и самостоятельно чуть не взяли Константинополь.

Сам Святослав Игоревич первоначально следовал пунктам заключенного с Византией договора. Он не стал вторгаться вглубь Болгарской державы. Как только земли по Дунаю и Переяславец были заняты, русский князь остановил боевые действия. Переяславец князь Святослав сделал своей столицей. По его словам, там должна была быть «середа» (середина) его державы: «…хочу жить в Переяславце на Дунае — ибо там середина земли моей, туда стекаются все блага…». Точное расположение Переяславца неизвестно. Одни считают, что так тогда называли крепость Доростол, где войска Святослава будут держать оборону во время войны с Византийской империей. Другие исследователи считают, что это Преслав Малый на нижнем Дунае в современной Румынии. Знаменитый историк Ф.И. Успенский, опубликовавший фундаментальные труды по истории Византийской империи, считал, что Переяславец являлся древней ставкой болгарских ханов, которая располагалась около современного румынского города Исакча близ устья Дуная.

Святослав, по данным летописи, «седе княжа в Переяславци, емля дань на грецах». В условиях договора, заключенным Калокиром в Киеве, входила, видимо, и договоренность о возобновлении уплаты ежегодной дани Руси. Теперь греки (византийцы) возобновили уплату дани. По существу в договоре Святослава и Калокира были реализованы военно-союзные статьи русско-византийского договора 944 года. Константинополь и Киев в различные периоды своей истории были не только врагами, но и союзниками против арабов, хазар и других противников. Калокир прибыл в Болгарию с русским войском и оставался со Святославом до русско-византийской войны. Болгарское руководство оставалось в Преславе. Никаких покушений на суверенитет Болгарии Святослав во время первого Дунайского похода не делал. Можно предположить, что после утверждения в Переяславце, князь Святослав заключил мирное соглашение с Болгарией.


Владимир Киреев. "Князь Святослав".

Ухудшение отношений с Византией. Осада печенегами Киева

Мир был недолгим. Византия, верная своей политике, стала предпринимать первые шаги, направленные на удаление Святослава из Болгарии. Император Никифор Фока приказал замкнуть Босфор цепью, как это греки делали обычно в ожидании появления русского флота, стал готовить армию и флот к выступлению. Византийское руководство, видимо, учло ошибки прошлых лет, когда русы застигали греков врасплох и подходили с моря к самым стенам Царьграда-Константинополя. Одновременно византийские дипломаты стали предпринимать шаги для нормализации отношений с Болгарией, чтобы находиться в противоборстве как с русами, так и болгарами, и предотвратить возможность создания русско-болгарского союза. Тем более, что во главе Болгарии по-прежнему находилась провизантийская группировка во главе с царем Петром, которая мечтала о реванше и была недовольно появлением Святослава на Дунае.

В Преславу было направлено византийское посольство во главе с опытным дипломатом Никифором Эротиком и епископом Евхаитским.

Константинополь изменил свою политику в отношении Болгарии коренным образом: диктата и ультиматумов больше не было, забыты были требования прислать в Византию царских сыновей в качестве заложников. Более того Константинополь предлагал династический союз — брак дочерей Петра и византийских принцев. В болгарской столице сразу клюнули на приманку и болгарское посольство прибыло в византийскую столицу. Болгар приняли с большим почетом.


Дары греков Святославу. Миниатюра Радзивилловской летописи.

Одновременно византийцы провели другую акцию, направленную против Святослава. Греки всегда находили золото для подкупа. Будучи в Переяславце, Святослав летом 968 года получил тревожное известие из Киева: печенеги осадили Киев. Это было первое появление печенегов у Киева. Тайное византийское посольство склонило несколько вождей степняков ударить по Киеву, пока там нет грозного Святослава. Печенежский племенной союз не был единым и если одни племена помогали князю Святославу, другие ему не были ничем обязаны. Весной 968 года (по летописным данным) печенеги наводнили окрестности Киева. Святослав Игоревич, быстро собрал войско в кулак, оставил часть пеших воинов в Переяславце, а с ладейной ратью и конной дружиной выступил к Киеву.

По данным русской летописи, печенеги начали отводить войска, увидев, что отряды воеводы Претича переправляются через Днепр. Печенеги приняли силы Претича за дружины Святослава. Претич начал переговоры с печенежскими вождями и заключил перемирие, обменявшись оружием. Однако угроза с Киева ещё не была снята, тут прибыл Святослав, который «прогна печенеги в поли, и бысть миръ». Византийские посланцы уверяли печенегов, что они в безопасности, Святослав не успеет прийти на помощь Киеву. Печенеги слыли хозяева степи. Однако на этот раз они прогадали. Конница Святослава шла по степи облавой, загоняя степняков к реке. По реке шла судовая рать. Печенеги, прорываясь на юг, понесли большие потери, а табуны прекрасных коней стали русской добычей.

Второй Дунайский поход

Святослав Игоревич с триумфом вступил в Киев. Киевляне с восторгом его приветствовали. Всё лето и первую половину 969 года Святослав провел в Киеве около заболевшей матери. По всей видимости, Ольга взяла с сына слово не покидать её до скорой смерти. Поэтому хотя Святослав и рвался в Болгарию, откуда приходили тревожные сведения, остался. 11 июля 969 года Ольга умерла. Усопшую княгиню похоронили по христианскому обряду, не насыпая кургана и не проводя тризну. Сын выполнил её пожелание.

Перед отъездом великий князь Святослав провел управленческую реформу, значение которой вскоре ещё более вырастет, после его гибели. Он передаст верховную власть на Руси своим сыновьям. Два законных сына, от жены-боярыни, Ярополк и Олег получат Киев и неспокойную древлянскую землю. Третий сын — Владимир, получит в управление Новгород, Северную Русь. Владимир был плодом любви Святослава к материнской ключнице Малуше. Братом Малуши и дядей Владимира был Добрыня (один их прообразов богатыря Добрыни Никитича). По одной версии, она была дочерью Малка Любечанина, купца из балтийского Любека. Другие считают, что Малуша — это дочь древлянского князя Мала, который возглавил восстание, в котором был убит князь Игорь. Следы древлянского князя Мала теряются после 945 года, вероятно, он не избег мести княгини Ольги, но мог попасть в плен и его отправили в ссылку. Ещё одна популярная версия, Малуша — дочь еврейского торговца.

Устроив дела на Руси, Святослав во главе испытанной дружины двинулся в Болгарию. В августе 969 года он снова был на берегах Дуная. Здесь к нему стали присоединяться дружины болгарских союзников, подошла легкая конница союзных печенегов и венгров. За то время, пока Святослав отсутствовал в Болгарии, здесь произошли значительные перемены. Царь Петр ушел в монастырь, передав престол старшему сыну Борису II. Враждебные Святославу болгары, пользуясь моральной поддержкой Византии и уходом русского князя с главными силами на Русь, разорвали перемирие и начали боевые действия против оставшихся в Подунавье русских гарнизонов. Руководивший русскими силами воевода Волк был осажден в Переяславце, но ещё держался. По сообщению Льва Диакона, Преслав просил у Константинополя военную помощь, но напрасно. Снова столкнув Русь и Болгарию, греки не хотели вмешиваться. Никифор Фока переключил все внимание на борьбу с арабами в Сирии. Мощная византийская армия ушла на Восток и осадила Антиохию. Болгарам предстояло воевать с русами один на один.

Воевода Волк не смог удержать Переяславец. Внутри города зрел заговор местных жителей, которые установили контакты с осаждавшими. Волк распустив слухи, чтобы будет драться до последнего и удерживать город до прихода Святослава, ночью тайно на ладьях ушел вниз по Дунаю. Там он соединился с войсками Святослава. Объединенное войско двинулось на Переяславец. К этому времени город значительно укрепили. Болгарское войско вошло в Переяславец, и было усилено городским ополчением. На этот раз болгары были готовы к бою. Сражение было тяжелым. По сообщению Татищева, болгарское войско перешло в контрнаступление, и чуть было не смяло русов. Князь Святослав обратился с речью к своим воинам: «Уже нам сде пасти; потягнемъ мужьски, братья и дружино!» «И бысть сеча велика», и одолели русы болгар. Переяславец был захвачен вторично за два года. Устюжская летопись, восходящая к древнейшим летописным сводам, сообщает, что взяв город, Святослав казнил всех предателей. Это известие говорит о том, что в период пребывания русов и после ухода Святослава на Русь горожане были расколоты: одни поддерживали русов, другие были против них и составили заговор, который способствовал уходу гарнизона под началом Волка.

Расчёт провизантийской верхушки Болгарии на реванш и помощь со стороны Византии не оправдался. Византийская армия в это время осаждала Антиохию, которую взяли в октябре 969 года. Это привело к серьёзному изменению ситуации в Болгарии. На этот раз Святослав не остался на Дунае и почти не встречая сопротивления пошёл на Преслав — столицу Болгарии. Защищать её было некому. Царь Борис, которого бросили провизантийски настроенные бояре, сбежавшие из столицы, признал себя вассалом русского великого князя. Таким образом, Борис сохранил за собой трон, столицу и казну. Святослав не стал его смещать с трона. Русь и Болгария заключили военный союз. Теперь ситуация на Балканах изменилась не в пользу Византийской империи: Русь была в союзе с болгарами и венграми. Большая война стала неизбежной, и князь Святослав к ней хорошо подготовился, имея на руках сильные козыри.

Автор: Самсонов Александр
Источник: topwar.ru

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Статистика

Ненудные советы

Перейти в раздел

Родителям о детях

В этом разделе мы будем делиться с вами опытом родителей в непростом деле воспитания своих детей

Перейти в раздел

КОНКУРС