20.01.2014 версия для печати

360 лет назад Украина воссоединилась с Россией. Битва за Малую Русь

360 лет назад, 18 января 1654 года, Украина воссоединилась с Русским царством. Собрание представителей запорожского казачества во главе с гетманом Богданом Хмельницким, которое проходило в городе Переяславе, единодушно заявило о твердом намерении воссоединиться с братским народом России и присягнуло русскому царю. Переяславское соглашение привело к воссоединению Русского царства с частью земель Западной Руси (включая город Киев) и сделало войну с Речь Посполитой неизбежной. В результате войны, длившейся с 1654 по 1667 гг., часть русских земель и православного населения, находившихся под властью Речи Посполитой, была освобождена от польского владычества.

Ныне ревнители украинской «незалежности» Переяславскую раду считают сборищем предателем, которые принесли Украине величайшее зло. Якобы казацкая верхушка во главе с гетманом Хмельницким в своих узкогрупповых корыстных интересах заключила соглашение с правительством Алексея Михайловича. Мол, «москали», одержимые великодержавными амбициями, всеми правдами и неправдами затянули Малороссию в российскую «тюрьму народов», в которой она страдала до благословенного 1991 года. О том, что без помощи Русского царства Малороссия бы не выстояла в борьбе с Речью Посполитой и поляки утопили бы освободительную войну в реках крови, они предпочитают молчать. Как не поднимают вопрос о том, что не было понятия «украинский народ»: с древнейших времен на этих землях проживали русы, русичи, русины, и земля эта называлась Русь.

Битва за Малую Русь

Во время Освободительной войны, которая началась в 1648 году с восстания низовых запорожских казаков под началом Богдана Хмельницкого, вокруг Малороссии завязался сложный политико-дипломатический узел. Здесь сплелись интересы Речи Посполитой, России, Крымского ханства, Османской империи, Ватикана, Венгрии и Швеции.

Турецкий султан был готов принять Украину под свой протекторат, чтобы остановить нападения казаков и ослабить Польшу и Россию. Малороссия могла стать оплотом Турции в Восточной Европе. В Крым слали приказы не вступать в союзнические отношения с Речью Посполитой. Османский султан Мехмед IV (1648-1687) даже направил в Чигирин в качестве посла одного из своих сановников — визиря Чауша Османа-агу. Визирь вручил Хмельницкому дорогие подарки. Султан был готов без всяких предварительных условий принять запорожских казаков в свое подданство, а Украину по обе стороны Днепра сделать одной из провинций своей империи, сохранив её автономию. Богдана и его потомков предлагал признать наследственными владетелями «украинского княжества», казацкой верхушке даровать права турецких феодалов. Султан был даже готов направить помощь запорожцам для войны с ляхами и русскими, кроме крымских всадников, 100-тысячную османскую армию. Сам Богдан в 1650 году направил полномочных послов в Порту, выразили готовность Запорожского войска верой и правдой служить османскому престолу. «Турецкая карта» нужна была Хмельницкому в сложной политической игре, которую он вёл в то время.

Крымский хан Ислам III Гирей (1644-1654), внешне выражая покорность воле Порты, вёл свою игру. Для него и его феодалов главной была возможность спокойно делать набеги на раздираемую войной Малороссию и Польшу. Крымские войска «высосали досуха» Украину, уведя для продажи в рабство десятки тысяч человек. Крымский хан и его полководцы получали подарки о поляков, в критические моменты, подставляя казачье войско под польский удар. Хан вынашивал планы большого похода на Россию. Крымской верхушке была выгодна постоянная война на территории Польши, Украины и России, она позволяла безнаказанно грабить и уводить тысячи пленников. Более того, крымский хан направил послов в Речь Посполитую и Швецию с предложением о совместном походе на «Московию». Хан рассчитывал привлечь и казаков. Ислам-Гирей хотел создать из казаков Хмельницкого своего рода буфер, враждебный Польше и Московии, который сможет существовать только при военной поддержке Крымского ханства.

Польша и Рим не хотели потерять Украину, которую уже давно считали своей вотчиной. Русских Западной Руси планировали постепенно оторвать от единого суперэтноса русов, православие заменить сначала униатством, а затем католичеством. После этого процесс «перекодировки» населения Малой (Западной) Руси стал бы необратимым. Сближения Украины и России нельзя было допустить. Рим и Польша не собирались отдавать Украину и Турции. В Чигирин был направлен священник Вимина, который прикрывался званием посла Венеции. Он стал уговаривать гетмана Хмельницкого начать войну с Османской империей, обещая поддержку европейских держав. Однако гетман был далеко не дурак, воевать за чужие интересы не согласился, выслушал дипломата и выпроводил ни с чем. С другой стороны, Польша вела интенсивные переговоры с крымским ханом, натравливая его на Русское царство, пропустила через свою территорию крымское посольство в Швецию.

Хмельницкий первоначально хотел получить автономию, создать государственное образование вроде Валахии или Молдавии (они зависели то от османов, то от поляков). Однако чем дальше, тем отчетливее гетман понимал, что получить в управление автономное государственное образование, только формально зависимое от Польши, не выйдет. Поэтому он стал целенаправленно ориентироваться на автономию под властью русского царя. Схожие примеры были у Хмельницкого перед глазами — вроде сохранившего самоуправления Дона.

Такая позиция отражала и настроения общества. Значительная часть старшины и киевского духовенства была готова остаться под властью Польши, если её уравняют в правах с польской верхушкой. В этом отношении они походят на нынешнюю украинскую «элиту», готовую с потрохами продаться Западу, если западники предложат хорошую цену и дадут гарантии неприкосновенности капиталов и собственности. Рядовых же крестьян и горожан, которых паны во время подавления восстания резали, жгли и топили тысячами, а крымские татары угоняли в рабство, «свобода» не прельщала. Они если не разумом, то «подкоркой», понимали, что надо объединяться с Русским царством и без всякой «свободы». Гарантией их безопасности были русские порядки, без всякой автономии, с сильной властью царя, ограничившего аппетиты и самоуправство местных бояр, начальства. Кроме того, как во время любой смуты, был слой «анархистов», разбуянившейся вольницы, для которой было главное погулять, «воля». Они выступали против любой сильной власти, польской, русской или турецкой, которая остановила бы смуту.

И все же, несмотря на все метания, воля народа постепенно продавливала линию на объединение с Россией. Без воссоединения Украину ждали ещё больше бедствия — польский террор, голод и смерть. Военное разорение, восстания крестьян, которые толпами уходили воевать, разорение деревень крымскими татарами создали угрозу голода. Выручила Москва, разрешив по дешевке покупать продовольствие, или поставляя его бесплатно. Хмельницкий выражал горячую благодарность за царскую милость. Также продолжались поставки оружия и пороха: так поддерживались войска Хмельницкого в борьбе с поляками. Хмельницкий ещё в январе 1649 года отправил в Москву первое посольство, в которое негласно возглавлял православный патриарх иерусалимский Паисий. Украину негласно представлял полковник Войска Запорожского Константин Мужиловский. Паисий был горячим сторонником объединения Украины с Россией и при общении с Хмельницким упрекал его за антихристианский союз с крымскими татарами. Патриарх убеждал гетмана обратиться за помощью к христианской Москве.

Россия оказывала и дипломатическую поддержку Малой Руси. Весной 1650 года в Варшаву прибыли послы братья Пушкины. Они объявили, что поляки нарушили «вечное докончанье», то есть мирный договор 1634 года. Русское посольство откровенно провоцировало Польшу на войну. Поляков обвинили в том, что они пишут царский титул с ошибками и потребовали казнить виновных, включая таких влиятельных магнатов как Вишневецкий, Потоцкий и Калиновский. Потребовали также сжечь «бесчестные» книги, где были ошибки, и казнить их сочинителей, а также содержателей типографий, наборщиков, печатников и местную администрацию, которая допустила выпуск таких книг. В Польше поняли: Москва готова к войне и ищет повод к ней.

Поляки заюлили, воевать с Россией в это время они не хотели. Отвечали, что за действия частных лиц государство не отвечает, что казнить за такие действия по польским законам нельзя. Уговаривали русских послов решить дело миром. Однако послы упорно стояли на своем. А затем согласились уладить дело, но выдвинули новые условия — Польша должна была вернуть Смоленск и некоторые другие города и выплатить 500 тыс. злотых. Основательно потрепав нервы ляхам, русское посольство не стало разрывать отношения между двумя державами. Варшава получила «чёрную метку», оказавшись на грани войны с Москвой. Поляки оттянули часть сил на русскую границу, этим Москва сорвала кампанию 1650 года.

Россия не вступила в войну, посчитав её преждевременной. Нельзя забывать, что к 1649 году Россия сама была в тяжелом положении. Ей было не до войны. Год был тяжелым — неурожай, нашествие саранчи. Царь испытал личное горе — умер наследник Дмитрий Алексеевич. В 1648-1649 гг. по России прокатилась серия бунтов. Кроме того, возникла угроза войны со Швецией. Шведы прицепились к «проблеме беженцев» — крестьяне из Швеции бежали в Россию. Москве пришлось приложить огромные усилия, чтобы избежать конфликта. Чтобы блокировать шведскую угрозу, Россия активизировала контакты с Данией. Одновременно в Стокгольм направили русское посольство во главе с Пушкиным и Ивановым. Они смогли достичь соглашения по беженцам, использовав слабое место Швеции — отсутствие денег в казне. Из подданных обеих сторон, бежавших за рубеж за 32 года, выдаче подлежали только те, кто бежал в последние 2 года. С учётом того, что в Россию сбежало больше людей, чем в Швецию, Москва согласилась выплатить 190 тыс. рублей, часть деньгами, часть зерном.

Соглашение со Швецией вызвало новую волну бунтов в России. Пошли слухи, что бояре-изменники обманывают царя и отдали «немцам» кучу денег и зерна. Сначала взбунтовался Псков. Псковичи послали ходоков в Новгород и Москву, предложив поддержать их и не допустить вывоза денег и зерна в Швецию. За Псковом взбунтовался Новгород. Тут под раздачу попало датское (союзное) посольство, которое проезжало через город. Датчан ограбили и арестовали. Митрополит Никон и воевода Хилков попытались успокоить людей, послали безоружных стрельцов разогнать толпу и закрыть кабаки. Однако стрельцов избили. Когда митрополит с клиром также вышел успокоить народ, их также побили. Митрополита вообще хотели казнить. Но его отбили дети боярские, которые было примкнули к бунту, но оказались более благоразумными и спасли иерарха. В Псков и Новгород приехали царские уполномоченные. Но их слушать не стали и посадили в темницы.

Алексей Михайлович не стал доводить дело до столкновения, которое могло вызвать бунты в других городах. Он созвал Земской собор, где объяснил ситуацию. Представители всех уездов поддержали царя, Новгород и Псков осудили. Вышло так, что два города противопоставили себя всей Русской земле, бунт был локализован. Новгород, а затем и Псков, сдались. Несколько зачинщиков казнили, сотни были отправлены в ссылку. Таким образом, Россия сама была в тяжёлой ситуации и не могла сразу ввязаться в войну с Польшей.

Существовала и угроза с южного направления. Крымский хан готовил большой поход и предложил Хмельницкому присоединиться к нему. Армия Сергея Трубецкого, которая готовилась штурмовать Новгород и Псков, была срочно переброшена к Туле. Хмельницкий же отклонил предложение хана, сославшись на опасность со стороны Речи Посполитой. Он в это время планировал женить сына Тимофея (Тимоша) на дочери молдавского господаря. Так, Хмельницкий хотел возвысить свой род, он всё ещё питал надежду стать самостоятельной силой. Хмельницкий написал господарю Василию Лупу письмо. Гетман предложил женить Тимофея на дочери молдавского правителя, в противном случае обещая уничтожить его. Однако женихом дочери господаря Молдавского княжества Розанды (Роксаны) считался польский гетман Калиновский. На её руку также претендовали Вишневецкий и Потоцкий. К тому же Роксана была сестрой княгини Марии Радзивилл (старшей дочери Лупу), второй жены великого гетмана Литовского Януша Радзивилла. Лупу, не желая родниться с «мужиком» и надеясь на польскую помощь, отказал Богдану. Хмельницкий немедленно организовал карательную экспедицию. В походе приняли участие и крымские татары. Они поняли, что атаковать Россию бессмысленно, русские готовы отразить удар, а в Молдавии их ждет легкая добыча. Казаки и татары вторглись в княжество и заняли Яссы. Лупу был вынужден заключить мир с Хмельницким и скрепить его браком дочери с сыном гетмана.

Поляки взъярились. Сейм принял решение разорвать Зборовский мир и немедленно совершить новый карательный поход против бунтовщиков. Варшавские сенаторы яростно кричали, что «лучше всем погибнуть, чем уступать своим хлопам». Варшава попыталась наладить отношения с Москвой, чтобы ослабить армию Хмельницкого. В Москву отправили посольство, которое по «дружбе» сообщило о готовности Хмельницкого вместе с крымскими татарами ударить по Русскому царству. Однако в Москве об этом знали и не дали себя обмануть. Поляки на этом не успокоились. Новое посольство привезло копии переписки Хмельницкого с крымским ханом и османским султаном. Польша предлагала Москве союз против Хмельницкого. Одновременно донские казаки должны были ударить по Крыму. Поляки также просили разрешить закупать продовольствие в России для армии и дать возможность польским войска во время боевых действий заходить на русскую территорию. Таким образом Варшава пыталась решить сразу три задачи: 1) рассорить Москву с Хмельницким, чтобы без помех разгромить восставших; 2) столкнуть Россию с Крымом и Турцией, отвлекая от событий на Украине; 3) решить проблему снабжения войск. Понятно, что Москва не пошла на такое соглашение. Ответ был отрицательным. Более того, царь запретил торговлю с поляками во время войны. С Украиной подтвердили режим беспошлинной торговли. С учётом того, что Варшава дипломатическому предупреждению не вняла, царь приказал подготовить созыв Земского собора.

В январе-феврале 1651 года поляки стали собирать войска. Планировали нанести внезапный удар сразу с нескольких направлений — Польши, Молдавии и Литвы. Однако в силу обычной польской неорганизованности дела шли плохо. Шляхта медлила, на службу не спешила, налоги собирались медленно. Поэтому первыми в атаку пошли, ещё до сбора основных сил, отряды Калиновского и Лянцкоронского. Они двинулись на Брацлавщину, затем к Виннице. В Красном смогли уничтожить полк Нечая, который беспечно пировал и не был готов к бою. Богуна в Виннице с ходу взять не смогли, он отразил налет.

Москва ответила на новый этап войны жестко. 19 февраля 1651 года открылся Земской собор о «литовском деле». На соборе царь повелел «объявить литовского короля и панов рады прежние и нынешние неправды, что с их стороны совершаются мимо вечного докончания, а также запорожского гетмана Богдана Хмельницкого присылки, что они бьют челом под государеву высокую руку в подданство». Земской собор высказался за разрыв с Речью Посполитой и принятие Украины под власть царя. Правда, окончательное решение о войне с Польшей ещё не приняли. Это была подготовка общественного мнения в России к войне и последнее предупреждение Варшаве.

Россия стала практически отрыто помогать Хмельницкому. Украинским войскам разрешали пересекать свою территорию. В результате 6 тысяч казаков прошли Брянский уезд и ударили в тыл литовским войскам, захватив Рославль и Дорогобуж. Казакам также помогали с проводниками. Крестьяне были мобилизованы для строительства мостов, чтобы облегчить наступление на Польшу. Гетман литовский Януш Радзивилл сообщал, что на границе сосредотачиваются московские войска и просил подкреплений. Однако в войну Россия ещё не вступала. Ещё два года ушли на дипломатические маневры. Надменные поляки не захотели искать компромисса. Война стала неизбежной.

18 (28) июня 1651 года началась Берестецкая битва. Обе стороны обстоятельно подготовились к битве. Поляки собрали 150-тысячную армию. Папский посланник Торрес объявил польского короля Яна II Казимира «защитником святой веры», препоясал мечом, который освятил сам папа. Не меньшую армию выставили казаки и крымские татары. Её возглавляли Богдан Хмельницкий и хан Ислам-Гирей. Казаков на войну благословил митрополит Коринфский, который ехал через Малороссию в Москву. Битва закончилась печально для казаков. Крымские татары в очередной раз предали казаков. Ислам-Гирей, понеся неожиданно тяжелые потери в первых боях, бросил союзников и увел войска, захватив с собой Хмельницкого. Казаки, ошеломленные уходом союзников и потерей предводителя, перешли к обороне. Лагерь армии Хмельницкого, которую возглавил Богун, был окружен с трех сторон, а с четвертой была речка и болото. Во время попытки уйти через наспех построенную переправу, значительная часть войска, состоявшая из неопытных крестьян, была уничтожена поляками.

Однако польское командование не смогло воспользоваться успехом в полной мере. Посполитое рушение (ополчение польской и литовской шляхты) в основной своей массе разошлось по домам. Король также покинул войска, отправился праздновать победу. В армии остались только отряды магнатов и незначительные регулярные войска. Вишневецкий и Потоцкий двинулись вглубь Украины, уничтожая всё и убивая всех на своем пути. С другого направления наступали войска Радзивилла. Отряд Небабы, который в основном состоял из крестьян, не смог противостоять противнику. 26 июля поляки захватили Киев. Террор и насилие снова захлестнули Малую Русь.

Хмельницкий ещё в плену попросил помощи у Москвы. Генеральный писарь Выговский доставил крымским татарам выкуп. Богдана отпустили. Он проявил невиданную энергию и самообладание, от разбитых отрядов и одиночек стал собирать новую армию. Призвал народ к оружию. Сопротивление усилилось. Польских войск не хватало, чтобы подавить народную войну. Киевляне сами сожгли город, чтобы лишить врага операционной базы. В опустошенной войной стране трудно было найти продовольствие. Везде было столько неубранных трупов, что они отравляли воздух и воду. В польских войсках начались эпидемии. 10 (20) августа 1651 года умер самый непримиримый и страшный враг Малой Руси Иеремия Вишневецкий. Судя по всему, его убила чума. Среди других панов единства не было, шляхта и солдаты роптали, требовали перемирия. Начались переговоры.

Хмельницкий предложил сохранить условия Зборовского мира. Польская делегация и говорить об этом не хотела. Поляки предлагали сократить число реестровых казаков до 12 тысяч человек, Хмельницкого лишить гетманства, из прежних трех воевод с православно-русской администрацией сохранить только одно — Киевское. Казацкая масса волновалась, грозила убить поляков и своего гетмана, если он примет условия Варшавы. Польской делегации пришлось пойти на уступки. Сняли пункт об отстранении Хмельницкого, который мог справиться с казацкой вольницей, расширили реестр.

18 (28) сентября 1651 года был подписан Белоцерковский мир. Число реестровых казаков составило 20 тысяч человек; самоуправление было сохранено только за Киевским воеводством; в других воеводствах располагались польские королевские войска; гетман лишился права сношения с иностранными государствами и должен был порвать с крымскими татарами. Фактически казаки оказались почти в том же положении, в каком были до 1648 года. Причем условия договора постоянно нарушались той и другой стороной.

Обе стороны готовились к новой войне. Командующий королевскими войсками Калиновский стал приводить к покорности Брацлавское и Черниговское воеводства. Участников восстания вешали, сжигали и четвертовали. Солдаты грабили села и издевались над крестьянами. Мстила местному населению и возвращающаяся в поместья шляхта. Польские паны карали крестьян массовыми казнями и телесными наказаниями. Выколачивали за все годы налоги, возмещали убытки. Люди массово бежали в Россию. Так возникала «Слободская Украина» — она состояла из слобод, освобожденных от налогов.

Довольно часто Россию упрекают, что она вела себя нерешительно, слишком долго тянула с решением о принятии Украины. Годами шла жестокая война, кровь лилась рекой. Однако нельзя забывать, что Речь Посполитая была серьёзным противником. Россия уже потерпела неудачу в войне 1632-1634 годов (Смоленская война). К войне с Польшей необходимо было хорошо подготовиться. Надо учитывать и всевозможные внешние (Крым, Швеция) и внутренние угрозы. Как уже отмечалось в первой части это статьи, Россию в 1648-1649 гг. сотрясали всевозможные внутренние неурядицы, и война с сильным врагом могла привести к масштабной смуте.

Война с Польшей требовала всесторонней военной подготовки. Восстание Хмельницкого показало традиционные слабости польских вооружённых сил. Одновременно эта война показала, что Речь Посполитая готова выставить большую и в значительной своей части профессиональную армию. Русским войскам предстояли схватки с панцирной шляхетской конницей, с немецкими наемниками, упорными и умелыми в бою, необходимо было штурмовать хорошо укрепленные крепости и города. Поместная конница, составлявшая значительную часть русской армии, для такой войны не годилась. Кроме того, было очевидно, что нельзя оставлять без внимания границы со Швецией и Крымским ханством.

К концу 1651 года военные приготовления приняли значительный размах. Из дворян и детей боярских набирали рейтар, из горожан и крестьян — драгун, из «вольных людей» — стрельцов, всех желающих — в солдаты. Мобилизация охватила всех родственников дворян и детей боярских, даже тех, которые не служили и поместий не имели. Им обещали, кроме жалованья, постановку в списках выше городовых дворян. В случае отказа служить обещали записать в «землепашцы». На службу было велено также брать родственников, «приёмышей, половинщиков, захребетников» стрельцов, родственников — боярской дворни, если они не холопы. На службу приглашались иностранные офицеры. Среди них было много англичан и шотландцев, сбежавших от ужасов революции. Среди них был Лермон — предок Лермонтова, Вилим Брюс — отец петровского фельдмаршала Брюса и предок поэта Брюсова. С помощью иностранных специалистов в Москве создали два особых полка, которые стали кузницей кадров для русских командных кадров. Полки состояли из дворян, которых под началом полковника Бухгофена обучали европейскому военному искусству.

В Пушкарском приказе под началом боярина Юрия Долгорукова активно производили пушки. Производство отладили настолько, что орудия даже стали продавать за границу. В то время лучшими считались шведские мушкеты, они были легче старых систем, без подставки и заряжались с помощью бумажного патрона, что повышало темп стрельбы. Раньше Россия закупала их за границей. Однако теперь их производство было освоено в России.

В это время ситуация в Речи Посполитой была тревожная. Паны приняли Белоцерковский мир в штыки. Казалось бы, он был выгоднее Зборовского мира. Но сейм его не утвердил. Шляхтичи, особенно те, кто отсиделся во время войны по домам, или поспешил уехать после Берестецкой битвы, кричали, что мир заключили зря, надо было добить бунтовщиков. Со своей стороны, Хмельницкий также нарушал мирное соглашение. Продолжал запрещённые ему сношения с Россией и Турцией, в реестр внёс не 20 тысяч казаков, а 40 тысяч человек. Крестьяне на репрессии помещиков отвечали новыми бунтами, возвращаться в «хлопское» (рабское) состояние они не хотели.

Москва попыталась продолжить дипломатическое давление на Варшаву. Послы снова подняли вопрос об оскорблении русского царя. Сама Польша была себе даже худшим врагом, чем османы и казаки. Паны своим упрямством, своеволием, гордыней и спесью губили великую державу. Сейм, который созвали в начале 1652 года, шляхта просто сорвала. Снова ругались с королем, отказывались идти на войну и принимать решение о созыве посполитого рушения. Выделять деньги также не хотели, провалив предложения о финансировании армии. Когда умер коронный гетман Потоцкий, король даже не смог назначить его преемника.

В это время Хмельницкий затеял очередную войну с молдавским господарем. После поражения казаков под Берестечком в 1651 году и заключения Белоцерковского мира Василий Лупу попытался освободиться от навязанного ему союза и попросил помощи у поляков. Хмельницкий весной 1652 года двинул армию к границам Молдавии и Польши. Мартын Калиновский, один из предполагаемых женихов Роксаны и временный преемник Потоцкого, выступил на помощь Лупу. Битва состоялась на Батогском поле. Поляков погубила их традиционная неорганизованность и спесь. Часть солдат под предлогом неуплаты жалованья взбунтовалась и ушла. Шляхтичи, увидев, что казаков и татар много, расхотели воевать. Они отказались атаковать противника и также стали собираться домой. Взбешенный Калиновский приказал наемной немецкой пехоте открыть огонь по польской коннице. Она ответила. Сын Богдана Тимофей, заметив свару в лагере неприятеля, немедленно атаковал. Польская оборона была смята, Калиновский и большая часть его корпуса были уничтожены.

Лупу пришлось принять «сватов» и скрепить союз браком Тимофея и Роксаны. Правда, этот успех так и не привел к союзу Юго-Западной Руси и Молдавии. Молдавское боярство отвернулось от господаря, заключило союз с правителями Валахии и Трансильвании. Заговор возглавил боярин Георгий Стефан. Когда трансильванские войска вошли в Молдавию, их поддержала местная знать. Василий Лупу был вынужден бежать к Богдану Хмельницкому. Гетман снова направил в Молдавию свои войска под началом Тимофея. К казакам присоединились молдавские отряды, которые сохранили верность Лупу. Войска Стефана потерпели поражение. Казаки вошли в Валахию и захватили Бухарест. Однако этот успех был временным. Молдавско-казацкое войско было разбито в сражении у села Финты под Бухарестом и отступило из Валахии. Тимофей Хмельницкий погиб во время обороны города Сучавы. Казаки были вынуждены оставить Молдавию. Василий Лупу потерял престол и скончался в стамбульской тюрьме.

Поражение в Молдавии несколько отрезвило панов. Они временно отказались от своих склок. Был собран внеочередной сейм. Он дал королю разрешение собрать польско-литовское дворянское ополчение, выделил деньги для найма солдат. Варшава попыталась сколотить коалицию против Хмельницкого. Поддержку Польше оказали Рим и Венеция. Велись переговоры с австрийским императором. К гетману Хмельницкому для отвода глаз направили посольство во главе с воеводой киевским Адамом Киселем. Король обещал «прощение», если казаки повинятся, разоружатся, а крестьяне вернутся к своим помещикам. Хмельницкий вспылил: «Милосердия! Прощение! Да за что? За что?... Так за этим вы приехали? Что вы в самом деле, представляетесь простаками? Что вы строите со мною шутки? Долой шутки… Король готовится идти на меня войною, как ему угодно! Желаю, чтобы он был предводителем: я готов его встретить там и тогда, где и когда он захочет».

В марте 1653 года 15-тыс. войско Чарнецкого вторглось в Брацлавщину. Поляки захватили Коростышев, Самгородок и Прилуки. Ляхи наступали под лозунгом истребления всех русских до последнего человека. Резали людей без разбору — «бунтовщики» или нет, мужчины или женщины, взрослые или дети. В Бресте был собран очередной сейм, который принял первое в европейской истории постановление о геноциде. Паны решили, что существование казаков, с учётом их постоянных бунтов, является угрозой для Речи Посполитой, поэтому их надо уничтожить. Король Ян Казимир смог победить «магнатскую партию». Он назначил канцлером великим коронным своего ставленника Стефана Корыцинского. Мелкая шляхта была сплочена вокруг короля и рассматривала Малую Русь как территорию для грабежа и захвата земель, а для этого предстояло «зачистить» местное русское население.

Россия в это время продолжала мобилизационные мероприятия. Внешнеполитическая обстановка несколько улучшилась. В Швеции началась волна крестьянских волнений. Северо-западная граница была в безопасности. В армии число полков «нового строя» довели до 15. 19 марта все стольники, стряпчие и московские дворяне получили приказ явиться на службу. 23 марта воеводы поучили приказ переписать всех «старых солдат», началось формирование новых полков. Последовали новые указы о наборе людей. Начался сбор «даточных людей» — по 1 человеку со 100 крестьянских дворов. Даточные люди выполняли в армии вспомогательные функции — управляли повозками, строили укрепления, охраняли обоз, при крайней необходимости могли сыграть роль пехоты. В Германию и Голландию поехал купец Виниус для дополнительной закупки пороха и фитилей и найма иностранных офицеров.

Богун разгромил под Монастырищем отряд Чарнецкого. В это время к Хмельницкому прибыло российское посольство Матвеева и Фомина с положительным ответом на просьбу Богдана принять Гетманщину в состав Русского царства.

Тем не менее, Москва сделала последнюю попытку договориться с Варшавой. Царь Алексей Михайлович послал в Польшу посольство под началом боярина Репнина-Оболенского. Москва обещала забыть некоторые нарушения со стороны поляков мирного договора, если Варшава помирится с Богданом Хмельницким на началах Зборовского мирного соглашения, вернёт православные церкви, которые были отняты униатами. Однако это предложение не имело успеха. Варшава наотрез отказывалась даже рассматривать такие условия мирного соглашения. Кроме того, Репнин-Оболенский узнал в польской столице о решении искоренить русских в Малой Руси и православную веру. Тогда Репнин прервал переговоры и заявил, что русский государь «будет стоять за свою честь, сколько подаст ему помощи милосердный Бог». Однако поляки даже эту предельно откровенную угрозу проигнорировали. Король выступил к Каменец-Подольску, где собирались наемные отряды и шляхетское ополчение.

Письмо Богдана Хмельницкого, посланное из Черкас царю Алексею Михайловичу, с сообщением о победах над польским войском и желании запорожского казачества перейти под власть русского царя.

Воссоединение

Русский царь провел 28 июня смотр полков на Девичьем поле. К гетману Хмельницкому был направлен стольник Лодыженский, который уже привел официальную грамоту о том, что государь принимает Малую Русь под свою высокую руку. На помощь казакам Хмельницкого прибыли отряды донских казаков Сергеева и Медведева. Они смогли отбить у крымских татар большую партию пленников, которых сопроводили в Киев.

Польское командование снова хотело сокрушить Гетманщину ударами с трех направлений — Молдавии, Польши и Литвы. Литовский гетман Радзивилл получил приказ наступать вдоль Днепра на Киев. С Валахией, Трансильванией и молдавскими боярами, противниками Лупу был заключен союзный договор. Польша направила им на помощь 8-тысячный отряд Кондрацкого, и они обещали ударить по Хмельницкому. Однако эти планы оказались невыполнимыми. Радзивилл сообщил о концентрации русских войск на границе и отказался наступать против Малой Руси. Польский король настаивал на своем, не веря во вмешательство Москвы. Влез даже папа римский, который пригрозил литовскому гетману проклятием. Однако литовский гетман лучше знал обстановку на границе и не выполнил приказ. Литовские паны остались защищать свои владения. Валашские и венгерские воеводы, которые понесли крупнее потери под Сучавой, выслали на помощь Яну Казимиру лишь несколько тысяч воинов.

1 октября в Москве открылся Земской собор. На нём вопрос о принятии Богдана Хмельницкого с Войском Запорожским с городами и землями в московское подданство был решён утвердительно. Одновременно единогласно постановили «против польского короля войну весть». Было решено собирать «десятую деньгу» — чрезвычайный налог на военные нужды с «животов и промыслов» торговых людей (купцов-гостей, с членов гостиной, суконной и черных сотен и слобод), посадских людей, захребетников и служилых людей, имевших торговые промыслы. Началась мобилизация армии. В Новгород для подготовки войск отправился боярин Шереметев, в Псков — окольничий Стрешнев, в Вязьму — князь Хованский.

9 октября к Хмельницкому выехало представительное посольство — боярин Василий Бутурлин, окольничий Иван Алферьев, думный дьяк Лопухин, стольник Григорий Ромодановский, стрелецкий голова Матвеев с многочисленной свитой из дворян и конвоем из 200 стрельцов. 23 октября в Успенском соборе было всенародно и торжественно объявлено о том, что царь повелел и бояре приговорили «идти на недруга своего польского короля» за многие его «неправды».

В это время казацко-татарская армия (Ислам-Гирей снова привел войска на помощь Хмельницкому) подступила к Жванцу. Единодушия не было ни в том, ни в другом войске. Поэтому битва вылилась в серию боестолкновений, которые проходили в период с сентября по декабрь 1653 года. Казаки и татары нанесли несколько поражений полякам, отрезали королевский лагерь от подкреплений. Запахло полным поражением польской армии. В польском лагере начался голод, вспыхнули эпидемии. Недовольные солдаты дезертировали.

В свете безвыходного положения польский король Ян Казимир снова решил сделать ставку на крымских татар. В это время пришло известие о решении Земского собора о взятии Войска Запорожского под защиту Русского царства и начале войны с Польшей. Речь Посполитая и Крымское ханство поняли необходимость примирения перед лицом русской угрозы. Хан Ислам-Гирей вступил в сепаратные переговоры с поляками. Он согласился на мир за выкуп в 100 тысяч злотых и согласие польского короля на 40-дневный грабеж и угон для продажи в рабство русского населения Волыни. Кроме того, хан предложил полякам утвердить положения Зборовского мира, чтобы удержать Хмельницкого от союза с Москвой. Затем соединенная армия поляков, казаков и татар должна была ударить по Москве. Если бы казаки Хмельницкого отказались, татары и поляки должны были их окружить и перебить. Однако Хмельницкого обмануть не удалось. Гетман почувствовал предательство крымских татар и удара в спину ждать не стал. Гетман увел войска и отправился в Переяслав. В дороге Богдан объявил о созыве рады.

Наказал гетман и «союзников». Крымские татары, возвращаясь в Крым, набрали огромный полон. И теперь Хмельницкий не стал смотреть на их бесчинства сквозь пальцы. Отправил на перехват войска Богуна. Нападения казаков стала совершенно неожиданным для татар. Крымские татары были разбиты, тысячи пленников были освобождены. Ислам-Гирей настолько удивился, что даже пожаловался Хмельницкому на выходки Богуна.

31 декабря посольство Бутурлина торжественно встретили в Переяславле. На раду съехались представители почти всех полков (военно-административных единиц), многих городов. Гетман лично пригласил всех старших и знатных казаков. 3 января своё решение прислала Запорожская Сечь — круг постановил за воссоединение. 6 января приехал сам Хмельницкий. Царские послы передали ему знаки власти — знамя, булаву, ферязь и шапку.

8 (18) января открылось заседание рады. Ещё утром Хмельницкий провёл тайный старшинский совет запорожского казачества, а затем днем — генеральный военный совет. Было принято решение «под Государеву высокую руку подклонилися». Гетман перед собравшимся на городской площади народом произнёс речь, в которой сообщил людям «уже шесть лет живем без Государя в нашей земли в безпрестанных бранях и кровопролитиях с гонители и враги нашими, хотящими искоренити церковь Божию, дабы имя Руское не помянулось в земли нашей, что уже вельми нам всем докучило, и видим, что нельзя нам жити боле без Царя». Поэтому собрали раду, чтобы решить с кем идти: Турцией, Крымом, Польшей или Россией. По словам гетмана, турецкий царь — басурманин, от которого греческие христиане «беду терпят»; крымский хан также басурманин, с которым заключили союз по нужде и от которого «нестерпимыя беды приняли». От поляков испытали «нещадное пролитие крови християнския … утеснения, никому вам сказывать не надобет; сами вы все ведаете, что лучше жида и пса, нежели християнина, брата нашего, почитали». Единственная надежда — православный Царь Восточный.

После чего «весь народ возопил: волим под Царя Восточного, православного, крепкою рукою в нашей благочестивой вере умирати, нежели не навистнику Христову, поганину, достати». Переяславский полковник Тетеря ходя по кругу обошел народ, «спрашивал: вси ли тако соизволяете рекли весь народ: вси единодушно». Затем гетман сказал: «буди тако, да Господь Бог наш сукрепит под Его Царскою крепкою рукою; а народ по нем вси единогласно возопили: Боже! утверди, Боже! укрепи, чтоб есми во веки все едино были». Казацкая старшина и царские послы направились в Успенский собор. Казаки принесли присягу на верность русскому царю.

После Переяславской рады представители русского посольства посетили 177 городов и селений Западной Руси, принимая присягу от местного населения на верность царю. Большинство с радостью приняли присягу, в надежде на мир. Но всё же абсолютного единогласия не было (это послужит основой для череды кровавых событий в будущем). Так, отказалось присягать высшее православное духовенство во главе с митрополитом Киевским и Галицким Сильвестром Косовым (Коссовым) в Киеве. Надо сказать, что ранее киевский митрополит осуждал выступление Богдана Хмельницкого против поляков. Киевское духовенство ещё 50 лет существовало независимо, отказываясь подчиняться Московскому патриархату. Отказались присягать некоторые старшины, вроде Ивана Богана. Полковник был сторонником казацкой вольности, выступая против подчинения кому-либо, хоть Польше, хоть России. После смерти Хмельницкого Богун поддержал курс Ивана Выговского и Юрия Хмельницкого на независимость. Причем он был по-прежнему против попыток сблизиться с Польшей или Турцией, которые предприняли новые гетманы.

Переяславский договор

Гетман и казацкая старшина выработали условия, на каких они хотели бы перейти в подданство русского царя. Павел Тетеря и войсковой судья Самойло Богданович в марте 1654 года представили их (мартовские статьи) в Москве. Гетман получил практически всё, что требовал. Все права и вольности Войска Запорожского были сохранены. Ни воеводы, ни бояре не имели права вмешиваться в дела войска. Судил казаков свой суд. Утверждалась выборность гетмана и старшины. Реестр утверждался в 60 тысяч человек, без жалованья можно было и больше. Гетман получал право сношений с другими государствами, кроме Польши и Турции. Об этих переговорах гетман должен был извещать государя. Послов же пришедших с враждебными к государю намерениями надлежало задерживать. Сбор податей осуществлялся местными властями, с этих доходов содержалось казачье войско. Представители российской администрации только могли осуществлять надзор за правильным сбором налогов. Города, землевладельцы, крестьяне сохраняли все имеющиеся у них права, землю, имущество и торговлю. Памятник Хмельницкому в Киеве.

Памятник Хмельницкому в Киеве.

Последствия

К Русскому царству вернулась часть западнорусских (южнорусских) земель. Остальные земли были возвращены намного позже, после ряда жестоких войн с Польшей, Крымом и Турцией, Раздела Речи Посполитой при Екатерине II. Северную Буковину, которая была территорией проживания союзов племен тиверцев и уличей, вернули только при Сталине в 1940 году.

Надо сказать, что Переяславская рада хоть и была важнейшим событием, но ещё ничего не решила. Наоборот, главное только начиналось. Русским землям ещё только предстояло пройти череду кровавых войн, битв, конфликтов, предательств и подвигов. Уже 23 октября (2 ноября) 1653 г. Русское царство объявило войну Польше, и она длилась долгих 13 лет, до 1667 года, когда было подписано Андрусовское перемирие. В ходе этой войны Россия вернёт Смоленск, Дорогобуж, Белую, Невель, Красный, Велиж, Северскую землю с Черниговом и Стародубом. Киев отойдёт к России по условиям Вечного мира 1686 года. В 1654 год стал только одним из важных этапов в деле собирания русских земель в единую могучую державу.

Ещё одним последствием Переяславской рады стала Русско-турецкая война 1672-1681 гг. Османская империя и Крымское ханство выступили против России, пытаясь закрепиться в Поднепровье.

Автор: Самсонов Александр
Источник: topwar.ru

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Статистика

Ненудные советы

Перейти в раздел

Родителям о детях

В этом разделе мы будем делиться с вами опытом родителей в непростом деле воспитания своих детей

Перейти в раздел

КОНКУРС