28.05.2012 напечатать

Чудо из гербария. Приучайте "странных" детей к обыденным обстоятельствам

Елена Яковлева "Российская газета" - Неделя №5790 (117)
22.03.2012, 00:24

Самое важное в воспитании "ботаников" - адаптировать их к окружающему миру.

Такие ребята встречаются если не в каждом классе, то через один - точно! У нас в школе в параллельном классе был, например, Сережа Белов, ходивший в наглухо застегнутой рубашке, в брюках на ремне, подтянутыми чуть не до подмышек, конечно же, в очках. Он мало с кем дружил и знать ничего не желал, кроме своей математики. А уж когда в старших классах началась физика, то "неточные" предметы для него почти перестали существовать...

Улыбка невпопад

Увлеченность каким-то одним делом, одной темой, увлеченность болезненная, за которой забывается весь остальной мир - отличительная черта детей, которых можно назвать чудаками, странными, ботаниками и т.д. Они избегают сверстников, с раннего детства играют одни, в уголке, а научившись читать, предпочитают всему книги, и это чаще всего взрослые книги о каком-то одном предмете, сугубо интересным для них - будь то физика, география или ботаника.

Главное в их увлечении географическими картами и справочниками, насекомыми и растениями (может, и "ботаниками" их зовут оттого, что они напоминают окружающим редкое и странное растение из гербария) в том, что все это у них необычайно серьезно, по-взрослому и идет в ущерб освоению реальности. Если самое важное происходит в книге, а не в жизни, то вот они - незастегнутые пуговицы (аналог штанов подмышками) и незавязанные шнурки. В столкновении с реальностью "ботаники" выглядят совершенными простаками и обмануть их может даже бойкий и "земной" трехлетний ребенок.

Сережа Белов то и дело улыбался невпопад каким-то своим мыслям, даже когда рядом с ним шел активный диалог или даже разговор о нем самом. Он, как мне сейчас понятно, просто не мог или не считал необходимым для себя как-то реагировать на настроение окружающих. В школе он был тих и незаметен, но это был тот самый "тихий омут, в котором водятся черти". Иной раз Сергей говорил или делал такое, отчего учителя хватались за голову - мог, например, ни с того ни с сего двинуть портфелем в спину идущей впереди девчонке только потому, что за день до этого она что-то отпустила в его адрес. И это тоже было очень четким знаком особенности характера таких людей - "странных", при этом все замечающих, но обдумывающих замеченное по-своему.

Лицом к жизни

Какой матери понравится наблюдать, как ее ребенок становится изгоем в детском коллективе и сам к тому же не стремится влиться в компанию сверстников? Обладая при этом - уж мать-то знает! - адекватной возрасту способностью к пониманию происходящего и недюжинным умом и памятью: случается, такие дети могут легко продекламировать огромный кусок прозы или случайно услышанное стихотворение. Не говоря уж о том, чтоб с лету запомнить раз увиденную на доске формулу.

Родители Сережи вели себя именно так, как должны вести себя родители "ботаника" - папа покупал ему книги по физике, водил в соответствующие кружки - словом, поощрял его интерес к любимой точной науке, развивал его мозги в нужном направлении. Другое дело, что отцу до поры до времени не очень удавалось повернуть парня лицом к обычным играм, к спорту, так ему, сутулому и близорукому, необходимому - по физкультуре у Белова был неизменный трояк.

По мере сил адаптировать таких детей к окружающему миру - самое важное, что должны делать их родители. Да, их надо понимать и воспитывать как нестандартных - ведь именно из таких детей вырастают мыслители, ученые, изобретатели - но и просто жизненно необходимо приобщать этих детей к повседневным заботам семьи, воспитывать у них необходимые умения и навыки, мягко "приземляя" их, максимально стимулируя самостоятельностью. Пусть "ботаник" витает в своих эмпиреях и копается в энциклопедиях, но пусть и сходит в магазин, почистит картошку, нарежет овощи для салата, почистит себе обувь к завтрашней школе, выгладит брюки.

Когда ребенок вдруг, в пустяшном разговоре, начинает со страстью доказывать, что лампочку изобрел никакой не Эдисон, а не самый известный русский изобретатель и эту несправедливость надо немедля исправлять - ему вторят в этом, "понимая" его, но при этом указывают и на несправедливость, которую допускает он сам в отношении бабушки, неделями не звоня ей. Уверяю вас, такой ребенок внемлет угрызениям совести, несмотря на всю свою отстраненность от мира. Он обостренно воспринимает любую несправедливость и способен понять, когда сам бывает несправедлив - надо только обратить его, иной раз неуклюжее, внимание на это.

Если увлеченный зоологией мальчик больше тянется к животным, чем к сверстникам, - говорите ему, что животные, конечно, прекрасны, преданны, нуждаются в любви и заботе человека, но - но разве люди хуже? Они тоже способны на самоотверженность и бескорыстную дружбу, они тоже нуждаются в понимании и в помощи.

Взять на интерес

Разделив интересы ребенка, дав понять, что они и для вас представляют ценность, вы расположите его к себе и сумеете повести его за собой - кому же это еще делать, если не вам, родителям (сверстникам он интересен зачастую только как сидячий справочник на контрольных)? Пусть изучает, коллекционирует, пусть все это " чересчур". Вы слушаете своего родного "ботаника" внимательно, терпеливо, а потом, улучив минуту, заговорите с ним о жизни, о каждодневном, актуальном.. Например, о том, как могут быть их бездонные знания интересны другим, а их, в свою очередь, подвигнуть к социализации.

- Да, ты знаешь много, - говорите вы, например, сыночку, круглые сутки торчащему на сайте sbio.ru ("Вся биология"). - А хочешь, чтоб и другие узнали то, что знаешь ты? Выступи в классе - глядишь, после твоих рассказов ребята поймут тебя и не будут бессмысленно давить жучков, попадающихся под ногами.

"Странные", как я давно уже заметила, внешне равнодушно слушают о том, что лежит вне сферы их интересов. Но через какое-то время они сами вдруг начинают увлеченно говорить о том, в чем вы их убеждали! Проникшись к вам доверием, они принимают и ваши взгляды, мнения, ценности и воспринимают это прочно и убежденно, а потом и следуют принятому. Так что ваши усилия будут вознаграждены сполна - стоит лишь проявить терпение и последовательность.

Вот усилия Белова-папы, которые его сынок принимал с благодарностью, вполне себе увенчались успехом: к концу школы наш гений стал разговорчивее, начал аккуратнее одеваться, подтянул большинство предметов, потом окончил физтех, с легкостью защитился и уехал в Америку. Сейчас он занимается астрофизикой в Иллинойсе.

Кстати

Как покинуть башню грез?

Одиночество "странного ребенка" может быть трагически суетливым и шумным, когда он задает множество вопросов, на которые родители не находят ответа, но оно может быть печальным и тихим, когда он замыкается в себе, безмолвно постигая мир. Но при этом "странный ребенок" и вундеркинд - не одно и то же. Вундеркинд - это ребенок, механически опережающий своих сверстников. "Странный ребенок" качественно отличается от своих ровесников, поскольку в нем "зреет нечто принципиально новое". Это "принципиально новое" - мечта "странного ребенка", причудливый мир фантазии и творчества, в который он погружается, отторгая окружающую действительность.

Но "странный ребенок" отнюдь не лишен темперамента и жажды жизни. Просто такой ребенок считает, что мир его грез ярче и реальнее, чем жизнь. Если жизнь порадует его внезапным поворотом судьбы, любовью близких или удачей, "странный ребенок" полюбит земное бытие. Если окружающий мир будет его отторгать, он, напротив, замкнется в себе. "Странный ребенок" постоянно сравнивает действительность с миром своих грез и, увы, не в пользу действительности. Но жизнь может стать ему "сестрой" и убедить в своей красоте и мудрости. Тогда "странный ребенок" признает ее и выйдет из своей "башни из слоновой кости".

Н. Хамитов. Из книги "Философия одиночества"

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вернуться вверх
Вернуться На главную