14.11.2018 версия для печати

Кривоногов Павел, 8 лет

У русских женщин есть такие лица:
К ним надо приглядеться не спеша,
Чтоб в их чертах могла тебе открыться
Красивая и гордая душа...
(Людмила Татьяничева)

Листая старый, обитый бархатом, фотоальбом вместе со своей прабабушкой Антониной, мне на глаза попалась черно-белая фотография. Сверху надпись прописными буквами:"Обработка льна. Колхоз "Памяти Ленина. 1950г." Ничего примечательного: какие-то женщины, трое мужчин. Одеты все просто, у женщин волосы незамысловато причесаны. Спрашиваю у прабабушки:" Почему все сидят какие-то злые, неприветливые? У большинства суровый взгляд. Когда фотографируешься, принято улыбаться. Не нравятся они мне...". Прабабушка грустно вздохнула и начала рассказ...

Оказалось, что на фотографии изображены колхозники, которые проживали в деревне Сельцо и Степшина в Брянской области. В верхнем углу вторая слева -это моя прапрабабушка Ксения Степановна Сёмина (в девичестве Нестеренкова). Ксения Степановна родилась в 1909 году на брянщине, вышла замуж за местного тракториста Якова Николаевича Сёмина, жили в деревне Сельцо, родились у них трое детей. И все было бы хорошо, не постучись в их окошко Великая Отечественная война.

Прапрадедушку в первый же день отправили на фронт, а Ксения Степановна осталась одна с тремя маленькими детьми, как и большинство женщин деревни. Вскоре брянщину оккупировали немцы, деревню сожгли, не осталось ни одного уцелевшего дома. Чтобы хоть где-то жить, сельчане стали выкапывать себе землянки - ямы, застланные травой и ветками, а вместо крыши укладывали старые доски. Так и жила Ксения с малолетними детьми, пока брат не построил ей "хату" из уцелевших досок от колхозных сараев. Прабабушка Антонина со слезами на глазах вспоминает, как она, пятилетняя девочка, с братьями искала в земле прошлогоднюю гнилую картошку, сохранившуюся после зимы. Как собирали разную траву, чтоб мама Ксения могла растереть ее с горсточкой муки, развести водой и испечь хлеб. А еще выживали благодаря корове. Когда немцы пришли забрать буренку из семьи, Ксения не побоялась вступить с фашистами в спор под страхом расстрела и отстояла единственную кормилицу (это не храбрость, и не безрассудство, это была единственная возможность прокормить троих детей).  В общем, не описать словами того ужаса, страха, отчаянья, которые охватили в эти годы людей. Чего стоило Ксении Степановне выжить и уберечь троих детей, одной ей известно.

Но всему приходит конец. Немцы ушли с брянщины, а в 1945 году война закончилась. Муж Ксении Степановны выжил, но попал в плен и домой вернулся только в 1947 году.

После войны Ксения, как и все деревенские жители, работала в колхозе "Памяти Ленина». Работали на износ: сажали картошку, пахали, косили траву, жали рожь, ячмень. Все помогали друг другу, кто чем мог, война сплотила этих женщин. Опять на женские плечи легла самая трудная работа. Например, обработка льна.

Это был тяжелый, кропотливый труд. Выходили в поле рано утром по росе. Вырывали стебли льна с корнем, горстями. Восемь горстей вязали в сноп, снопы ставили для сушки. Подсохший лен везли на гумно (специальное здание для обмолота) и деревянными колотушками били по льняным головкам. Обмолоченные снопы увозили обратно на поля, развязывали и расстилали лен по земле, чтоб дожди и роса мочили его три недели. От влаги стебель становился хрупким и волокно отделялось от стебля. Затем снова собирали волокно и везли сушить.

Все это делала и моя Ксения Степановна. Работящая, добрая, смелая, сильная. Подняла троих детей, в том числе и мою прабабушку Антонину. Все ее дети получили высшее образование, выбились в люди, успешно работали на благо своей семьи и страны. Антонина, например, более 40 лет проработала заместителем главного бухгалтера на Нижнетагильском хладокомбинате.

Услышав эту историю, я снова взяла в руки фотографию, заглянула в глаза каждой женщине, смотревшей на меня из прошлого. Теперь они не казались мне слишком грубыми. Нет, не суровые они, не злые. Они просто устали, они просто слишком много пережили. Нам никогда не понять (и слава Богу!), что скрывают эти лица, что каждая из этих женщин испытала за военные годы. Я услышала только историю моей прапрабабушки, а на фото, кроме нее, еще двадцать пять женщин, двадцать пять историй, жизней. А сколько их всего было в нашей огромной стране?

Это старое черно-белое фото, которое сначала казалось мне ничем не примечательным, даже некрасивым, теперь вызывает во мне и чувство горечи, и грусти, и гордости, и восхищения моей прапрабабушкой и вообще Русской Женщиной.

комментарии 

 
#3 Александр 13.02.2019 09:36

Интересный рассказ, спасибо автору! У меня дедушка и бабушка жили в Степшине и дети у них там родились, теперь пытаюсь найти любую информацию про них. Может знает кто их, если не трудно. Дети - Сычёв Виктор Андреевич и Клавдия Андреевна родились там в 26 и 33 году соответственно. А дед с бабушкой Сычев Андрей Алексеевич (около 1899) и Сычева (Федосова) Ульяна Сергеевна (1902). У деда с бабушкой братья, сестры были но я их не знаю. Дед из деревни Мокрое, пропал без вести где-то в 43. Буду очень благодарен если кто-то нибудь отзовётся.
Цитировать
 
 
#2 Анастасия Павловна 09.12.2018 16:33

очень интересная история
Цитировать
 
 
#1 Елена 04.12.2018 13:32

Очень интересная история. На женскую долю в войну тоже много трудностей доставал ось. Спасибо за рассказ
Цитировать
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Статистика

Ненудные советы

Перейти в раздел

Родителям о детях

В этом разделе мы будем делиться с вами опытом родителей в непростом деле воспитания своих детей

Перейти в раздел

Конкурс