07.04.2022 версия для печати

История уничтожения Русской Галиции

Австрийские власти подозревали галичан, русинов-русских в симпатиях к России и с началом Первой мировой войны обрушились на «русских шпионов и агентов влияния», хотя русские просто хотели остаться русскими. Борьба с «русской угрозой» привела к геноциду русских и созданию первого в Европе концлагеря.

Русская Галиция

Галицко-Волынская Русь была разделена между Польшей и Литвой. Из земель бывшего русского княжества в Польше сформировали Русское воеводство с центром во Львове, бывшее частью Малой Польши. В Русское воеводство входили: Львовская, Перемышльская, Галицкая, Холмская и Санокская земли. Также Русское и Белзское воеводства в исторических документах XV-XVIII веков часто объединялись под условным названием Червонная (Красная) Русь. Проживали в этих землях русские люди. Население Галиции, Буковины, Закарпатья называло себя прилагательным «руськи» или существительным «русины». Никаких мифических «укров-украинцев».

В ходе Первого раздела Речи Посполитой в 1772 году Галиция отошла Австрии. Столицей новой австрийской провинции, названной Королевством Галиции и Лодомерии, был назначен город Львов. По третьему разделу Польши в 1795 году Австрии досталась северная часть Галиции до реки Западный Буг, названная Западной Галицией. В Австрии была веротерпимость, поэтому галицкие русские были уравнены в правах с католиками. Во время наполеоновских войн Галиция временно вошла в состав Великого герцогства Варшавского, сателлита Франции. Когда Наполеон был разгромлен, Варшавское герцогство было разделено между Россией, Пруссией и Австрией. Западная Галиция была передана Царству Польскому, которое вошло в состав Российской империи. Остальная часть Галицкой Руси осталась в составе Австрии.

Зарубежная Русь. Этнографическая карта, составленная Д. Н. Вергуном. 1915 г.

Борьба с русскостью Галиции

В составе Австрии и Австро-Венгрии русская Галиция подвергалась процессам полонизации и украинизации (через униатскую церковь). Западнорусская знать во многом ополячилась, приняла католичество. Чтобы добиться положения в обществе, нужно было принять католичество, ополячиться. Но в целом население сохраняло русскость. Так, на съезде галицко-русских учёных в 1848 году ставился вопрос об изучении истории Галиции как части общей истории Руси на основании национального единства русского народа. Подтверждалось существование единого для всей Руси (от Карпат до Камчатки) литературного языка. Русинские деятели отвергали существование отдельной украинской нации и причисляли малороссов, как и галичан, к единому русскому народу.

Русофилы или «москвофилы» – симпатизирующие России общественные и политические деятели, да и простые люди, прорусски настроенные организации, – в 1860 – 1880-е годы были заметной силой общественной жизни Галиции. Русины смотрели на Россию как на возможного освободителя, что особенно стало заметно после успехов русских в борьбе с Турцией. Свою землю галичане называли «Русью подъяремной» и втайне надеялись, что русский царь объединит всю Русь.

Понятно, что австрийскому правительству это не нравилось. «Лоскутная империя» Габсбургов боялась успехов России на балканском направлении, что вело к освобождению славянских народов от турецкой власти, и потенциально от австрийской. Сначала австрийские власти в Галиции поддерживали то поляков, то русинов, чтобы сохранить равновесие сил. Затем австрийцы развивали украинство, в основном через униатство. Фактически австрийцы продолжили проект «Украина», созданный в католической Польше. Галицкий губернатор граф Стадион фон Вартгаузен в 1848 году сообщил русинам, что они должны отречься от национального единства с русскими в России и развивать свою культуру как самостоятельную. Австрийские власти стали поддерживать «украинцев», тех, кто порвал со своим русским прошлым. Украинцы (они же – «истинные галичане») становились противовесом для оставшихся русинов и поляков.

С одной стороны, закрывались русские школы и галицко-русские организации, запрещалось изучать русский язык. Вместо закрытых обществ открывали другие, в частности, «украинские». Усилилась борьба с русским литературным языком, русскими книгами, журналами и газетами, их распространение приравнивалось к государственной измене. Многих русских галичан арестовали и бросили в тюрьмы. С другой стороны, усилилась поддержка украинского движения. Под покровительством австрийцев была создана Украинская партия.

«Украинский Пьемонт» – «АнтиРоссия»

После того как в Российской империи осознали опасность украинской идеологии и стали ограничивать в печати украинский язык (1860 – 1870-е годы), издание украинской литературы начало перемещаться из России в Австро-Венгрию, превратившуюся в своеобразное убежище для украинской интеллигенции. Стоит помнить, что «украинство» тогда было распространено только в среде крайне малочисленной, маргинальной, не имеющей практически никакого влияния на народ украинствующей интеллигенции. Такая ситуация сохранялась вплоть до 1917 года. В народе, в Галиции преобладали поляки и русины-русские, в Малороссии-Украине – русские-малороссы. В самой Галиции в западных районах большинство составляли поляки и евреи, в восточных – русины.

Поэтому к концу XIX столетия Галицию стали называть «украинским Пьемонтом», сравнивая её с Сардинским королевством (Пьемонт), которое сыграло ведущую роль в объединении Италии. Так, историк и один из лидеров украинского движения М.С. Грушевский, который в 1894 г. переехал из Киева во Львов, отмечал, что Галиция являлась «передовой частью украинского народа, которая давно обогнала бедную российскую Украину».

Идеологией «украинского Пьемонта» стала русофобия.

«Если у нас идет речь об Украине, – писали галицкие украинцы, – то мы должны оперировать одним словом – ненависть к ее врагам... Возрождение Украины – синоним ненависти к своей жене-московке, к своим детям-кацапчатам, к своим братьям и сестрам кацапам, к своим отцу и матери кацапам. Любить Украину значит пожертвовать кацапской родней.»

Ульянов Н.И. Происхождение украинского сепаратизма.

Украинизаторы отрицали единство малороссов (украинцев) с великороссами, пропагандировали ненависть к России. Это устраивало Венский двор. Для распространения этой антирусской, человеконенавистнической идеологии власти старались назначать «украинцев» учителями в школы и священниками в галицкие приходы. Также австрийские власти способствовали формированию из местных русских говоров искусственного языка, названного позже «украинским». Кроме того, «украинцы» стали играть роль австрийских доносчиков, полицаев, которые боролись с русофильством галичан. Так начался формироваться проект «Украина – АнтиРоссия».

Однако в целом в среде простого народа преобладали прорусские настроения. Украинством была заражена только интеллигенция. Даже около половины греко-католического клира и прихожан тоже причисляли себя к русофилам, несмотря на агрессивное давление со стороны католической церкви. В преддверие мировой войны австрийские власти усилили давление на русское население Галиции, опасаясь, что оно поддержит русскую армию. В 1910 году австрийские власти закрыли все прорусские организации Буковины: «Общество русских женщин», «Карпатъ», «Русско-православный народный дом», «Русско-православный детский приют», «Русско-православная читальня», «Русская дружина». Началась борьба с «русской угрозой», шпиономания.

Кроме того, в этот период интерес к «украинскому вопросу» проявила и Германская империя. Второй рейх планировал активно поддерживать процессы сепаратизма в России. В частности, возник план создать «Украинское королевство» под австро-германским протекторатом. Тем самым германцы хотели расчленить Россию и русский народ, стравить русских с русскими. Австрийские и германские спецслужбы стали финансировать и направлять деятельность украинских организаций. Во время Первой мировой войны эта деятельность была значительно усилена.

В современном мире вместо Австрии и Германии проект «Украина» поддерживают Лондон, Вашингтон и Брюссель (при участии Парижа и Берлина). А идеология, планы и цели всё те же. Раскол русской цивилизации (Руси-России), русского суперэтноса, стравливание русских, их максимальное обескровливание, и как итог – полное решение «русского вопроса».

Истребление русских в Галиции

Первая мировая война шла для Австро-Венгерской империи неудачно. Русская армия громила австро-венгров и заняла Восточную Галицию и часть Буковины. В дальнейшем австро-венгерская армия смогла держать фронт только с помощью германских дивизий. В Вене паниковали, началась шпиономания, искали русских агентов влияния. На них списывали поражение на фронте. Австрийские спецслужбы и военно-полевые суды начали «охоту» на русских на оставшейся подконтрольной части Галиции. Власти обещали от 50 до 500 крон каждому, кто донесёт на подозрительного русина-русофила.


Общий вид концлагеря Талергоф в 1917 г. Альбом снимков из концентрационного лагеря для военно-арестованных русских галичан и буковинцев в Талергофе, в Штирии,
1914-1917 гг. Издание Талергофского комитета. Львов, 1923 г.

Первыми под удар попали те, кто не скрывал своих позиций, симпатий к России. Православные священники, активисты уже запрещённых прорусских организаций. Людей хватали просто за то, что они раньше читали русские газеты и ходили на православные службы. Суды даже не изучали дела подсудимых. Время было военное: просто зачитывали обвинение в шпионаже, государственной измене, и выносили приговор. Обычным делом стали внесудебные расправы, похищения и пытки. Поляки и «укры» доносили на русинов, которых хватали по подозрению в симпатии к России. Ничто не ново под луной. Всё то же самое сейчас мы видим в постсоветской, прозападной и нацистской Украине.

В сентябре 1914 года в Горлице казнили православного священника Максима Сандовича (Горлицкий). Священника арестовали ещё в 1912 году, якобы он передавал русским разведданные. Сандовича и его соратников обвиняли в русофильстве, в обучении всех желающих русскому языку и пропаганде православия. Суд – Львовский процесс, продолжался два года. Никаких доказательств не нашли, подсудимых оправдали. Но вскоре началась война и новая волна репрессий. Кто-то смог бежать в Россию, другие попали в тюрьмы и концлагеря, Максима Сандовича казнили. Австрийский солдат сорвал с него крест и начертил мелом на груди священника мишень для стрелков. Как вспоминали присутствовавшие на казни члены семьи священника, в последнем слове он сказал:

«Да здравствует русский народ! Да здравствует святая, православная вера!»
Максим Горлицкий

Арестованных было так много, что казнить всех подозрительных было нельзя, поэтому австрийские немцы организовали первый в Европе концентрационный лагерь. Технологию концлагерей уже обкатали «просвещённые» британцы, когда воевали с бурами в Южной Африке. Талергоф располагался у Граца. Через него прошли 30 тыс. человек. Ещё один концлагерь для русских создали в чешской крепости Терезин. Каждый четвёртый узник был убит охранниками, погиб от голода, болезней и пыток.

Первых заключённых привезли в Талергоф в сентябре 1914 года, а бараки поставили только зимой 1915 года. Сначала это был просто участок поля в предгорьях Альп, огороженный колючей проволокой. Люди полгода выживали под открытым небом, под дождём и снегом. Заключённые массово умирали от болезней и голода. Практиковались и пытки. Охрана развлекалась тем, что убивала людей. Заключённых распинали на столбах.

Бывший узник Талергофа Василий Ваврик вспоминал:

 

«Это был лютейший застенок изо всех австрийских тюрем в Габсбургской империи… Смерть в Талергофе редко бывала естественной: там её прививали ядом заразных болезней. По Талергофу триумфально прогуливалась насильственная смерть. О каком-нибудь лечении погибавших речи не было. Враждебным отношением к интернированным отличались даже врачи. О здоровой пище и думать не приходилось: терпкий хлеб, часто сырой и липкий, изготовленный из смеси самой подлой муки, конских каштанов и тёртой соломы, красное, твёрдое, несвежее конское мясо дважды в неделю по маленькому кусочку, покрашенная начерно вода, самые подлые помои гнилой картошки и свёклы, грязь, гнезда насекомых были причиной неугасаемой заразы, жертвами которой падали тысячи молодых, ещё вполне здоровых людей из среды крестьянства и интеллигенции.»

Таким образом, австрийские власти организовали геноцид по национальному, религиозному признаку. Убивали, калечили, пытали и изгоняли русских, православных в Галиции. Первыми под удар попали представители русской интеллигенции, более или менее образованные люди – священники, учителя, врачи, общественные активисты, люди, имевшие влияние в обществе. Галицкая Русь потеряла только погибшими десятки тысяч человек. Десятки, сотни тысяч стали беженцами. Русское движение в Галиции было практически полностью разгромлено. Его остатки добили после катастрофы 1917 года, после масштабной австро-германской оккупации Малороссии-Украины, когда началась вакханалия украинства, а затем и польская оккупация. Террор был настолько опустошительным, что сегодня «русины» в Украине остались только в Закарпатье.

С тех времён Галиция и стала превращаться в оплот украинского национализма. Первые ядовитые плоды взошли во время Второй мировой войны – галицкие эсэсовцы, украинские каратели-полицейские, оккупационная администрация «вечного рейха». Красная Армия раздавила «чёрно-коричневую чуму», но корни остались. Проект «Украина – АнтиРусь» не ликвидировали. Он ушёл в подполье, «перекрасился». Украинский нацизм полностью возродился и расцвёл в годы незалежности. А теперь украинский «таран» столкнули с Россией, чтобы её разрушить, окончательно погубить русских.

Исковерканная, больная, русофобская и нацистская Галиция, а теперь и большая часть Малороссии, – это отличный пример будущего, которое уготовил нам Запад.

Автор: Самсонов Александр
Источник

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Статистика

Ненудные советы

Перейти в раздел

Родителям о детях

В этом разделе мы будем делиться с вами опытом родителей в непростом деле воспитания своих детей

Перейти в раздел